Права не дают — права берут


Много у нас говорят сейчас о строительстве демократического государства, немало уже перепробовали вариантов, прикладывались и так и сяк, а всё получается… копия Римской империи. Там тоже были народное собрание и свой сенат. Только вот общество делилось на большие социальные группы. На его «верху» были патриции — люди богатые, которые играли в фальшивую демократию, заседая в этом сенате.

----------------------<cut>----------------------

Дальше шли плебеи: это — бедняки, люди без земли и собственности, в нашем понимании — батраки, которые были урезаны в гражданских правах. Что касается рабов, то их вообще не считали за людей, поэтому никакого права голоса им не давали. Через две тысячи лет у нас появилось что-то похожее: свои патриции и плебеи, или, говоря на нашем простонародном языке, «быдло», с которым не стоит считаться. Потому его всё глубже опускают на дно. Между тем у нас есть свой сенат — Совет Федерации. Но назовите хоть одного сенатора, который общается с простыми людьми. Сказала властная «элита», то есть наши патриции, что нужно платить за будущий капремонт, который планируется в надцатом году, когда тебя уже в живых не будет, и платишь. Куда денешься, они же за всех нас решили, проголосовали.

У НАС СТАНОВЯТСЯ патрициями не от избытка «голубой крови», а от толщины кошелька. То, что в нём скапливается, это в основном прибыль от мошенничества, от чрезмерной эксплуатации работников. Такая уж основа «нашей» экономики. После прихода «новой» буржуазии к власти работника в России стали всё больше закрепощать. Собственник назначает ему зарплату ниже прожиточного минимума, который рассчитывается по нормам ленинградской блокады. Но и эти крохи месяцами задерживаются. К тому же человека в любое время могут без суда и следствия выгнать с работы.

Права не дают — права берут

У сына моего приятеля, сорокалетнего мужика, кончились силы. Работает он в авторемонтной мастерской. Уезжает в пять утра, приезжает домой близко к полуночи. Сейчас он решает вопрос: как быть дальше? Организм-то в таком раннем возрасте уже изработался. Лечь бы ему для реабилитации в больницу под капельницу, а может, вообще уволиться с такой работы… А на что жить тогда? Вот люди и работают от темна до темна. На личную жизнь, культурный отдых, повышение образования времени совсем не остаётся.

Ясно, что от такой ситуации нарастает недовольство. Вот подняли бунт московские врачи: надоело им работать за кусок хлеба по полторы-две смены. Объявили «итальянскую» забастовку, то есть стали работать по правилам, которые определены в Трудовом кодексе (его-то пока ещё никто не отменил). Одной из активисток этой акции, врачу Екатерине Чацкой, уже три выговора за такую «вольность» влепили, теперь готовят четвёртый, а дальше — жди увольнения.

Куда, интересно, смотрит Государственная инспекция по труду? Кругом нарушения, а инспекторов Роструда и не слышно, словно они спрятались от народных протестов в глубоких бомбоубежищах. В таком случае для чего вообще нужны эти подразделения беззубых чиновников?

Поинтересовались бы служивые причинами трагедий в строительных организациях города Перми, может быть, и нашли тогда какой-то административный, а то и уголовный выход.

В Кировском районе Перми директор строительной организации привлёк на заделку межпанельных швов в строящемся доме рабочего, не имеющего допуска к выполнению высотных работ. Более того, администратор даже не проверил его знания по использованию верхолазного оборудования. Не был назначен и человек, который бы осуществлял надзор за безопасностью работ на этом участке. В результате другой работник, не зная о работах, проводимых его коллегой, ошибочно отвязал закреплённые тросы. В результате новоиспечённый высотник упал с высоты 9-го этажа. Хорошо ещё, что 28-летний работник остался жив, получил только травму, повлёкшую тяжкий вред здоровью. Теперь уже дело врачей попробовать подарить ему вторую жизнь.

Права не дают — права берут

Во время работы на 17-м этаже жилищного комплекса «Грибоедовский» в той же Перми оступился и упал 19-летний рабочий. При проведении осмотра выяснилось, что страховочный пояс не был им пристёгнут к страховочной конструкции.

На улице Крупской на строительстве высотного дома оборвался трос, страховавший людей. С высоты 6-го этажа упали двое рабочих: 32-летний строитель умер на месте, а 22-летний — госпитализирован.

Оступился на строящемся здании и упал с 3-го этажа рабочий в городе Губаха Пермского края. В результате этого несчастного случая он умер в больнице. На другом здании во время ремонтных работ люлька наклонилась, и из неё с высоте 5-го этажа выпал рабочий. На улице Кисловодской строитель с 19-го этажа упал в сугроб и скатился с горки. Ему явно повезло: он выжил.

Не стоит дальше перечислять печальные истории. За 2014 год в Пермском крае на рабочих местах погибли 56 человек, в том числе 4 женщины. К этому надо прибавить 116 тяжёлых несчастных случаев. Более того, в регионе зафиксировано ещё 27 групповых несчастных случаев. А в целом в крае ежегодно получают тяжёлые травмы на рабочих местах около 2000 человек, каждый десятый из них становится инвалидом. Особенно тревожит состояние дел в строительной отрасли, которая лидирует по количеству смертельных случаев.

Права не дают — права берут

ИНСПЕКТОР ПО ТРУДУ в силу занимаемой им должности считается защитником трудовых прав граждан. Он должен приходить в плановом порядке либо по жалобе к работодателям и проверять, правильно ли оформлены сотрудники на предприятии, получают ли они своевременно заработную плату, причём обязательно дважды в месяц и без «конвертов». Он призван проверять, как соблюдаются нормы охраны труда и техники безопасности. Попробуйте найти у нас фирму, предприятие или учреждение, где всё это соответствует нормам даже современного антирабочего законодательства. В то же время, как показали опросы работодателей, с сотрудниками инспекции по труду им не так уж трудно уладить дело миром. Сии контролёры порядка не так много берут с работодателей за молчание. Уже из этих фактов становится ясно, что трудовые права в нашей стране ценятся столь же дёшево, как и сам рабочий человек. Отечественная экономика от этого безусловно проигрывает, но набирают силу в государстве и обществе олигархи.

В Брянской области инспектор по труду получил взятку от двух директоров сельских школ. Один дал ему 5 тысяч рублей, другой — две металлические скамейки. За это инспектор освободил руководителей от ответственности за нарушение трудового законодательства. За обыкновенную скамейку проданы права работника!

В Калуге государственный инспектор по труду подключил к сбору взяток своего отца. При проверке одного из предприятий было выявлено много нарушений трудового законодательства. Инспектор предложил коммерческому директору в акте о нарушениях трудового законодательства показать не всё в чёрном свете. За это он потребовал откупную в сумме 50 тысяч рублей. Коммерсант должен был передать эти деньги посреднику — отцу инспектора. 65-летнего родителя задержали во время получение взятки.

Заместитель начальника отдела охраны труда Государственной инспекции труда Красноярского края, проводя проверку на одном из автопредприятий, предложил руководителю выплатить ему 25 тысяч рублей за то, что он закроет глаза на многочисленные нарушения трудового законодательства. Служивый был задержан при получении взятки.

В Краснокамске при получении взятки в 34 тысячи рублей задержали инспектора по охране труда. Деньги он получил от коммерческого директора ООО «Торговый дом «Росо» за укрытие нарушений, выявленных в ходе проверки охраны труда на предприятии.

В Кунгуре (тоже Пермский край) инспектор за отказ составить протокол о нарушениях по охране труда потребовал от директора предприятия взятку в размере всего-то 5 тысяч рублей.

Не стоит, наверное, дальше перечислять героические поступки нашей Государственной инспекции по труду. Правда, надо иметь в виду, что схватили лишь немногих, а большинство мздоимцев не попало в сети. Впрочем, может быть, их особенно и не ловят: что такое 5 тысяч рублей в сравнении с миллиардами, прикарманенными каким-то губернатором?! Но ради копеечных взяток многого эти люди не замечают, закрывают глаза на нарушения техники безопасности и охраны труда. Поэтому и падают с высоких этажей строители, поэтому по многу месяцев задерживают работникам зарплату.

Права не дают — права берут

МНОГО ШУМА, скандалов происходит на строительстве космодрома «Восточный». Люди работали, а зарплату им месяцами не выплачивали. Работники не могли достучаться, докричаться ни до административных верхов, ни до надзорных органов. А тотальная бесконтрольность приводила к тому, что привлекали здесь к работе фирмы-однодневки, неизвестно откуда взявшихся субподрядчиков и субсубподрядчиков. История с объектом исключительной государственной важности походила на сказки про бродячих музыкантов.

Изголодавшиеся строители космодрома решили написать своеобразную жалобу президенту. Зная, что он очень часто в полёте (то летает по стране, то за её рубежами, но всегда вдали от рабочего класса), написали эту жалобу крупными буквами на крыше своего общежития. Может быть, увидит?

«Свободная газета» города Свободный (Кировская область) опубликовала письмо бывшего работника космодрома «Восточный» Михаила Ионова, оказавшегося в одной из таких бродячих строительных команд. Стоит пересказать письмо хотя бы вкратце. Автор сообщает, что никогда не думал, что может оказаться в рабстве. В поисках работы он наткнулся на объявление от фирмы ООО «Гикон-28». В нём сообщалось о наборе бетонщиков для работы на строительстве космодрома «Восточный». Ионов за свой счёт добрался сначала до Свободного, а потом — до вахтового посёлка. Здесь его разместили в общежитии, выдали спецодежду и… уже через три часа потребовали выйти на работу.

В тот же день он заключил договор с неким ООО «Стройэнергосервис». Нужно было строить дом для специалистов будущего космодрома. Для работы не имелось никакого инструмента, а у самих собранных с бору по сосенке строителей объекта не было даже первичных навыков по специальности. Рабочий день официально был установлен с 8 до 19 часов. Потом стали выходить после короткого перекура ещё с 20.00 до 24.00. Чтобы помыться после смены, нужно было вытащить счастливый билет: то нет горячей воды, то вообще никакой.

Что касается оплаты, по договору за час работы полагалось 200 рублей. Но никто из строителей за многие недели не увидел оплаты даже за один час. Зато на обещания начальники не скупились. Страдающие от безденежья люди узнали телефон заместителя генерального директора ООО «Стройэнергосервис» Дмитрия Юрьевича Сапунова, стали ему звонить. Он придумывал всё новые и новые отговорки: завтра-послезавтра деньги, мол, привезёт Елена Владимировна. И отключал телефон.

Нашли телефон загадочной Елены Владимировны. Она сказала, что деньги у неё уже при себе, начинает переводить их на карточки, а с теми, у кого их нет, приедет и расплатится на месте. Ждали, ждали, так и не дождались — ни денег, ни самой Елены Владимировны. Потом выяснилось, что денег у этой дамы нет и никогда не было. Она стала оправдываться, будто её, мол, не так поняли.

Наступали новогодние праздники. Большинство рабочих, не дождавшись денег, разъехались по домам, многие автостопом, полагаясь на добрые души попутных водителей. Осталось в городке человек десять. Ионов тоже решил уезжать. Стал требовать деньги с единственного представителя фирмы Никитина, который находился в вахтовом посёлке. Дело дошло до потасовки. Начальник порезал рабочему руку. Кто-то скажет: случайное хулиганство. Но так ли? Скорее это проявление сути социальной системы, при которой рабочего человека никто не хочет защищать. А дома ждали денег. Не мог Ионов ехать с заработков с пустыми карманами. И вот работник додумался… взять в качестве залога у Никитина компьютер и мобильник, обещая хозяину, что не будет этими вещами пользоваться и вернёт их сразу, как только ему отдадут заработанные деньги. Никитин же сообщил в полицию, что Ионов у него украл ценные вещи. И того задержали в Свободном, компьютер с мобильником отдали потерпевшему Никитину, а Ионова посчитали обыкновенным воришкой.

Письмо в редакцию Ионов писал уже из СИЗО. Следственные органы не задавались целью раскрыть трагедию современного рабочего человека, которого постоянно обманывают, заставляют бесплатно работать. Они бездумно обвинили Ионова в том, что он хотел присвоить вещи достойного человека. Так загнали брошенного государством на произвол судьбы пролетария в клетку за то, что тот попытался защититься, пусть и не совсем адекватным способом.

МОЖЕТ БЫТЬ, Путин, пролетая над строящимся космодромом, прочитал всё-таки жалобу, намалёванную на крыше общежития. Как бы то ни было, он посетил строящийся космодром, превратившийся в ад не для одного рабочего человека. После визита президента на стройку слетелись представители многочисленных контролирующих и надзорных органов. Выяснили, что здесь было почти полное отсутствие контроля за «освоением» бюджетных денег, обнаружили около 1600 нарушений трудового законодательства. Кроме привычных беззаконий, здесь удерживали деньги с работников за спецодежду, за перерасход бензина, вычитали из зарплаты деньги даже за услуги кадровых агентств. В столовых обнаружены мясные продукты и консервы без всяких сопроводительных документов. Всё это было снято с реализации и уничтожено. В результате такой масштабной ревизии привлечены к административной и судебной ответственности 170 лиц, которые сумели испортить жизнь тысячам человек.

Сейчас московские врачи устраивают «итальянские» забастовки, начинают работать строго по правилам, соответствующим законам даже нынешнего государства. Не пора ли всей стране начать хотя бы «итальянскую» забастовку?

Рабочий человек не хочет, чтобы работодатель считал его «быдлом». Значит, он должен отстаивать свои права и интересы. Герой горьковской пьесы машинист Нил сказал очень точно: «Права не дают — права берут». А если для этого надо отнять у эксплуататоров власть, то следует быть готовым идти и на это.

Автор: Альберт СПЕРАНСКИЙ. Председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы».