Арбитражный суд ввел процедуру наблюдения на головном предприятии знаменитого оружейного концерна

Наши власти даже «Ижмаш» умудрились довести до банкротства

Объявлен банкротом «Ижмаш» – крупнейший наш производитель стрелкового оружия, в т. ч. знаменитых автоматов Калашникова, стоящих на вооружении 50 с лишним армий мира.

----------------------<cut>----------------------

Казалось бы, такое просто невозможно: предприятие, выпускающее 90% всего отечественного автоматического и 95% снайперского стрелкового оружия, 70 образцов другого оружия, вооружающее им нашу армию, другие силовые структуры, экспортирующее все это во многие страны миры, – и вдруг банкрот! Нонсенс какой-то!

Но в современной России, к сожалению, такое возможно. 16 апреля Арбитражный суд Удмуртии ввел процедуру наблюдения на головном предприятии знаменитого оружейного концерна «Ижмаш» – ОАО «Ижевский машзавод».

А накануне объявления «Ижмаша» банкротом инженер конструкторско-оружейного центра предприятия Алексей В. послал разоблачительное письмо в адрес редакции сайта Forum.msk.ru. Отчаяние вперемежку с неприятием той реструктуризации предприятия, которую затеял его новый собственник – госкорпорация «Ростехнологии», – сквозит в каждой его строке. Издание опубликовало это письмо, но провисело оно на сайте, сообщает «Свободная пресса», всего один день, а затем внезапно пропало. По каким соображениям оно было «забанено», пояснено, естественно, не было. Хотелось бы надеяться, что редакция сайта просто осознала, что крик души Алексея В. – это все же лишь одна точка зрения на произошедшее, а истинные причины банкротства крупнейшего российского производителя оружия лежат гораздо глубже. Попробуем разобраться.

Наши власти даже «Ижмаш» умудрились довести до банкротства

«Ижмаш» уходит к «дочке»

«Ижмаш», которому был нанесен колоссальный урон еще во времена Ельцина, когда наши власти, по сути, перестали финансировать оборонку, в 2000-х в ходе начавшейся при Путине «реструктуризации» военно-промышленного комплекса был приватизирован. Огромное предприятие было поделено на множество АО (внешне образовывавшим, правда, некий концерн), которые перешли под контроль, по сути, частного капитала.

Итог к 2011 году был таков: долги группы компаний «Ижмаш» по состоянию на июль этого года превысили 19 млрд руб., чистый убыток группы в 2010 году составил 1,6 млрд руб. при консолидированной выручке от продаж 2,57 млрд руб.

Конечно, отмечал летом 2011 года журнал «Эксперт», кардинальное сокращение госзаказа для российской армии в 1990-е гг. больно ударило по ижевским оружейникам, но у них и в то время были хорошие заказы на экспорт оружия. Однако это не спасло ни «Ижмаш», ни «подчиненные» ему оружейные заводы в других городах. Топ-менеджмент предприятия разделил единый имущественный комплекс на более чем три десятка дочерних и зависимых юридических лиц, большинство из которых быстро начали показывать отрицательную рентабельность. По результатам, например, 2005, 2006 и 2007 гг. стоимость чистых активов головного предприятия группы – ОАО «Ижевский машзавод» – и ряда его дочерних обществ оказалась меньше их уставного капитала. Не все понятно оказалось и с расчетами за поставленное оружие по зарубежным контрактам. А на центральной площади Ижевска тем временем часть работников объединения даже устроили митинг (осень 2008 года), потребовав от федеральных и республиканских властей «покончить с низкими зарплатами и задолженностью по их выплате, принять меры по реальному возрождению «Ижмаша».

Вскоре после этого госпакет акций «Ижмаша» был передан госкорпорации «Ростехнологии». В Удмуртию ею была направлена антикризисная команда, которая должна была определить, что делать дальше с «Ижмашем». Проведя проверку его финансово-хозяйственной деятельности, в Ростехнологиях пришли к выводу, что реанимировать оружейный концерн в том виде, в котором он существует, уже невозможно. На момент проверки 9 компаний группы «Ижмаш» уже были признаны банкротами, в отношении еще 11 предприятий, в т. ч. ОАО «Ижевский машзавод», ОАО «Концерн «Ижмаш», ДОАО «Ижевский оружейный завод», ОАО «Ижмашстанко», ОАО «Ижмашэнерго», кредиторами были поданы заявления о банкротстве. За прошедшие полгода «в пожарном порядке» Ростехнологии погасили или реструктурировали задолженность ижевских предприятий перед кредиторами на сумму почти 3,5 млрд руб. Но системно проблему это не решило. Предприятиям «Ижмаша», с учетом потребностей на техническую модернизацию (а в Ижевске еще работают станки, вывезенные в 1946 году из побежденной Германии), надо еще минимум 10,6 млрд руб., которые основным акционерам и кредиторам могли вернуться в лучшем случае не ранее 2026 года.

Поэтому-то Ростехнологии и приняли решение банкротить «Ижмаш» – чтобы путем увода всех сохранившихся мощностей и кадров во вновь созданную «дочку» госкорпорации (ей дали название НПО «Ижмаш») спасти все, что осталось дееспособного от некогда процветавшего огромного предприятия.

Логично? Вроде бы да. Некое неприятие у стороннего наблюдателя может вызвать разве лишь сама схема спасения – увод всех активов банкрота в какую-то новую «дочку». Ведь если вдуматься, то при банкротстве любого предприятия новый его собственник, по идее, должен не выводить его активы в свою новую «дочку», а выводить само предприятие из состояния банкротства путем оптимизации производства, получения прибыли, расплаты с кредиторами и т. п. А тут взял – и просто увел активы. А уж потом – когда-нибудь или никогда – расплатился с долгами банкрота... Но это – претензии не к Ростехнологиям как таковым: такая схема «спасения» обанкротившихся предприятий получила широчайшее распространение в России еще с ельцинских времен. Умеют же писать законы (которые не запрещают такую «санацию» банкротов) наши законодатели! А Ростехнологии просто-напросто применили эту получившую массовое распространение схему к «Ижмашу».

«Позор ижевской оружейной школы»

Но сама голая схема потому-то и «попахивает», что не порождает простор для злоупотреблений, тем более когда участником такой изначально непрозрачной схемы становится такая изначально непрозрачная структура, как госкорпорация.

Новый (поставленный Ростехнологиями) гендиректор «Ижмаша» Максим Кузюк, конечно, убеждает, что ведение процедуры банкротства позволит сохранить имущество компании и бренд. По его словам, которые приводит «Свободная пресса», в рамках данной процедуры будут также приостановлены все исполнительные производства и сняты аресты с расчетных счетов компании, что позволит упростить проведение расчетов с контрагентами и своевременно выполнять все текущие обязательства – налоговые отчисления, расчеты по договорам, выплату заработной платы.

Однако работники не доверяют своему руководителю, продолжает издание. Если верить открытому письму Алексея В., на самом деле заводом управляет заместитель генерального директора Ростехнологий по финансам Игорь Завьялов и его жена, главный бухгалтер Рособоронэкспорта (этот монопольный продавец российского оружия на внешних рынках также входит в состав Ростехнологий). По словам Алексея В., в 2010 году Завьялов в ходе передела собственности заполучил себе «Ижмаш» и поставил туда своего человека – Кузюка.

Как было официально объявлено новым руководством «Ижмаша», перевод основной деятельности предприятия в НПО «Ижмаш» планируется осуществить до конца I квартала 2012 года, а формирование имущественного комплекса – до конца года. Но, как утверждает Алексей, работников переводят из старых юридических лиц, которые банкротят, в НПО вовсе не «переводом», а новым набором. Иначе говоря, все они должны уволиться со старых мест работы и подать заявления на оформление в НПО «Ижмаш». Причем оформление якобы происходит через иркутское кадровое агентство, что порождает подозрения работников о «кривых схемах». Злые языки говорят, что это кадровое агентство принадлежит директору по персоналу НПО «Ижмаш» Екатерине Сугаренко, которая является дочерью сослуживца гендиректора Ростехнологий Сергея Чемезова. Может, это и не так, но многие инженеры отказываются писать заявления на расчет...

А что же автомат Калашникова? Можно сказать, что он «застрелился», отмечает издание. В январе сообщалось, что Минобороны не планирует закупать оружие у «Ижмаша» в рамках гособоронзаказа 2012 года, поскольку новый автомат модели АК-12 не соответствует требованиям. Руководство «Ижмаша» с этим не согласно: оно уверяет, что хотя АК-12 и разрабатывается для поставок на экспорт, но по своим ключевым параметрам соответствует и современным требованиям Минобороны. И при наличии госзаказа завод готов наладить поставки АК-12 в войска и спецподразделения России.

Впрочем, сомнения в боевых качествах АК-12 остаются. По мнению Алексея В., АК-12 – это просто «пазл», который главный конструктор Владимир Злобин собрал на основе всех самых привлекательных ижевских разработок для АК за последние 10 лет. Разработок привлекательных, но не всегда хорошо показавших себя в практике. По его мнению, АК-12 лучше, чем АК-47, но несколько хуже, чем АКМ, а в общем это – «позор ижевской оружейной школы».

Наши власти даже «Ижмаш» умудрились довести до банкротства

Повторим: данные, изложенные в письме Алексея В., никто не перепроверял. И вполне возможно, что автор не просто сгустил краски, но даже возвел напраслину на тех, кто действительно хочет вывести «Ижмаш» из кризиса. Но, тем не менее, история с очередным спасением флагмана российской оборонки нагляднейшим образом демонстрирует, к какому ужасному положению пришел весь наш военно-промышленный комплекс. Никто уже даже из либеральных «реформаторов» не спорит сейчас с тем, что при Ельцине наш ВПК деградировал дальше некуда. Но при Путине-то, говорят его почитатели, оборонка начала стремительно выходить из кризиса.

А вот тут-то и оказывается, что одним лишь повышением финансирования ВПК (через гособоронзаказ и некоторые федеральные целевые программы) нашу оборонку уже не спасти. При том же Путине все последнее десятилетие военно-промышленный комплекс страны усердно «реструктуризировался» и приватизировался. И одновременно разворовывался. Судьба «Ижмаша» («реструктуризация» совместно с приватизацией прошли там как раз во времена президентства Путина) – нагляднейшее тому подтверждение.

И ладно было бы, если бы речь шла об огромном предприятии (созданном, кстати, не нами, а нашими предками), которое выпускало бы, например, лишь потребительскую продукцию. В конце концов, вследствие гибели предприятия ее можно было бы и импортировать из-за рубежа. Да, конечно, в этом случае надо было бы привлечь к ответственности тех, кто допустил деградацию данного предприятия, включая и тех, кто давал зеленый свет на всякого рода схемы «спасения» банкротов. И, возможно, даже их посадить на несколько лет.

Но когда уничтожают предприятия, от которых зависит безопасность всей страны, – речь надо вести уже о трибунале. С какой стати наша жизнь должна попадать в зависимость от аппетитов бизнесменов, желающих заработать на производстве того же оружия? Да и как вообще бизнесу, имеющему в силу своей природы явную склонность к оптимизации прибыли по временным параметрам, вверять (а по законам приватизации 1990-х – попросту дарить) дело, требующее очень долгосрочных финансовых, умственных и человеческих вложений?

А нынешнее руководство страны все строит планы дальнейшей приватизации...

Наши власти даже «Ижмаш» умудрились довести до банкротства