Итоги четырёх «антипиратских» лет: цензура, абсурд, бессмысленность

РосКомСвобода, Центр защиты цифровых прав и Пиратская партия России представили доклад о правоприменении "антипиратского" законодательства в РФ.

----------------------<cut>----------------------

С момента создания в России настоящей «антипиратской машины» прошло уже четыре года — первые поправки, связанные с борьбой с «пиратством» в сети, вступили в силу 1 августа 2013 г. и с тех пор данный механизм дважды подвергался пересмотру, заканчиваясь расширением сферы его действия, появлением дополнительных обязанностей по ограничению доступа к сетевым ресурсам и увеличением круга субъектов, на которых возлагаются обязанности по удалению и блокированию контента. С того момента также наметилось несколько «чисто российских» тенденций в «антипиратстве» и торговле правами.

За четыре года было принято 3 версии антипиратского закона:
-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» от 02 июля 2013 г. №187-ФЗ (включение дел о защите исключительных прав на фильмы в исключительную подсудность Московского городского суда и создание Единого реестра нарушителей авторских и (или) смежных прав);
-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24 ноября 2014 г. №364-ФЗ (расширение списка защищаемых объектов и введение механизма бессрочной блокировки);
-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 1 июля 2017 г. №156-ФЗ (создание механизма «зачистки» поисковых систем и порядка внесудебной блокировки «зеркал» сайтов).

Авторы исследования, — Павел Рассудов (Пиратская партия), Екатерина Абашина (Центр защиты цифровых прав) и Саркис Дарбинян (РосКомСвобода), — заметили, что данные законы за короткий период времени произвели революцию в стратегиях и механизмах защиты произведений в интернете, а также создали новые способы пресечения нарушений интеллектуальных прав в цифровой среде – блокировку сайтов-нарушителей через государственный Единый реестр нарушителей авторских и смежных прав в интернете, который ведет Роскомнадзор, и вымарывание таких сайтов и их «зеркал» из поисковых систем. Сейчас внесение сайтов в Единый реестр осуществляется на основании решений Московского городского суда, а зачистка результатов поиска от их «зеркал» должна производиться на основании решений Министерства связи РФ (последнее начинает действовать 1 октября 2017 г.).

Но одновременно с этим возросла интернет-грамотность российских пользователей, а владельцы сайтов с соответствующим контентом приобрели определённый правовой и технологический опыт.

В рамках исследования были проведены:
— хронологический обзор «антипиратского» законодательства;
— изучение изменений правового статуса субъектов, участвующих в распространении информации в интернете, в контексте «антипиратского» законодательства;
— анализ судебной практики Мосгорсуда о защите авторских и смежных прав в интернете за период с 1 августа 2013 г. по 30 июня 2017 г. (статистика, интересные кейсы, тенденции и закономерности);
— опрос провайдеров хостинга в целях выявления правовой позиции по «антипиратским» судебным процессам;
— сбор комментариев операторов онлайн-сервисов по предоставлению легального цифрового контента об эффективности «антипиратского» законодательства;
— анализ открытых данных о показателях российского рынка цифрового контента;
— определение новых стратегий предоставления доступа к сайтам, внесённым в Единый реестр нарушителей авторских и смежных прав в интернете;
— формирование выводов и рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики.

Авторами исследования были собраны данные о самых активных истцах по «антипиратским» заявлениям в судах, о наиболее заметных ответчиках и их участии в судебных разбирательствах, а также о частоте обжалования решений Мосгорсуда об ограничении доступа к сайтам.

В ходе опроса провайдеров хостинга, которые чаще всего становятся объектом претензий правообладателей (более 90% исков предъявляются именно к провайдерам хостинга), авторы выяснили, что те искренне не понимают, каким образом можно исполнить предъявляемые к ним требования, и считают свой статус ответчика в «антипиратских» делах несправедливым и нелогичным.

Доклад приводит примеры знаковых кейсов судебной практики Мосгорсуда: о двух параллельных судебных реальностях, о попытках заблокировать Youtube, Bookmate, Sports.ru, о блокировке Ru Tracker, о мировых соглашениях с правообладателями, о попытках самих правообладателей отменить вечную блокировку и т.п.

В целом, анализ судебных актов Московского городского суда по делам о защите авторских и смежных прав позволил выявить закономерности «антипиратской» судебной практики, которые весьма негативны: суд не проводит «тройного теста» и игнорирует позицию, права и интересы ответчиков и третьих лиц, не проверяет наличие противоправной информации на сайтах, обжалование решений Московского городского суда не приносит никаких результатов, отмена бессрочного ограничения доступа к сайту просто невозможна, на хостинг-провайдеров и сервисов по защите веб-сайтов возлагаются все судебные издержки по делу.

В рамках данного исследования было выявлено, что значительная часть предварительных обеспечительных мер, принятых в период действия первого «антипиратского» закона, была отменена вследствие того, что правообладатели не подавали исковое заявление в течение 15 дней после принятия обеспечительных мер. Таким образом, в 77% случаев судебное дело так и не было возбуждено и сайт мог быть заблокирован на основании соответствующего определения лишь временно – на 15 дней.

Обратив внимание на истцов, активно пользующихся «антипиратским» механизмом, авторы доклада выявили, что в период действия первого «антипиратского» закона самыми активными в суде правообладателями стали владельцы прав на сериалы.

Итоги четырёх «антипиратских» лет: цензура, абсурд, бессмысленность

В число ответчиков вошли не только фактические провайдеры хостинга, но и операторы облачных сервисов и сервисов защиты от сетевых угроз , которые не оказывают услуг хостинга. При этом, следует отметить, что при рассмотрении дел о защите авторских и смежных прав в интернете судьи Московского городского суда не проверяют, действительно ли ответчик оказывает услуги хостинга, а полагаются на информацию, предоставленную правообладателем либо Роскомнадзором. Подобное положение дел свидетельствует о низком уровне проверки доводов истцов, а также о нехватке у судей, рассматривающих соответствующие дела, специальных знаний о функционировании интернета и сайтов, а также о сущности деятельности субъектов, действующих в интернете.

Итоги четырёх «антипиратских» лет: цензура, абсурд, бессмысленность

Открытые данные о рынках также были подвергнуты анализу, исходя из которого становится понятно — связь между ростом продаж легального цифрового контента с нарастающими объёмами «антипиратской» практики очень сомнительна. Российские рынки цифрового контента начали расти ещё до принятия «антипиратского» законодательства (с разной скоростью в зависимости от типа контента), при этом российский контент все так же плохо продается по сравнению с иностранным. Тем не менее, представители правообладательского лобби в российских властных кругах делают сомнительные заявления о якобы заметном росте продаж легального контента, опровергая свои же слова о бессмысленности блокировок:

Одновременно с нарастанием количества атак правообладателей на «пиратский» контент владельцы сайтов выработали новые стратегии и каналы предоставления доступа к сайтам и распространения контента, которые позволили им продолжить работу онлайн-сервисов даже после их включения в Единый реестр и бессрочного ограничения доступа.

Основной вывод об «антипиратском» законодательстве и судебной практике: для торговцев правами на контент пользы от «антипиратских» мер почти нет, а вот для информационных посредников и интернет-пользователей вреда от них много.

Доклад «Антипиратский закон: правоприменение, тенденции и системные проблемы (за период 08.2013-06.2017)» | PDF | 1,4 MB

Итоги четырёх «антипиратских» лет: цензура, абсурд, бессмысленность

Больше нечего добавить...