Неприемлемые факты

Вице-премьер Аркадий Дворкович – предельно загруженный член медведевского правительства. Он курирует АПК, ВПК, науку, спорт, ТЭК, транспорт, связь, строительный сектор, гражданскую промышленность, химическую отрасль, инновационную деятельность, следит «за улучшением деловой среды».

----------------------<cut>----------------------

Позвав Дворковича в Госдуму на правительственный час, депутаты надеялись, что многопрофильный вице-премьер объяснит наконец, почему в стране не идет импортозамещение, почему российские авиакомпании продолжают поднимать в небо полуразвалившиеся старые боинги с пассажирами на борту, почему остается в загоне отечественный авиапром, почему на столах россиян не уменьшается количество импортной еды, а рыба стала малодоступным деликатесом? Почему до сих выключены из севооборота одичавшие без земледельца 40 млн гектаров заброшенных земель сельхозназначения?
Дворкович вяло и маловразумительно пояснял, что правительство занято импортозамещением, «логистикой», «новым туристическим продуктом»… «работает и по рыбе, но – в рамках долгосрочной программы». А уж что получается… В промышленности продолжается спад, цены растут. Только правительство в том не виновато, заявляет Дворкович, «…рынок решает всё…»

Другие выводы у зампредседателя Счетной палаты РФ Веры Чистовой после проверки ряда сфер, за которые ответственен А. Дворкович. Она убедилась в обоснованности тезиса о том, что деньги в стране есть, но их намеренно не пускают в экономику, в производство.

Неприемлемые факты

Откуда взяться импортозамещению? В экономике страны износ основных фондов составляет 49 процентов. Чтобы запустить процесс импортозамещения, нужна модернизация фондов. А для этого требуются серьезные вложения.

В декабре 2014 года создан Фонд развития промышленности, в него перечислено 19 млрд рублей. Прошло больше года, а использовано всего 5 млрд. На 1 октября в «остатке» было 14 млрд рублей. Целый год деньги почти не использовались, потому что «решались организационные вопросы». Решались очень долго. Могло правительство ускорить согласования? Конечно. Но оно бездействовало. «Чтобы деньги пошли на задуманные цели, – подчеркивала Чистова, – нужны прозрачные методики, объективные решения без лоббистского давления». Исполнительная власть таких методик не предлагает. Никакой рынок их не выработает.

На обновление транспорта в Крыму и Севастополе выделено 5 млрд рублей. До настоящего времени ни копейки не потрачено. Средства лежат на счетах государственной транспортной лизинговой компании без движения. Конкурсные процедуры обещают провести только в ноябре текущего года. Таким ли должен быть подход исполнительной власти к выполнению государственной задачи?

Сельское хозяйство. Принята «Доктрина продовольственной безопасности», согласно которой, страна должна быть обеспечена своими молокопродуктами, мясом, овощами. Но намеченные показатели не достигнуты. И причина провала, скорее всего, состоит в том, что из заложенных в бюджете средств на программу развития сельского хозяйства и продовольственной независимости страны затрачено менее половины. Общее кассовое исполнение программы на сегодняшний день – 68 процентов.
На 1 октября полностью отсутствовало кассовое исполнение по таким направлениям господдержки, как субсидирование займов на развитие молочного скотоводства, переработку продукции растениеводства, животноводства, а это 12,5 млрд рублей. На получение этих средств, поясняет Минсельхоз, не были заключены соответствующие соглашения с субъектами РФ.

Осталось на бумаге субсидирование производителей сельхозтехники. Проверка показала, деньги оседают у посредников, а потребитель сельскохозяйственной техники остается ни с чем. Потому обновление парка сельхозтехники остается на низком уровне, по комбайнам обновление – всего на 7,6 процента, по тракторам – на 4 процента. А средства выделяются. В 2016 году объем их не уменьшится. Но попадут ли они в руки производителей и потребителей сельхозтехники? Это большой вопрос.
Крайне медленно разворачивается отечественная фармацевтическая промышленность. Показатель стратегически значимых лекарств и жизненно необходимых лекарственных препаратов в 2014 году составлял 71 процент при норме к 2018 году, поставленной президентом, 90 процентов. Затягивается, по словам Чистовой, выдача контрактов. Из более чем 50 государственных контрактов, заключенных на разработку лекарственных средств, реализованы только 3 и только в 2015 году, тогда как выполнение было запланировано на 2014-й. Сегодня, отмечает Чистова, в государственном реестре лекарственных средств зарегистрировано только 7 отечественных препаратов. Остальное завозится.

А ведь людям правительство давно обещало наполнить аптеки российскими лекарствами, эффективными и доступными по цене. Обещания не выполнены. Виноват ли в этом рынок? Конечно, нет. Вина на тех, кто не привык отвечать за свое бездействие.

Погрузились в рецессию фабрики детских товаров. Если в 2012–2014 годах спрос на детские игрушки увеличивался на 10–11 процентов, росли объемы сбыта, то в этом году покупки игрушек снизились на 8 процентов. Сказалось сокращение доходов населения.

Нет средств, нет и покупок. Бедность населения негативно сказалась на отечественном автопроме. На поддержку этой отрасли правительство выделило немалые деньги: в 2014-м – 85 млрд рублей, в первом полугодии 2015-го – 64 млрд. Но это автопрому не помогло. Спад в нем продолжается. За восемь месяцев текущего года производство снизилось на 29 процентов, к концу года снижение составит 30 процентов.

Неприемлемые факты

Создан антикризисный фонд для поддержки инновационной деятельности. За 2013–2015 годы фонд получил 18 млрд рублей. Средства частично осваиваются, но куда и на что? Инноваций пока не наблюдается. В 2015 году из фонда было выделено дополнительно 5 млрд рублей. Сейчас Счетная палата проверяет, на что потрачены эти 5 млрд рублей.

Негативным примером неразворотливости служит Минобрнауки. Чтобы полноценно использовать средства, предусмотренные на образование, науку, ведомство обязано было составить перечень государственных услуг. Но по сей день перечня нет. Такие организации, как Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», Российская академия наук до сих пор не утверждены. Финансирование научной деятельности повисает в воздухе. Кому выгоден такой подход к науке?

Счетная палата проанализировала доклад правительства об итогах работы по реализации соглашения о разделе продукции и обнаружила неприемлемые факты. На реализацию соглашений должны привлекаться российские предприятия, а в действительности все иначе. В отчетах правительства написано, что в Сахалине-1 участвует 44 процента российских предприятий, в Сахалине-2 – 86 процентов, в освоении «Харьягинского месторождения» – 90 процентов. А проверка показала, что на этих богатейших нефтегазовых месторождениях российских производителей подрядчиков нет вообще. И что же, рынок в том виноват? Или правительственные чиновники, составляющие лживые отчеты, а сами втихую сдающие иностранным дельцам богатства наших недр?

Вопросы, поднятые Счетной палатой, исполнительная власть оставляет без ответов. Но есть народ, который хочет знать и не собирается мириться с произволом «свободных рыночников», окопавшихся в правительстве.

Галина ПЛАТОВА