Похороны в Крымске

С раннего утра двор крымского морга забит людьми. Женщины в черном сидят на кривых деревянных лавках и почти не разговаривают друг с другом. Они пьют лекарства, которые периодически подносят врачи, и стараются не смотреть в сторону рефрижераторов, припаркованных в десяти шагах.

----------------------<cut>----------------------

Через приоткрытые двери фур виднеются пожелтевшие трупы. Они уложены штабелями, плотно друг к другу, и ничем не накрыты. Четверо парней в марлевых повязках и медицинских накидках достают из кузова грузное тело женщины, аккуратно укладывают его на носилки и катят в здание морга. Человек в камуфляже с футболке с аббревиатурой Кубанского медицинского университета шепотом просит одного из родственников женщины пройти следом на опознание.

Люди, взявшие на себя самую грязную работу, – студенты-волонтеры из Кубанского «меда». Они уже третье утро приезжают в пострадавший от наводнения Крымск. Парни работают в морге, девушки – с ранеными, в больнице.

Волонтеры выносят из здания закрытый гроб, обитый красной бархатной тканью. Вместе с деревянным крестом его укладывают в кузов «Газели». Родственники механически подписывают какие-то бумаги и бредут к своим машинам.

«У нас же батюшка на кладбище! Час уже ждет. Отдайте нам маму, мы сами все сделаем». Галина, маленькая женщина с опухшим красным лицом бегает за человеком в камуфляже по двору морга. В руках у человека список с именами тех, кого должны похоронить сегодня. Мужчина на ходу раздает указания подчиненным, делает какие-то пометки на списке и всеми силами пытается уйти от трудного разговора. «Успокойтесь, женщина, я же вам сказал, везут вашу маму, везут».

Галина плачет. «Я с восьми утра жду. Ну, обещали же!». Ей сказали, что тело матери в Славянске, это в 40 километрах от Крымска. Когда закончились места в морге затопленного города, трупы стали пристраивать всюду, где было место. Женщина хотела самостоятельно забрать тело из соседнего города, но чиновники заверили ее, что все будет в порядке: «Оденем и привезем, не беспокойтесь».

Через час гробы из Славянска наконец привезли. Галина пошла к машине в сопровождении чиновницы из местной администрации, а вернулась одна и вся в слезах. Мамы среди привезенных трупов она не нашла.

«Ну, посмотрите среди неопознанных, может, там она», — подсказывает кто-то из эмчээсовцев. Галина с сыном идет мимо рефрижераторов и сваленных в кучу гробов к микроавтобусу Следственного комитета. На его окнах наклеены фотографии тех, чьи родственники до сих пор не объявились.

Галина вглядывается в распухшие лица на черно-белых снимках. Ее сын показывает на фотографию в нижнем ряду. «Да вот же она, смотри, родинка под глазом». Галина набрасывается на чиновницу: «Я сюда пять раз подходила, этой фотографии здесь не было».

Человек в камуфляже протягивает женщине успокоительное. «Она в рефрижераторе, сейчас ваш сын ее опознает, и поедете хоронить».

Почти без чувств Галина идет следом за сыном. Ей, кажется, уже все равно, почему случилась эта путаница. Она садится на лавку и горько плачет.

Почему так получилось, не может ответить и глава Крымского района Василий Крутько. Он приехал к моргу после 11 часов и выглядел очень подавленным. Ходил взад вперед и все время говорил с кем-то по телефону. На любые вопросы журналистов он отвечал: «Давайте попозже». Видимо, в тот момент Василий Васильевич уже знал, что распоряжением губернатора отстранен от занимаемой должности.

После обеда на новом кладбище Крымска начались первые похороны. Траурные мероприятия проходят под рокот трех экскаваторов, рывших неподалеку свежие могилы. Ямы получаются глубокие и очень ровные, как по линейке. «Мне сказали, что до обеда нужно вырыть 20, а там посмотрим», — говорит экскаваторщик и отказывается назвать свое имя, как будто чего-то стесняется.

Крымск после наводнения. Видео — Вадим Кантор

Остаток дня Крымск жил разными слухами. В редакцию местной газеты, приютившей приезжих журналистов, звонили люди и рассказывали о том, что в воде завелась кишечная палочка, а на крымском консервном комбинате людям подсовывали на подпись бумажки, в которых мелким почерком написано: «О наводнении был предупрежден, претензий не имею». Ближе к вечеру стали поступать сообщения о том, что на дамбе прорыв и вода снова идет на Крымск. В городе началась паника. По улицам бежали с сумками и кричали в мобильный телефон: «Уходите, идет вода». Через полчаса МЧС официально слухи о второй волне опровергло, а на комбинате не удалось найти никого, кто бы подписывал документы о предупреждении.

Во вторник в Крымске обещают начать выплачивать компенсации пострадавшим. Власти говорили о выплатах еще в понедельник: пострадавшим полагается по 10 тысяч рублей на первые нужды. Но обещание не выполнено. Город продолжит хоронить погибших.