О роли случайности в гибели СССР

Трудно представить себе более крупное поражение, чем то, которое потерпел рабочий класс СССР. Но что же из этого? Не потребовала ли борьба буржуазии за своё экономическое и политическое господство более 200 лет беспримерных битв? И не потерпела ли она своё первое поражение от пролетариата в тот момент, когда она считала своё положение более прочным, чем когда бы ни было?

----------------------<cut>----------------------

История носила бы очень мистический характер, если бы "случайности" не играли никакой роли. Эти случайности входят, конечно, и сами составной частью в общий ход развития, уравновешиваясь другими случайностями. Но ускорение и замедление в сильной степени зависят от этих "случайностей", среди которых фигурирует также и такой случай, как характер людей, стоящих вначале во главе движения.
Карл Маркс

В этой великолепной цитате с полной ясностью выражена основная идея марксизма о роли и значении случайностей в развитии общества. А именно: случайности, конечно, не могут остановить развитие общества, которым управляют объективные, т.е. не зависящие от воли, сознания и намерения людей, законы, но они могут ускорить или замедлить его.

В различных исторических условиях взаимосвязь необходимости и случайности проявляется неодинаково. Господство частной собственности в капиталистическом обществе лишает людей возможности контролировать производство в масштабах всего общества. Вследствие этого здесь царят закон конкуренции и анархия. Поэтому экономическая необходимость ≈ производство жизненно необходимых средств существования — здесь пробивает себе дорогу через массу случайных колебаний цен на рынке, зависимых от столь же случайных изменений спроса и предложения; случайно же распределяется рабочая сила и т.д. Отсюда кажется, что экономические кризисы, которые вот уже на протяжении более 200 лет повторяются регулярно каждые 8-10 лет, порождаются этими случайностями. Но уже простой факт, что конкуренция и анархия являются следствием частной собственности, показывает, что все эти случайности обусловлены именно частной собственностью.

Но буржуазные экономисты отрицают этот очевидный факт
. Они с маниакальным упорством настаивают, что экономические кризисы обусловлены случайными причинами, которые якобы могут быть устранены при сохранении частной собственности. Для обоснования этого утверждения они создали сотни теорий, в которых якобы доказывается, что экономические кризисы присущи только начальной стадии развития капитализма ≈ свободной конкуренции. Логика всех этих теорий сводится к одному простому тезису. Дескать, свободная конкуренция, по мере развития капитализма, приводит к государственно-монополистическому капитализму, который, в свою очередь, позволяет регулировать общественное хозяйство в масштабах всего общества, и, таким образом, избавляет общество от кризисов.

Но допустим, хотя бы на секунду, что мировые капиталистические монополии договариваются между собой устранить анархию в общественном хозяйстве опять-таки с целью "цивилизованной" эксплуатации трудящихся классов, как это вытекает из пресловутой теории "ультраимпериализма" К. Каутского, которую сегодня либералы и некоторые "марксисты" называют глобализацией, даже не зная, что от этой "глобализации" Ленин ещё в своём знаменитом "Империализме, как высшая стадия капитализма" не оставил камня на камне.

Спрашивается, можно ли при допущении даже этой маниловщины избавиться от кризисов? Нет, нельзя. И вот почему. Капиталистический способ производства ≈ это специфический способ производства. Специфичность его состоит в том, что его конечной целью является не сам продукт, как таковой, а стоимость, или, точнее говоря, меновая стоимость, т.е. деньги. "Цель капиталистического производства — это, прежде всего, присвоение стоимости, денег, абстрактного богатства". (К. Маркс, Теории прибавочной стоимости, ч. 2, с. 560 ).

Но стоимость есть величина переменная. Она растёт или падает в обратном отношении к производительной силе труда: чем больше производительная сила труда, тем меньше стоимость; и, наоборот, чем меньше производительная сила труда, тем больше стоимость. Между тем законом развития всякого производства является постоянный рост производительной силы труда, следовательно, постоянное падение стоимости.

А это фактически означает, что, в условиях капиталистического производства, падение стоимости, порождаемое развитием производительной силы труда, представляет собой закон, который в известный момент самым резким образом приходит в столкновение с развитием производительной силы труда и поэтому постоянно должен преодолеваться посредством кризисов.

Здесь, однако, во избежание возможных недоразумений, следует сказать. Во всех марксистских учебниках по политической экономии говорится, что причина экономических кризисов заключается в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения продуктов производства. Это верно. Но это противоречие есть лишь выражение диалектического закона единства и борьбы противоположностей, а именно: потребительной стоимости и стоимости, под другим углом зрения. "Капитал как самовозрастающая стоимость заключает в себе не только классовые отношения, не только определённый характер общества, покоящийся на том, что труд существует как наёмный труд. Капитал есть движение, процесс кругооборота, проходящий различные стадии..." (К. Маркс, Капитал, т. 2, с. 121).

Пока сохраняется капиталистическое производство, кризисы неизбежно будут повторяться подобно тому, как происходит смена времён года.

Но было бы ошибкой считать, что экономические кризисы, во время которых разрушаются гигантские производительные силы, уничтожается масса готовой продукции и расточается главная производительная сила общества ≈ рабочая сила, сами по себе приведут к автоматическому краху капитализма. Отнюдь. Каждый кризис образует исходный пункт для нового производства опять-таки для того, чтобы, совершив полный цикл капиталистического производства (кризис, депрессия, оживление, подъём, кризис), снова свалиться в бездну краха.

Чтобы уничтожить кризисы, надо уничтожить капитализм, основанный на господстве частной собственности, и на его месте построить социализм, основанный на господстве общественной собственности. Ярким пример этого ≈ социалистическое общество ≈ СССР, где именно вследствие уничтожения частной и установления общественной собственности экономических кризисов не было.
Общественная собственность, господствующая при социализме, коренным образом изменяет характер действия и возможности использования экономических законов.

Во-первых, в противоположность частной собственности на землю и средства производства, которая разъединяет производителей, порождает конкуренцию и анархии производства, общественная собственность объединяет действия производителей в едином хозяйстве с единым руководством. Вследствие этого возникает необходимость и возможность контролировать общественное производство в масштабах всего общества, планомерно, сознательно использовать действие экономических законов в интересах всех членов общества.

Во-вторых, при социализме производство ведётся не в целях присвоения стоимости, денег, словом ≈ прибыли, а в целях удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества. Следовательно, при социализме уничтожается противоречие между развитием производительной силы труда и целью производства. Но тем самым исключается и возможность экономических кризисов. Для развития производительной силы труда здесь открывается широкий простор.

Чем выше становится производительная сила труда, тем больше производится материальных и культурных благ. А чем больше производится материальных и культурных благ, тем полнее удовлетворяются потребности всего общества в них.

Короче говоря, при социализме в силу действия присущих ему закономерностей люди получают возможность предвидеть ход исторических событий и планировать свою деятельность во всех областях жизни. Экономическая необходимость ≈ производство жизненно необходимых средств существования ≈ проявляется здесь через сознательную, целенаправленную деятельность людей.

Сознательна, планомерная деятельность людей, резко ограничивает роль случайностей при социализме. Однако и при социализме имеют место и действуют случайности. В экономике бывают случаи, когда в силу просчётов в планирования, возникают диспропорции в темпах развития различных отраслей, в объёмах производства различных видов продукции. Иногда случайности связаны с неблагоприятными погодными условиями. Все эти случайности, конечно, создают проблемы в экономике.

Но принципиальное отличие социализма от капитализма состоит в том, что социалистическое общество имеет возможность своевременно вскрывать возникшие проблемы в хозяйственной жизни и оперативно устранять их. Но превращение этой объективной возможности в действительность зависит от людей, от их умения познавать и использовать объективные законы общественного развития в планировании и управлении общественным хозяйством.

Вместе с тем социалистическое общество, как и всякое другое общество, не застраховано и от таких случаев, когда в силу случайных событий во главе социалистического государства могут оказаться люди посредственные, безвольные и бесчестные. Яркий пример такого случая — естественная смерть Сталина, наступившая 5 марта 1953 года.

Известно, что в 1951 году ЦК ВКП (б) организовал дискуссию для разработки единого учебника политической экономии. Точно так же известно всем, что по итогам этой дискуссии Сталин в 1952 году написал свои знаменитые "Экономические Проблемы Социализма в СССР", где прямо говорит, что "Основная ошибка товарищей Саниной и Венжера состоит в том, что они не понимают роли и значения товарного обращения при социализме, не понимают, что товарное обращение несовместимо с перспективой перехода от социализма к коммунизму. Они видимо, думают, что можно и при товарном обращении перейти от социализма к коммунизму, что товарное обращение не может помешать этому делу. Это глубокое заблуждение, возникшее на базе непонимания марксизма...

Ну, а мы, марксисты, исходим из известного марксистского положения о том, что переход от социализма к коммунизму и коммунистический принцип распределения продуктов по потребностям исключают всякий товарный обмен, следовательно, и превращение продуктов в товары, а вместе с тем и превращение их в стоимость.

Дело в том, что излишки колхозного производства поступают на рынок и включаются таким образом в систему товарного обращения... Нужно выключить излишки колхозного производства из системы товарного обращения и включить их в систему продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами... Такая система потребует громадного увеличения продукции, отпускаемой городом деревне, поэтому ее придется вводить без особой торопливости, по мере накопления городских изделий. Но вводить ее нужно неуклонно, без колебаний, шаг за шагом сокращая сферу действия товарного обращения и расширяя сферу действия продуктообмена". (И. Сталин, Экономические Проблемы Социализма в СССР, 1952 г.).

Как видно, здесь Сталин со всей ясностью говорит, что дальнейшее сохранение товарного обращения при социализме неминуемо приведёт к реставрации капитализма. И здесь же он намечает меры для недопущения этого, а именно: сокращать сферу товарного обращения и расширять сферу продуктообмена.

Так обстояли дела с созданием учебника политической экономии в СССР в 1952 г.

Предполагалось, что учебник политической экономии выйдет в 1953 году. Но этого не произошло. Учебник политической экономии вышел в конце 1954 года, т.е. более, чем через год после смерти Сталина. И, как это ни "странно", в этот учебник не вошло самое существенное замечание Сталина, а именно: вводить продуктообмен "неуклонно, без колебаний, шаг за шагом сокращая сферу действия товарного обращения и расширяя сферу действия продуктообмена". Наоборот. В учебнике политической экономии, изданном в 1954 г. чёрным по белому написано:

1) "В меру роста изобилия продуктов будут созданы предпосылки для перехода от распределения по труду к распределения по потребностям. В связи с этим важное значение имеет дальнейшее всемерное развёртывание торговли. Торговля остаётся основной формой распределения предметов потребления в течении всего периода постепенного перехода от социализма к коммунизму". (ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ. УЧЕБНИК, с. 569).

Ни один человек не станет отрицать, что здесь произошла явная подмена самого существенного (ключевого) момента содержания учебника политической экономии, а именно: вместо дальнейшего развёртывания продуктообмена, — дальнейшее всемерное развёртывание торговли. И ни один человек не станет отрицать, что умри Сталин не 5 марта 1953 года, а, скажем, 5 марта 1954 года, то такой подмены никак не могло бы произойти. Но, как бы то ни было, борьба за государственную власть в СССР после естественной смерти (простой случайности) Сталина создала условия и обстоятельства, которые дали возможность агентуре мировой буржуазии подменить марксистскую экономическую науку буржуазной; а вместе с этой подменой возникли условия, давшие возможность изменить направление общественной жизни СССР в сторону реставрации капитализма в нём.

Так "случайность" превратилась в "необходимость". В 1958 году Советское государство продало колхозам основные средства производства (МТС), несмотря на очевидность того, что эта продажа расширит сферу действия товарного обращения, которое, в свою очередь, неумолимо приведёт к полной реставрации капитализма в СССР.

Но могут спросить: а как же марксистское положение о том, что в общественном развитии решающей силой являются народные массы, а не личности?

О роли случайности в гибели СССР

Чтобы ответить на этот вопрос, надо ответить на другой вопрос: "Масса даёт своим руководителям программу и обоснование программы или руководители массе? Если сама масса и её стихийное движение дают нам теорию социализма, то нечего ограждать массу от вредного влияния ревизионизма, терроризма, зубатовщины, анархизма: "стихийное движение само из себя рождает социализм". Если же из себя не рождает стихийное движение теорию социализма (не забудь, что у Ленина речь идёт о теории социализма), значит, последняя рождается вне стихийного движения, из наблюдения и изучения стихийного движения людьми, вооружёнными знаниями нашего времени". (И. Сталин, т. 1, с. 57).

Говоря другими словами: социализм может победить только на основе научной теории социализма, которую создают и дают трудящимся классам руководители, вожди рабочего движения. Но эта победа зависит от многих случайностей, среди которых фигурирует и такой "случай", как характер вождей рабочего движения. И такова диалектика революционного движения.

В России во главе социалистической революции стоял В. Ленин, и социалистическая революция победила. В Германии же во главе социалистической революции стоял К. Каутский, и социалистическая революция потерпела поражение; хотя материальные условия для её совершения в Германии были гораздо благоприятнее, чем в России.

Между тем К. Каутский блестяще владел теорией социалистической революции К. Маркса и нисколько не сомневался в том, что "Современный коммунизм может осуществиться только благодаря приобретению власти, которая в состоянии подчинить себе всю общественную жизнь и преобразовать её. Такой властью является государственная власть. Поэтому завоевание политической власти пролетариатом является первым условием осуществления современного коммунизма". (К. Каутский, "Происхождение христианства", с. 435, 1908 г.).

Но уже в 1915 году он отказался от этого марксистского тезиса и стал проповедовать идею, что с установлением капиталистических монополий, капитализм потерял свой антинародный характер, что он стал организованным, бескризисным, мирным. Поэтому теперь рабочему классу не следует вести борьбу за политическую власть; что ему полезнее будет торговаться с капиталистами за более выгодные условия продажи своей рабочей силы.

Разве этот случай с К. Каутским не доказывает, что среди случайностей, влияющих на революционный процесс, есть и такой случай, как характер людей, возглавляющих это революционный процесс? Доказывает!

Трудно представить себе более крупное поражение, чем то, которое потерпел рабочий класс СССР. Но что же из этого? Не потребовала ли борьба буржуазии за своё экономическое и политическое господство более 200 лет беспримерных битв? И не потерпела ли она своё первое поражение от пролетариата в тот момент, когда она считала своё положение более прочным, чем когда бы ни было? "Уже давно прошли времена, когда господствовал суеверный взгляд, приписывающий возникновение революции злонамеренности кучки агитаторов.

В настоящее время всякий знает, что где бы ни происходило революционное потрясение, за ним всегда кроется известная общественная потребность, удовлетворению которой мешают отжившие учреждения. Ощущение этой может быть ещё не настолько сильным, не настолько всеобщим, чтобы обеспечить непосредственный успех; но всякая попытка насильственно подавить эту потребность лишь заставляет её выступать с возрастающей силой до тех пор, пока, наконец, она не разобьёт своих оков. Поэтому, если мы и разбиты, нам не остаётся ничего другого, как начинать сначала". (Ф. Энгельс, Революция и контрреволюция в Германии).

Рафик Кулиев