Северо-корейские лагеря смерти

Большую дискуссию вызвала статья «Искупление», опубликованная в моём журнале ровно месяц назад. Читатели спорили — было или не было? Лично я не сомневался — было! — поскольку смотрел обстоятельную передачу из США с участием главного героя истории (я привык доверять своим ощущениям), читал многочисленные материалы экспертов по Северной Корее, опубликованные в западной прессе (ещё я привык доверять цифрам и фактам). Ссылки я периодически давал, но они не возымели действия, поскольку с иностранными языками российские спорщики упорно не дружат. Они-то и с головой не всегда дружат, и даже с родным языком с трудом уживаются, но поспорить о том, в чём ни гу-гу — это по-нашему.

----------------------<cut>----------------------

Северо-корейские лагеря смерти

Главный довод критиков уникальной истории Шина состоит в невозможности свободного передвижения по Северной Корее для жалкого оборванца и, особенно, побега через границу.

Ничего нереального за этим не стоит. По стране можно передвигаться и даже можно перейти границу (если повезёт). Ничего странного. В Северной Корее давно установился «серый капитализм» с элементами коммунистической деспотии. Люди предоставлены по большей части сами себе, а партийная верхушка занимается набиванием карманов. Нищих на улицах — хоть отбавляй. В передвижении по стране они ограничены лишь формально, а фактически, если не попасться на криминале, можно спокойно и долго разгуливать.

Несмотря на эпоху «серого капитализма», лагеря продолжают существовать, и в этом тоже нет ничего странного. Власти не скрывают — оттуда никто не должен выйти (чтобы не вынесли сор из избы), а попасть туда можно в основном за свободомыслие. За криминал людей определяют в обычные тюрьмы.

Если вести себя тихо, не ругать власть, шансов угодить в лагерь бессрочного содержания сегодня значительно меньше, чем вчера. Именно «бессрочного» — поскольку определяют к заключению по политическим мотивам с туманной фомулировкой — вплоть до исправления. По сути это лагеря смерти, осободиться оттуда по аминистии или по истечению срока невозможно. Власти не хотят допустить, чтобы освободившиеся рассказали миру правду. Редкие побеги их не страшат — единичные нарушения прав человека всегда можно списать на злоупотребления охранников. Но если мир услышит о тотальном геноциде, узнает правду о лагерях смерти, не миновать кое-кому международного трибунала. Товарищ Ким Чен Ын это прекрасно пониммает, и потому его политика в отношении лагерей проста и цинична — пусть они все там тихо и незаметно передохнут.

Северо-корейские лагеря смерти

Пару слов о возможности перехода границы. Б.Харден детально описывает ситуацию с северокорейскими перебежчиками, которые проделав рискованный для жизни путь, оказываются в Южной Корее, в центре адаптации «Ханавон». «Многие, если не большинство перебежчиков, прибывающих в Ханавон, бежали из Северной Кореи с помощью посредников из Южной Кореи. Посредники с нетерпением ждут, когда перебежчики закончат обучение в центре адаптации и начнут получать ежемесячные пособия от правительства. Затем посредники начинают требовать денег», — приводит Харден слова одной из работающих в центре медсестер.

Подобное посредничество распространено и на китайской границе. Таким образом, в переходе
границы нет ничего сверхестественного.

Северо-корейские лагеря смерти

Итак, лагеря смерти. «Как такое возможно в XXI веке, в мире, который провозгласил, что «больше такого не повторится»? — спрашивает автор книги. Профессор Джорджтаунского университета Виктор Ча отвечает на этот вопрос так: выработать комплексную политику в отношении Северной Кореи очень сложно, поскольку любая администрация США сталкивается с тремя проблемами одновременно — с северокорейской ядерной программой, с чудовищным попранием прав человека и с разваленной экономикой. Виктор Ча предрекает довольно скорый конец этого режима и говорит о том, что когда это произойдет, раскроется масштаб самой крупной гуманитарной катастрофы и надругательства над людьми в современной истории.

Северокорейский ГУЛАГ существует уже в два раза дольше, чем сталинский, и в 12 раз дольше, чем нацистские концлагеря. Северокорейские лагеря видны со спутников. Вот, например, снимок лагеря №14, откуда бежал Шин:

Северо-корейские лагеря смерти

Средний по размеру лагерь по площади сопоставим с Лос-Анджелесом. В общей сложности в лагерях смерти сеглдня находится свыше 200 тысяч человек. Прошу обратить внимание — по замыслу товарища Ким Чен Ына этим людям не суждено выйти на свободу.

Китай, и многие в Южной Корее боятся падения этого режима. И не только из-за финансовых и экономических причин, но и из-за того, насколько сложно будет привить северокорейцам нормы нормального общества. Годы изоляции, пропаганды и извращенной морали сделали свое дело. А 20 лет, прошедшие после развала Советского Союза, доказывают, что привить людям представление о гражданских ценностях намного сложнее, чем ввести рыночную экономику и демократические формы правления. Поэтому читатель может представить себе нынешнего Шина. Грустное зрелище... Если внешне он выглядит уже вполне благопристойно, то речь и манеры выдают психически нездорового человека. И всё же ему неслыханно повезло в отличие от прочих 200 тысяч узников северо-корейских лагерей смерти.

Видео, посвящённое выходу книги:



Пресс-конференция с участием Шина:

Шин в новостной программе Fox News рассказывает о лагерях смерти:

Главный герой на презентации книги:

Северо-корейские лагеря смерти