СУДЬБА ОККУПАНТА

На Западной Украине, в Золочеве под Львовом с помпой прошли похороны погибшего в Сербии старшего лейтенанта Внутренних Войск Украины Игоря Киналя.

Почему-то многие, в том числе и российские СМИ, сообщили об этой смерти, как о неком трагическом, почти «братоубийственном» факте. Мол, сербы, в полном душевном затмении подняли руку на своих единственных братьев и защитников, на православных украинцев. Вот так, не больше не меньше.

Сказка эта конечно красивая, только к реальности не имеющая никакого отношения.

На самом деле всё было не так.

----------------------<cut>----------------------

В Митровице, городе преимущественно населённом сербами, после одностороннего признания Косова США и странами НАТО, по решению американцев власть в городе должна перейти к албанцам. Соответственно городской суд так же должен был быть передан под контроль «официальных» властей Косова — головорезов Хашима Тачи. До признания независимости Косова в Косовской Митровице в судах различных инстанций и прокуратуре работало около 200 сербов. Большинство после признания независимости лишились рабочих мест, поскольку не пожелали переходить под юрисдикцию УНМИК и властей в Приштине. И им тут же был закрыт доступ в здание суда, где они работали. В ответ сербы организовали сидячую демонстрацию – вместе с членами семей – женщинами и детьми заняли здание и вывесили плакаты с требованием прекратить произвол и вернуть всех уволенных на свои места. Но, как вы понимаете, право на протест имеют только албанцы. Сербы это животные, которые обязаны лишь подчиняться. В ответ командование KFOR потребовало от сербов передать здание «силам ООН» для последующего «заполнения» его «законными» судьями с обрезанными албанскими концами, которые отныне будут осуществлять юридическую власть в городе. А когда сербы отказались выполнить это требование, то, якобы по приказу главы миссии ООН в Косове Иоахима Рюкера, который, на самом деле, здесь не более чем марионетка в руках военного командования США, была проведена специальная операция по захвату и очистке здания суда.

В ходе неё было задержано 53 серба, которых тут же, заковав в наручники, загрузили в бронеавтомобили и попытались вывезти из Митровицы в тюрьму Приштины.

Стоит сказать, что тюрьма эта находится теперь под юрисдикцией албанцев, и вывоз туда задержанных сербов означал их неминуемую и мученическую смерть.

Эта новость взорвала ситуацию в городе. На выручку задержанных бросились их друзья и родные, а затем и всё взрослое население Митровицы уже штурмовало блокированную колонну и здание суда. К этому моменту здание суда охраняли около 50 поляков. Поляки же должны были доставить арестованных сербов в Приштину. В итоге столкновений 27 из них получили травмы и ранения. Ответынм огнём было ранено больше 100 сербов. Задержанных сербы всё же отбили, и это вызвало немедленную реакцию оккупационных властей. На разгон взбунтовавшихся сербов и захват освобождённых преступников и был брошен хохлячий спецназ.

Тут стоит уточнить, что сегодня в Косово дислоцируются два украинских контингента. Понятное дело, что никто хохлам иметь самостоятельную силовую единицу не позволит. Поэтому усиленная рота (182 чел.) вооруженных сил Украины включёна в польский миротворческий батальон "Полбат" тактической группы East сил KFOR с полным подчинением панам «жолнежам», а спецназ МВД (155 чел.) входит в состав международной полиции ООН, которая работает в зоне ответственности многонациональной тактической группы North. Здесь украинцы подчинены французам.

На разгон сербов был брошен это самый спецназ МВД, который без особых размышлений начал забрасывать митингующих у здания суда гранатами со слезоточивым газом, а в ответ на полетевшие камни, ответил огнём резиновыми пулями, от которого на месте было убито двое сербов. После этого в хохлов полетели уже боевые гранаты, одной из которых, собственно, и был смертельно ранен командир одного из взводов Киналь. Не ожидавшие такого «приёма» спецназовцы откатились, унося раненых, коих число по разным оценкам составило от 21 до 60 человек.

Такова история смерти украинского полицейского.

Остаётся только добавить несколько штрихов.

Ну, например, сказать, что этот самый «спецназ» МВД Украины укомплектован преимущественно «западенцами» — выходцами с западной Украины, которые к православию имеют не больше отношения, чем какие-нибудь «богородничники» или хлысты.

Напомню, что Западная Украина в большей своей части находится под «униатами» — отпавшей от православия сектой, признавшей верховенство Ватикана и соответственно полностью подчиняющегося Ватикану. Если, опять же, вспомнить, роль Ватикана в развязывании войны на Балканах и развале Югославии, то никаких иллюзий на тему роли и места украинцев в составе оккупационных сил НАТО в Косово не остаётся. И именно униаты провожали умершего в последний путь.

Пикантно и то, что командование KFOR на разгон сербов кинуло не поляков, которые несут службу здесь же, и не французов, которые так же имеют неподалёку полицейские подразделения, а отправили на эту грязную работу украинских холопов, которые послушно бросились выполнять приказ хозяев.

Командование KFOR не могло не знать, что приказ штурмовать здание суда оно отдало в день скорби, когда сербы поминали жертв самого большого в современной истории погрома сербов. 17 марта 2004 года косовские албанцы устроили громадный погром, в ходе которого в различных районах Косова было разрушено и уничтожено больше 5 000 сербских домов, убито и ранено больше ста сербов.

Фактически это была спланированная хладнокровная провокация, имеющая своей целью спровоцировать сербов на бунт, что бы потом на законных основаниях провести силовые акции по окончательному усмирению сербских анклавов и передать их под юрисдикцию Приштины…

Роль и место украинского контингента в этой авантюре самые, что ни на есть гнусные и убогие – быть шавкой для затравливания загнанных в угол сербов.

Можно только уважать мудрость бывшего «энгэша» Анатолия Квашнина, который, поняв бессмысленность и аморальность пребывания русского контингента в составе оккупационных войск НАТО в Косово, принял в 2002 году решение об их выводе. Мы в этой мерзости не участвуем. И хоть это заслуживает уважения.