Питерский институт Хлопина оказался в центре радиационного скандала.

Поздно ли пить Боржоми?

Благодаря сайту госзакупок петербургским журналистам удалось узнать, что в Выборгском районе города появится саркофаг, предотвращающий утечку жидких радиоактивных отходов. Аналогичный тому, который накрывает 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС.

Была ли утечка?

Емкость с радиационными отходами, в безопасности которой усомнились проектировщики саркофага, располагается в Радиевом институте имени Хлопина на 2-м Муринском проспекте. Когда эта информация просочилась в СМИ, местные жители забили тревогу, а депутаты начали писать обращения в прокуратуру.

Корреспондент НТВ Антон Зыков обстоятельно изучил все документы и даже съездил туда, где радиоактивные отходы могли бы всплыть на поверхности.

----------------------<cut>----------------------

Эта информация появилась на сайте госзакупок незаметно, хотя сумма примечательна — 48,5 миллионов рублей. Но на что она выделяется, неясно даже из заголовка. Речь идет о каком-то выводе из эксплуатации системы сбора ЖРО. Что под ней подразумеваются протечки жидких радиоактивных отходов, которые нужно устранить, становится понятно только с 12-й страницы проектной документации.

Первая площадка, где хранятся радиоактивные отходы, находится на 2-м Муринском проспекте. И судя по техзаданию, проблемный участок расположен в том числе под одним из корпусов. Емкость с загрязнением по сути — глубокий и широкий колодец, защищенный от внешнего мира специальным кожухом. К нему идут трубы, по которым с 60-х годов прошлого века и сливали радиоактивные отходы из лабораторий.

Но когда эту практику прекратили, содержимое оттуда почему-то не убрали. Со временем, согласно документам, старые стенки начали разрушаться, отходы выливаться в грунт. Вот только сейчас 2017-й, а обнаружили это пять лет назад.

В конкурсной документации так и указано: «В результате комплексного инженерного и радиационного обследования в первом квартале 2013 года было установлено, что радиационная обстановка на территории площадки рядом с железобетонным колодцем с емкостью для хранения жидких радиоактивных отходов неудовлетворительна. Обусловлено это радиоактивным загрязнением почвы рядом с коробом размещения емкости приема ЖРО».

В документе сообщается, что емкости содержится цезий — самый опасный радионуклид. По словам физиков-ядерщиков, именно его было в избытке при Чернобыльской катастрофе. Тогда ликвидаторы, в среднем, получили дозу, превышающую годовую норму в 25 раз.

К слову, институт Хлопина окружают не только жилые дома, но как минимум шесть учебных заведений. Опасения добавляет и плывун, своеобразная подземная река в этом районе, по которой, судя по проекту, могло или может разнести опасные вещества.

Не исключено, что у тех самых грунтовых вод, о которых говорится в проектной документации, есть выходы. И вполне возможно, считают ученые, они могут находиться в парке Лесотехнической академии. Правда, пока отсюда ничего не выливается. Но вода здесь абсолютно чистая, уверяют химики. Никаких опасных радионуклидов в ней нет, разве что железа много. Но это и так видно, судя по цвету.

Игорь Смирнов, ученый секретарь Радиевого института им. В. Г. Хлопина: «В десяти метрах от границ института в скважине абсолютно чистая вода».

Была ли утечка?

Научный сотрудник института Игорь Смирнов показывает скважину, по которой и идут грунтовые воды. Ученые регулярно там берут замеры. И всегда всё в норме. Говорит, сам недавно спускался с дозиметром и к проблемной емкости. Даже в полуметре от нее фоновые показатели нормальные — 0,2 микрозиверта в час. Значит, протечек нет. Но почему тогда в официальном проекте говорится об обратном?

Игорь Смирнов, ученый секретарь Радиевого института им. В. Г. Хлопина: «Это гипотетически. Говоря о грунте, это их предположения, что была какая-то протечка. Но какая-то мифическая подземная река эти радионуклиды вымыла. Поэтому они ничего не нашли. Это очень большой запас на всякие непредвиденные обстоятельства».

Иными словами, предполагают в институте, проектировщики таким образом хотели набить цену своему документу, чтобы наверняка выделили средства. Известный физик-ядерщик Андрей Ожаровский уверен: на чьей бы стороне ни была правда, для кого-то эта история может закончиться уголовным сроком. Либо за намеренное искажение информации государственной важности, либо за сокрытие опасного аварийного объекта на протяжении пяти лет в черте города.

Остальная, большая часть документа посвящена замене проблемной емкости и мерам безопасности. Рабочие будут в спецодежде и респираторах, а жителей защитит большой саркофаг, которым накроют то место на территории института, где будут поднимать объект. То есть доставать этот резервуар будут всё равно. И дело теперь за малым — понять, была ли утечка радиации и кому она навредила в репутационном плане.

Была ли утечка?

Была ли утечка?