Жителей полустанков лишили хлеба.
Вагон-лавка съездила в последний путь из Серова в Карпунино.

Жители станций и полустанков, стоящих вдоль железнодорожных путей между Серовом и Карпунино, остались без продуктов первой необходимости. С 1 июля 2017 года прекратила свою работу вагон-лавка, которая еженедельно снабжала людей хлебом, молоком, крупами, мукой и другими продуктами.

27 июня журналист “Глобуса” съездил в последний путь вагон-лавки и поговорил с жителями “обитаемых островов”-полустанков, которые остались на обочине рельсов.

— Наша лавка — это социальный вагон. Он служит для обеспечения продуктами первой необходимости пенсионеров, бывших работников железнодорожного транспорта и других граждан, – говорит Виктор Мясников, проводник вагон-лавки. – Мы единственные на постоянной основе завозили людям продукты первой необходимости – хлеб, молоко… Доставляли продукты в места, куда невозможно подъехать другим путем, особенно весной, когда идет паводок. У многих жителей полустанков есть дети, они могут привозить продукты, например, на неделю вперед. С хлебом-молоком так не получится. А вагон-лавка раз в неделю ходил, они покупали по несколько булок.

Россиян оставили без хлеба и воды.

----------------------<cut>----------------------

Виктор вместе со своей супругой Натальей работают в вагон-лавке проводниками с января 2017 года.

По словам проводников Мясниковых, вагон-лавка прекратил свою деятельность, потому что “Железнодорожная торговая компания”, занимающаяся торговлей, больше не хочет арендовать вагон по прежней цене.

— Им это, наверное, невыгодно. А “ФПК-Логистика”, которой вагон принадлежит, цену снижать не собирается, — Виктор Мясников разводит руками и начинает рассуждать. — Какая цель может быть у социального проекта? Нажиться? Если хотите нажиться на пенсионерах, то это уже не социальный проект. Социальный проект, я так думаю, не должен приносить прибыли. Он должен поддерживать людей. Раньше до Урая поезд 3-4 раза в день ходил. Сейчас, чтобы из Урая в город выбраться, нужно целую экспедицию организовать.

– Урай, Старое Морозково, Поспелково, 77 километр, 97 километр, Сотрино – и на всех этих станциях к нам заходят люди, – говорит Наталья. – Много народу в Урае и Поспелково. Дальше по одному, по два, по три человека.А люди в поселках говорят: “Вы уж нас не бросайте…”

Проводники знают в лицо и по именам практически всех посетителей поезда-лавки, потому что видят их каждую неделю. Сейчас к постоянным клиентам добавляются дачники, рыбаки, грибники и ягодники

Станция “Урай” первая на пути следования поезда, где люди пользуются услугами магазина на колесах. До Урая проехали “Серов Заводской”, “Серов Сортировочный”, “Углежжение” и “Филькино”. В этих поселках есть магазины. А вот жителям Урая сейчас совсем туго: река разлилась, до цивилизации можно добраться только поездом, магазинов в поселке нет.

Россиян оставили без хлеба и воды.

— Хотя бы раз в неделю нам вагон-лавка нужна. Здесь же стариков много живет. Анна Григорьевна Самойлова — труженик тыла, ей 93 года. Брату ее 80 нынче будет. Саима Салаватуллина — 86 лет, местные ее зовут тетей Соней, – рассказывает жительница Урая Раиса Тенихина. – Мы не знаем, как теперь жить будем… Продавец говорит, что нужно принести списки с продуктами, которые нужны. А у меня сегодня есть хлеб, а завтра его нету, соль кончилась. Раз в неделю идет вагон-лавка. Еще и это отнимите! И с чем мы здесь остаемся? Мы ведь люди – не животные. У меня скотины полно, мне хлеба надо, крупы надо, соли обязательно надо. Продукты — дорогие, но покупаем, а куда нам деваться? У нас положение безвыходное.

Раиса пришла к поезду с пустой канистрой под питьевую воду. Говорит, в поселке качественной воды нет, единственный колодец никто не ремонтирует, вот и приходится воду у проводников просить.

На ногах у женщины болотники. Во время паводка по поселку трудно пройти, не замочив ног.

По пути до Карпунино стоянки на всех станциях по 10 минут. Сделано это из-за поезда-лавки. Как объяснили самим проводникам, в будущем продавец поезда-лавки будет ездить вместе с пассажирами в вагоне. Ей будут заранее заказывать продукты, а она будет развозить их по станциям, только уже стоянка будет 1-2 минуты.

— Специально для этого поезда сделано расписание – согласованы стоянки по 10 минут согласованы, – рассказывает Наталья Мясникова. – В остальные дни, кроме вторника, стоянка по 1-2 минуты.

Россиян оставили без хлеба и воды.

В Новом Морозково к поезду никто не вышел. Проводники говорят, что раньше услугами лавки пользовался только один старик из местных. Он умер. Дом, в котором жил пенсионер, видно из вагона. Каменная конструкция смотрит на тебя черными глазницами выставленных окон. Над входом на ветру колышется маленький триколор.
На таких остановка выходят, в основном, грибники и ягодники.

На станции “Поспелково” ситуация обратная, жителей здесь много. Это либо бывшие, либо нынешние работники железной дороги.

— Президент свалками занимается. Надо и нам как-то до него добраться. Нас уже за людей не считают, – негодует ветеран труда Сергей Непогодин. – И так раз в неделю сухари едим, а не хлеб. Издеваются. Чтобы я еще за них голосовать стал? Да я никогда не буду больше голосовать.

Сергей Васильевич всю жизнь прожил в Поспелково и всегда пользовался услугами вагон-лавки. Мужчина вспоминает, что раньше вагон-лавка ходила отдельным составом – тепловоз и вагон.

Россиян оставили без хлеба и воды.


— За народ нас не считают, нечего тут думать. Зато хорошо отчитываемся по телевизору. Как послушаешь нашего президента, весело становится, – говорит Николай Рагозин. Он помогает женщинам спустить из вагона полные сумки продуктов.

Хлеба покупают сразу по 5-6 булок. Кто-то хранит его в виде сухарей, кто-то замораживает в холодильниках. Сегодня в рейс взяли всего 50 булок хлеба. По словам продавца, обычно хватает, но сегодня разобрали весь хлеб.

— Сейчас шесть булок хлеба взяла на неделю. Три булки в холодильник уберу. А как больше хранить? Он же заплесневеет, – говорит одна из местных жительниц.

Жительница Поспелково выходит из вагон-лавки со стопой потрепанных книг в мягкой обложке. Женские романы, детективы… Продавец отдает свою литературу. Больше она не понадобится.

— Сейчас, говорят, что будут что продукты будут в пассажирском вагоне возить. А ведь ягоды пойдут, народу полно будет. Как возить будут?.. Бардак, – говорит Сергей Непогодин.

– Полный беспредел! Сначала ходил через два дня, потом через четыре, сейчас раз в неделю, а теперь вообще отменяют, – говорит Вера Леонидовна, жительница станции. – Это что такое? Как свиньям, что там наложат, мы ничего знать не будем. Мешок мне дадут с продуктами. Только дома я увижу, что там лежит. Яйца закажи, так их них в общем вагоне омлет сделают. Получится, что за продуктами в город ездить нужно будет. Утром уехал и только часов в 7 вечера домой вернешься. Это смешно. Нынче дрова за 10 километров выписали, на себе таскать будем. А сейчас еще и хлеб отбирают. Мы что, не люди?

Муха — первая, кто пытается попасть в вагон на остановке “Морозково-Старое”. Рыжий пес совсем не боится техники и с радостью встречает поезд виляющим хвостом.

Россиян оставили без хлеба и воды.

— Конечно, надо оставлять вагон-лавку. Мы же не будем каждый раз ездить в Филькино или в Сотрино, денег немного у нас, – говорит Михаил Борзунов, житель станции.

По словам местных, в Старом Морозково сейчас живет всего 5 человек.
– В город ездим редко очень. Бывает, раз в неделю ребенка в город вожу. Возвращаемся из города обязательно с продуктами, – рассказывает Светлана Денисламова. – А вагон-лавка все основное возит. Если перестанет вагон-лавка ходить… Не знаю, как на других станциях будут жить пожилые. Это же ужас. Как они поедут? А если денег на поезд нет? А если уехал, то что целый день в городе делать?
Такая же небольшая остановка “77 километр”. В лавку заглядывает всего один человек. Его зовут Александр Чинов.

— Раньше хоть ходила чаще, теперь раз в неделю, а если отменят, тогда совсем плохо будет. Привозят хлеб, воду. Приходится, конечно, и в город ездить. От нас ведь ничего не зависит: как решат, так и будет. Но будем надеяться, – говорит Чинов.

— А где хлеб будем брать? Здесь магазинов нету. Тут ничего нету, – рассказывает Михаил Шадрин. – Ближайший магазин в Сосьве – за 8 километров. Автобус не ходит, ехать только на попутке или такси вызывать. Если вагон-лавку закроют, то придется в Сосьву ездить. Вызовешь такси, туда уедешь, в магазине продукты купишь, опять звонишь в такси, и едешь обратно – 150 рублей в одну сторону и 150 – обратно доехать. Больше никак. Или пешком иди.

Россиян оставили без хлеба и воды.

Это реалии жителей станции “Сосьва-Новая”. Перрон здесь, отличии от многих полустанков, добротный, каменный. За одноэтажным деревянным зданием станции виднеются двухэтажные оштукатуренные дома… Окна выставлены, крыши частично обрушены.

На станции Карпунино поезд стоит на протяжении 5 часов. Потом он возвращается в Серов. Обратная дорога до города занимает меньше времени. Стоянки уже не такие долгие, вагон-лавка свой товар распродала. Остановки только для пассажиров. В 21.30 по местному времени поезд прибывает на станцию Серов.
28 июня нам сообщили, что из вагона-лавки уже выгрузили все остатки товара, а это значит, что больше он в рейс не выйдет. В ближайшее время пустой вагон будет перегнан в Москву. Такое решение приняли начальники в Москве, а плоды этого решения будут еще долго вспоминать в Урае, Поспелково, на 77 километре и других станциях, полустанках, поселках и деревнях.

Россиян оставили без хлеба и воды.

Россиян оставили без хлеба и воды.