Foreign Policy: Узбеки становятся исламскими радикалами в России

«Исламское государство» усиленно вербует новых сторонников, говорящих по-русски, пишет московский корреспондент Foreign Policy Эми Феррис-Ротман. The Insider предлагает полный перевод статьи.

----------------------<cut>----------------------

http://foreignpolicy.com/2017/11/01/for-uzbeks-radicalization-often-begins-abroad/
Бойня в Манхэттене, которую во вторник устроил приезжий из Узбекистана, снова привлекла внимание к радикализации жителей Центральной Азии. Но для многих из них путь к «Исламскому государству» начинается уже после того, как они покидают родную страну.

Считается, что в Сирии и Ираке на стороне исламистов воюют тысячи граждан Узбекистана, Киргизии, Казахстана и Таджикистана. В последние годы «Исламское государство» усилило пропаганду на русском языке, распространяя множество переводов, видео, постов в соцсетях.
Но большинство узбеков и таджиков, присоединившихся к ИГ, стали радикалами в России, куда отправились в поисках работы, считает Стив Свердлов, исследователь Центральной Азии из отделения Human Rights Watch в Бишкеке. «Огромное большинство приезжает через Россию, где некоторые из них проводят много лет», — рассказал он.

В России живет около 15 млн мусульман — одна десятая населения страны. Она сталкивается с мятежами исламистов на своей собственной территории, вспыхнувшими двумя кровавыми войнами за независимость Чечни. За последние два года российские спецслужбы арестовали в разных регионах несколько групп выходцев из Центральной Азии по обвинению в подготовке терактов.
29-летний Саипов, который за рулем грузовика въехал на велодорожку, убив восемь человек и ранив еще двенадцать, переехал в США, а не в Россию. Но губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо в телевизионном интервью заявил, что Саипов стал радикалом, живя в США, а не в Узбекистане.

Foreign Policy: Узбеки становятся исламскими радикалами в России

Власти Нью-Йорка рассматривают атаку, в которой обвиняют Саипова, как теракт под влиянием «Исламского государства». Саипов был ранен в живот выстрелом полицейского и находится в больнице под арестом.

Бывшие советские республики Центральной Азии, которые Россия давно считает потенциальным очагом напряженности, после теракта в Нью-Йорке, по-видимому, станут предметом особого внимания Запада.
«Главное, на что надо обратить внимание в связи с нью-йоркским терактом, — это центральноазиатский элемент», — сказал старший исследователь берлинского Института исследований диалога цивилизаций, специалист по исламу в регионе Алексей Малашенко.

Преследование религии в Узбекистане вело к тому, что по расплывчатым и крайне жестоким законам об экстремизме многие тысячи обычных верующих оказывались за решеткой.
Если подтвердится версия о виновности Саипова в теракте, это впишется в нарождающуюся тенденцию: Нью-Йорк попадет в список, в котором уже значатся Стокгольм, Санкт-Петербург и Стамбул — города, где за последний год устроили атаки с человеческими жертвами выходцы из Центральной Азии. В 2015 году в Нью-Йорке уже были арестованы по подозрению в терроризме несколько узбеков, что привело в шок небольшую узбекскую общину города, которая очень настороженно относилась к возможным экстремистам в своих рядах.

Foreign Policy: Узбеки становятся исламскими радикалами в России

Представители российского государства давно уже называют пять бывших советских республик с преимущественно мусульманским населением, простирающихся от Каспийского моря до Китая, зоной потенциальной опасности исламского экстремизма. В Москве говорят, что ее вновь усилившийся интерес к Афганистану, который отделяет от России Центральная Азия, направлен против распространения терроризма в странах, которые Кремль считает своими «задворками».

Пока интерес США к постсоветской Центральной Азии остается относительно умеренным. В 2014 году США, свернув боевые операции в Афганистане, закрыли транзитный центр Манас в Киргизии, свою последнюю военную базу в Центральной Азии. Киргизский парламент, стремясь потрафить бывшей имперской метрополии — России, — проголосовал за вывод американских военных.

Десятилетия бедности и автократического правления сделали жителей стран Центральной Азии, суммарное население которых около 70 млн человек, удобным объектом для вербовщиков «исламского государства». Спасаясь от нищеты, многие, особенно молодые мужчины, отправляются в Россию на низкооплачиваемую работу; там они часто сталкиваются с расизмом и ненавистью местного населения.

Foreign Policy: Узбеки становятся исламскими радикалами в России

При авторитарном лидере Исламе Каримове, умершем в прошлом году, Узбекистан был страной с одним из самых жестких в мире подходом к религии. Там был запрещен прозелитизм, государство регулировало проведение богослужений; это объяснялось интересами борьбы с терроризмом. Самая известная вооруженная группировка в Центральной Азии — «Исламское движение Узбекистана» — была союзницей «Аль-Каиды» и «Талибана».

Но преследование религии в Узбекистане вело к тому, что «по расплывчато сформулированным и крайне жестоким законам об экстремизме многие тысячи обычных верующих оказывались за решеткой только из-за того, что мирно исповедовали свою веру», — сказал Свердлов из Human Rights Watch, добавив, что это заставило некоторых узбеков, ставших маргиналами, искать религию в других местах.
Хотя более ориентированное на реформы государственное руководство во главе с президентом Шавкатом Мирзиёевым избавилось от наиболее жестоких карательных аспектов ограничения религиозных свобод в стране, — таких, как черный список обвиняемых в экстремизме — до настоящей свободы еще далеко, говорит Свердлов.

Foreign Policy: Узбеки становятся исламскими радикалами в России

Для решения демографических и экономических задач необходимо, чтобы в Россию каждый год прибывали около 300 тысяч мигрантов, заявил в пятницу в эфире «Россия 24» глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский.

Критики режима говорят, что в Киргизии, откуда происходил этнический узбек, террорист-самоубийца, взорвавший бомбу в петербургском метро, тоже проводится репрессивная религиозная политика. Братья Царнаевы, взорвавшие бомбы во время Бостонского марафона в 2013 году, — этнические чеченцы, выросшие в Киргизии.

После теракта на Бостонском марафоне Россия призвала своих американских «партнеров» продолжить совместную борьбу против международного терроризма; Дональд Трамп в ходе своей избирательной кампании часто ссылался на это, говоря, что с этой проблемой две страны должны бороться вместе. По поводу нью-йоркского теракта Россия пока никаких громких заявлений не сделала.
Но в результате расследования предполагаемых мотивов Саипова регион снова окажется в центре внимания. «Центральная Азия определенно подключилась к глобальному джихадистскому движению, и нет способа это остановить», — сказал Foreign Policy Малашенко.