Интересные для моего мозга места из интервью Бориса Немцова газете "Совершенно секретно":

"..Еще одна особенность нашего кризиса – его глубина. Объективный критерий серьезности любого кризиса – падение фондовых индексов. Индекс Доу Джонса по сравнению с маем упал процентов на 40. Это очень много. Но индекс РТС – на 75. Ну хорошо, 40 процентов – это «американка нам нагадила», а еще почти столько же – кто? Из этих цифр мы видим, что в России глубина кризиса в два раза больше, чем на его «родине», США.

Почему кризис в России так разбушевался – понять нетрудно, если вспомнить события уходящего года. Рейдерство на государственном уровне, цель которого захват чужих бизнесов и построение собственных олигархических империй – об этом нам в свое время с предельной откровенностью рассказал один из таких рейдеров, некто Шварцман; звучащие из Кремля в адрес бизнеса угрозы типа «доктора пришлем»; агрессивная внешняя политика – все это обусловило крайне плохой инвестиционный климат и ведет страну к международной финансовой изоляции. В октябре из России «убежало» 50 млрд долларов, в ноябре примерно столько же (точных данных еще нет), золотовалютные резервы сократились с 600 до 450 миллиардов: эти цифры говорят сами за себя.

И конечно, еще одна, самая очевидная особенность российского кризиса, которая тоже объясняет, почему у нас кризис глубже, чем у них. Россия – нефтяная страна. Более 50 процентов ВВП – это нефть, газ и прочее сырье. Кризис привел к резкому сокращению потребления энергоносителей в Америке и Европе, цены на нефть рухнули…"

"Вопрос – А может быть, ничего и не случится? У нас ведь народ безмолвствует: вон, «проглотил» поправки к Конституции. Власть, похоже, его и не боится…

– Не в этом дело. Это удивительный кризис, о нем правильнее всех Игорь Иртеньев сказал:

Такого кризиса не видел белый свет:
…ц уж близится, а кризиса все нет!

----------------------<cut>----------------------

Очень специфический кризис, его пока большинство граждан не почувствовало. Его не почувствовала моя мама, пенсионерка, его не ощущает еще учитель, врач, военный. Ведь большинство граждан реагируют на рост цен и «усыхание» своих доходов, и в этом смысле кризис еще не затронул большую часть населения. Ощущает кризис бизнес-элита, бюрократия и, я бы так сказал, неравнодушные люди. Это ничтожно малая часть общества.

Что касается поправок к Конституции, то они как раз напрямую связаны с кризисом. Зная, что кризис скоро охватит страну, власть укрепляет свои позиции, понимая, что через несколько месяцев сделать это будет гораздо труднее – именно потому, что кризис «разбудит» народ.

У Путина была с народом своего рода сделка: «я вам деньги, а вы мне свои гражданские права». Власть повышала зарплаты и пенсии, а народ «взамен» как бы делегировал ей, власти, свое право избирать, право на информацию, право на критику и оппозицию и так далее. До последнего времени эта сделка работала – доходы населения росли на 10 процентов в год, число бедных сократилось с 30 до 15 миллионов, средний класс в больших городах стал формироваться, миллион ипотечных кредитов был выдан, несколько миллионов потребительских кредитов… Но вот деньги кончились – и сделке конец. От любви до ненависти, как известно, один шаг, эта пословица работает, как часы, и я это на себе испытал.

Тем более что Путин сделал две существенные ошибки, политическую и психологическую. Политическая ошибка в том, что он уничтожил оппозицию, и теперь не на кого списать трудности. Все время сваливать на Америку не получится: когда бабушка в Урюпинске перестанет получать пенсию, она не захочет слушать сказки про то, что в этом виноват Барак Обама. Тем более, у нас мальчиками для битья всегда работали премьер-министры, а теперь Путин сам премьер-министр. Выражаясь излюбленным им самим языком, «зачищая поляну», он перестарался.

Вторая ошибка психологическая, причем Путин ее уже несколько раз повторил в последнее время. Он говорит людям: успокойтесь, сидите тихо, я за вас все сделаю. А надо сказать: друзья, на дворе кризис, власть будет помогать старикам, многодетным, инвалидам, а все остальные, пожалуйста, должны затянуть пояса и пахать. Вот это была бы ответственная и честная позиция.

"Вопрос– Даже если, согласно вам, власть и обнаруживает сейчас, что король голый, беда в том, что с оппозицией происходит то же самое. Прошу прощения, но похабная история с окончательным развалом СПС и образованием на ее развалинах «движения» во главе с тремя никому не известными персонажами, превращение г-на Белых из лидера оппозиции в кировского губернатора – это разве не сеанс саморазоблачения, так «удачно» совпавший с моментом, когда оппозиции, действительно, и карты в руки?

– Это было личное решение Никиты, «Солидарность» к нему отношения не имеет. В наших программных документах, прежде всего в «300 шагах к свободе», записано, что мы не согласны с курсом на построение коррумпированного третьесортного капитализма, который проводит власть, участвовать в этом не собираемся и настаиваем на демонтаже существующей системы и возвращении к законности, свободе и демократии. Конечно, назначая Белых губернатором Кировской области, они хотели скомпрометировать оппозицию, это я знаю из надежных источников. Но к тому же у власти и «скамейка» короткая, некого назначать, тем более что регион, на который его бросили, тяжелый, депрессивный. Так вообще в советское время на сельское хозяйство «бросали»…"

"Вопрос– Но пока что люди спрашивают у Путина, где купить елку и когда пойдет снег…

– Этот патернализм истребить нельзя, он в крови русского народа. Но, как показывает наша история, он не только не мешает революциям, а наоборот, их стимулирует. Именно потому, что люди ждут от власти решения всех своих проблем, то когда власть их разочаровывает, они готовы идти очень далеко. Я не сторонник революций, хотя участвовал в двух, августовской 1991-го и «оранжевой» украинской. Революций нам не нужно – «оранжевой» у нас не будет, август 91-го не повторится, а повториться может, не дай бог, какой-нибудь октябрь 1993-го…

Оригинал статьи тут