Первый памятник комунистов - Иуда Искариот

----------------------<cut>----------------------

Многое в истории Свияжска связано с числом «2». Во-первых, у него было два имени. Вначале город-крепость, возведенный у слияния двух рек по приказу царя Ивана Грозного, назывался Новгород Свияжский. Во-вторых, здесь было построено два монастыря. В-третьих, он стал плацдармом для двух штурмов Казани. Наконец, после образования Куйбышевского водохранилища город разделился на две неравные части, одна из которых осталась на берегу, а другая оказалась на острове. Это общеизвестные факты, в отличие от парада двух полков Красной армии по случаю прибытия в город двух Иуд в августе 1918 года.

Есть несколько версий о том, когда именно в Свияжске был воздвигнут единственный в мире памятник Иуде Искариоту, согласно библейской легенде предавшему Иисуса Христа. Но все они сходятся в одном: это было именно в 1918 году, и памятник открывал наркомвоенмордел молодой Советской республики Лев Троцкий. Сверившись с историками, мы узнаем, что Троцкий прибыл в Свияжск 10 августа 1918 года, а покинул его 10 сентября. Зная характер «демона революции» и то, что в первые же часы пребывания Троцкого в Свияжске по его приказу был расстрелян настоятель Свияжского Успенского монастыря епископ Амвросий (Дудко), можно не сомневаться, что памятник Иуде Искариоту, гипсовую скульптуру которого Лев Давидович привез с собой, был установлен на следующий же день.

динственным более или менее документальным свидетельством того, что памятник Иуде действительно был установлен в Свияжске, являются воспоминания об этом событии датского писателя Ханнига Келера (по другим данным, Галлинга Келлера). «Более или менее» потому, что разные источники передают его воспоминания в изложении и пересказы эти несколько разнятся в деталях. Но зато совпадают в главном.

Открытие памятника прошло назавтра или через день после казни настоятеля обители, то есть 11 или 12 августа 1918 года. По этому случаю в городе состоялся парад двух полков Красной армии и команды бронепоезда, прибывших сюда вместе с Троцким. Председатель местного Совета произнес «пламенную» речь, после чего под звуки военного оркестра с гипсового истукана сдернули чехол, и взорам присутствующих предстала буро-красная фигура человека — больше натуральной величины — с обращенным к небу лицом, искаженным гримасой, судорожно срывающего с шеи веревку. По другой версии, никакой веревки на шее у гипсового Иуды не было, и он грозил небу поднятым вверх кулаком.

Почему же памятник был установлен именно Иуде, именно в Свияжске, в августе 1918 года и открывал его именно «Иудушка Троцкий», каковым прозвищем Ленин наградил тогдашнего редактора «Правды» еще в 1911 году? Ответы на все эти вопросы есть в советской истории.

К тому моменту Советская власть в России находилась на грани падения. Большевики потеряли Украину, Донбасс, казачьи области, Сибирь. На обе столицы и другие города, остававшиеся под их контролем, надвигался голод. 6 августа 1918 года белочехи и армия самарского эсеровского правительства («Комуча») взяли Казань, и потеря Поволжья стала более чем реальной. Необходимы были неотложные и экстраординарные меры.

Именно поэтому оборону Поволжья возглавил лично наркомвоенмордел РСФСР Лев Троцкий, сделавший своей ставкой Свияжск. Перед отъездом состоялся его разговор с Лениным о создании заградотрядов. На слова Троцкого «Надо заставить сражаться. Если ждать, пока мужик расчухается, пожалуй, поздно будет» председатель Совнаркома ответил: «Как это правильно, только опасаюсь, что и заградотряды не проявят должной твердости. Добер русский мужик, на решительные меры революционного террора его не хватает, но попытаться можно». Попытка, предпринятая в Свияжске, оказалась столь успешной, что вскоре эту практику применили на других фронтах.

Устрашение было решено подкрепить убеждением. План монументальной пропаганды был утвержден лично Лениным, и начать его реализацию также было решено в Свияжске. Иначе могло стать слишком поздно. Версия о том, что «кандидатуру» Иуды утвердили в местном Совете, наиболее расхожая, но и наименее убедительная. Цена вопроса была слишком высока, чтобы его решение можно было доверить простому «русскому мужику», который к тому же слишком «добер». Без сомнений, выбор был сделан лично Лениным, скорее всего, при участии или даже по совету Троцкого.

В идеале изваяние должно было удовлетворять четырем условиям. Во-первых, это должен быть памятник революционеру. Во-вторых, прототип должен быть исторической личностью. В-третьих, он должен быть абсолютно узнаваемым для почти поголовно безграмотного населения России. И, наконец, памятник должен быть антирелигиозным. Кандидатура Иуды Искариота, «первого революционера» на земле, вполне отвечала всем заявленным требованиям. Правда, народ не оценил величия замысла вождей революции. Иуда Свияжский простоял недолго, всего две недели, а потом бесследно исчез.