Не Роскомнадзором единым

Пять лет я наблюдаю за дискуссиями вокруг действительности Роскомнадзора по всему рунету и по-прежнему отмечаю, что часть IT-сообщества плохо представляет себе, как функционируют блокировки, и почему они функционируют именно так. Вопрос это юридический, и далее я попробую вас с ним познакомить. Предупреждаю, чтиво совсем не пятничное.

----------------------<cut>----------------------

Кратчайшая история вопроса

«Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается» — пункт 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации.

Официальные лица разграничивают понятия цензуры и «ограничения распространения информации» (именно так блокировки называют в законах), а поскольку Конституцией же, допускается ограничение прав и свобод, сами по себе ограничения о которых пойдет речь далее, не являются чем то незаконным.
«Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» — пункт 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации.

Хотя Конституционным Судом и отмечалось, что что на то должно быть серьезные основания, правоведы сходятся на том, что в подавляющем большинстве случаев оправдать то или иное ограничение права на информацию, не представляет особого труда.
«публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если они отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права» — Определение Конституционного Суда РФ от 18.09.2014 N 1818-О.

Не Роскомнадзором единым

История установления такого рода ограничений началась с борьбы с экстремизмом. В отсутствии специализированных законов, суды, в которые регулярно поступали жалобы прокуратуры на сайты в мировой сети, были вынуждены интерпретировать положения действующего законодательства, толковать его в соответствии с общими принципами права – нормальная практика в сложившейся ситуации.
Законодательством предусматривался лишь запрет общего характера на распространение экстремистских материалов. Верховный же суд в своем решении установил, что оператор связи, предоставляющий свободный доступ к экстремистским материалам, фактически является их распространителем, и по требованию он обязан принимать меры по ограничению доступа к ним.
11 июля 2012 года государственная Дума приняла ряд поправок в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и еще ряд актов. В российском законодательстве появились такие категории, как «сайт в сети Интернет», «страница сайта в сети Интернет», «доменное имя», «сетевой адрес», «владелец сайта» и «провайдер хостинга».
Закон предусматривал создание «Единого реестра доменных имен, указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено».
Администрирование этой структуры было доверено Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций – Роскомнадзору.
Нюансы процедуры включения в реестр сетевого адреса были определены временным регламентом от 01.11.2012 года, который действует в первозданном виде по сей день.
Попавший в Реестр Роскомнадзора интернет ресурс обычно блокируется не сразу. Роскомнадзор должен проинформировать провайдера хостинга, а тот, в свою очередь убедить владельца сайта удалить нарушающий закон контент или сделать это самостоятельно. Уведомления рассылаются на русском и английском языках по электронной почте. Только спустя три дня, если требования не выполнены, доступ к сайту блокируется операторами связи. Для этого операторам связи обеспечивается круглосуточный доступ к информации из единого реестра.
Полномочиями по внесению в реестр сайтов был наделен не только Роскомнадзор, но и Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. 28 декабря 2013 года к ним присоединилась прокуратура в лице Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей.
Вступление России в Всемирную Торговую Организацию потребовало борьбы с правонарушениями в сфере интеллектуальной собственности и тут реестр оказался как нельзя кстати.
2 июля 2013 года был принят так называемый «Антипиратский закон», защищавший аудиовизуальные произведения. Несмотря на широкий резонанс и стотысячную петицию на сайте Российской общественной инициативы, его охарактеризовали, как «доказавший свою эффективность», в сферу его действия впоследствии были включены все объекты авторских и смежных прав, распространяемые в сети «Интернет» за исключением фотографических и иных подобных произведений. К слову, причина, по которой было сделано и сохраняется это исключение, весьма туманна.
12 октября 2015 года к числу регуляторов Интернет пространства присоединилась Федеральная налоговая служба.

Раскладывая по полочкам
На сегодняшний день ограничивается доступ к четырем группам информации:

Не Роскомнадзором единым

Первая группа — информация, подлежащая запрету по решению органов исполнительной власти. К ней относят: детскую порнографию, информацию о способах приобретения или изготовления наркотиков, о способах совершения самоубийства, призывы к совершению самоубийств, информацию о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий, и информацию, нарушающую запрет на проведение азартных игр и лотерей.
Роскомнадзор принимает решения о запрете доступа к порнографическим изображениям несовершеннолетних и к остальным категориям информации, если она встречается на сайтах СМИ.
Наркотиками ранее занималась ФСКН, после ее расформирования эти функции были переданы МВД. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека выискивает в сети информацию о самоубийствах, а Федеральная налоговая служба о казино.
Вторая группа — различная информация, распространяемая с нарушением авторских прав на все произведения за исключением фотографических.
Ограничение распространения такой информации осуществляется Роскомнадзором в особом порядке, после обращения правообладателя в Московский городской суд. Именно для пиратских сайтов, многократно нарушающих закон, предусматривается постоянная или как ее иногда называют «вечная» блокировка, снять которою невозможно в принципе. В законе просто нет нормы, которая позволяла бы это сделать.
Третья группа — призывы к осуществлению экстремистской деятельности, массовым беспорядкам и участию в публичных мероприятиях, проводимых с нарушениями, ограничение доступа к которым осуществляется по требованиям Генерального прокурора РФ и его заместителей. Ее особенность заключается в том, что блокировка происходит сразу после поступления данных в Роскомнадзор, без задержек и предупреждений, а владелец сайта и провайдер хостинга уведомляются о нарушении уже постфактум.
Если в первых трех группах все более-менее однозначно, то границы четвертой, которой занимаются суды, сильно размыты.
К ней относятся материалы, включенные в федеральный список экстремистских, персональные данные, чей сбор осуществлялся с нарушением действующего законодательства и любая другая информация, признанная нарушающей закон районным судом общей юрисдикции.
За последние годы судами принято достаточно решений, чтобы с уверенностью говорить о том, что практика установления запретов принимает все больший размах и причудливые формы.
Это связано и с непоследовательностью, фрагментарностью введения новых запретов и с тем, что, создавая новые механизмы ограничения доступа к информации, законодатель не озаботился корректировкой уже сложившейся практики.

Театр абсурда
Иски, как правило, инициируемые прокуратурой Российской Федерации в защиту неопределенного круга лиц, рассматриваются с привлечением в качестве формального ответчика провайдера или Роскомнадзора, представители которых на заседании не появляются вовсе. Вряд ли их можно за это винить, они не заинтересованы, да и не обязаны выступать в защиту владельцев сайтов.
Так суды вносят в Реестр самые разные категории информации, не перечисленные в законе.
Здесь придется обратиться к тексту закона.

Не Роскомнадзором единым

«Основаниями для включения в реестр [сетевых адресов], являются: вступившее в законную силу решение суда о признании информации, распространяемой посредством сети «Интернет», информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено» — часть 2 пункта 5 статьи 15.1. Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Норма, безразмерный характер которой и так признан многими правоведами, трактуется еще более широко.
«Статьей 9 Федерального закона № 149-ФЗ предусмотрена возможность ограничения доступа к информации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, перечисленными выше правовыми нормами в их взаимосвязи предусмотрен запрет на распространение информации о способах уклонения от уплаты налогов» — Решение по делу 2-2442/2014 ~ М-2838/2014 Октябрьский районный суд г. Ставрополя.

На практике происходит подмена понятий. «Информация, за распространение которой установлена уголовная или административная ответственность» превращается в «информацию о деяниях, за которые установлена уголовная или административная ответственность», то есть ограничивается распространение информации так или иначе связанной с административно или уголовно наказуемыми деяниями.
«Статьями 290 и 291 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за такие преступления, как получение и дача взятки… Таким образом, суд считает, что вышеуказанными правовыми нормами в их взаимосвязи предусмотрено, что распространение информации, связанной с пропагандой получения и дачи взятки, не может быть признано законным. Данная информация является информацией, распространение которой в России запрещено. Следовательно, требования прокурора подлежат удовлетворению» — Решение № 2-536/2015 2-536/2015(2-5791/2014;)~М-7318/2014 2-5791/2014 М-7318/2014 от 19 января 2015 г. по делу № 2-536/2015 Калининского районного суда г. Тюмени.

Не Роскомнадзором единым

В том же духе составлены и решения судов о запрете сайтов о криптовалютах (впоследствии решение суда было успешно обжаловано), решения о блокировке доступа к сайтам содержащим информацию о возможности незаконного приобретения дипломов об образовании, сайтам продававшим пестициды, Интернет-аптекам, готовым домашним заданиям для школьников, инструкциям по изготовлению римских свеч, фейерверков, электроудочек и многие другие судебные акты.
«… содержание сайта противоречит принципам гуманизма, морали, оказывает негативное влияние на нравственное, духовное, психическое и физическое развитие граждан, в том числе несовершеннолетних» — Решение № 2-2060/2016 2-2060/2016~М-1871/2016 М-1871/2016 от 6 июня 2016 г. Октябрьского районного суд г. Саранска по делу № 2-2060/2016.

Небрежность формулировок, отсылки к «основам нравственности граждан России», «авторитету Российской Федерации», «пропаганде» и прочим понятиям, четкого определения которых нет ни в одном законе, вызывают опасения.
«Внести в Реестр «сведения, пропагандирующие проезд на железнодорожном транспорте запрещенным способом, на не предназначенных для проезда частях подвижного состава… и призывающие к совершению противоправных действий, которые могут повлечь причинение вреда жизни и здоровью граждан, в том числе несовершеннолетних» — Решение по делу № 2-957/2015 ~ М-171/2015 от 02.02.2015 Замоскворецкий районный суд г. Москвы.

В подобных условиях запретят доступ к информации или нет, зависит не от четких критериев, а от усмотрения районного судьи, который, вполне возможно, и не пользуется интернетом. И если подобные решения еще как-то «уживаются» с законом, то некоторые вступают с ним в конфликт.
Речь о блокировке сайтов, торгующих продуктами питания, попадающими под санкции, и туристическими путевками в некоторые зарубежные страны.
Не Роскомнадзором единым

«Статьей 9 Закона № 149-ФЗ предусмотрена возможность ограничения доступа к информации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересах других лиц.
В соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса РФ способами защиты гражданских прав, в частности, является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Таким образом, размещение в сети «Интернет» информации о реализации сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, запрещенных к ввозу в Российскую Федерацию, ведет к нарушению специальных экономических мер, применяемых в целях обеспечения интересов и безопасности Российской Федерации, устранения или минимизации угрозы нарушений прав и свобод ее граждан» — Решение по делу 2-1758/2015 ~ М-1812/2015 от 30 октября 2015 года Белореченский районный суд Краснодарского края.

Это отнюдь не отдельные случаи. Одна Прокуратура Саратовской области заявляет о блокировке 407 интернет-ресурсов, «с помощью которых незаконно организовывались поставки продуктов питания, находящихся в перечне сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, запрещеных к ввозу на территорию Российской Федерации». В них введение ограничений обосновывается ссылками на Постановления правительства и указы президента и объясняется интересами Российской Федерации.
«информация, опубликованная на страницах 23 Интернет-сайтов, в части реализации туроператорами и турагентами гражданам Российской Федерации туристского продукта, предусматривающего посещение территории Турецкой Республики, признана противоправной и нарушающей права потребителей на получение необходимой и достоверной информации о реализуемой услуге и запрещена к распространению на территории Российской Федерации» — Решение Останкинского районного суда от 27.04.2016г. по иску Роспотребнадзора.
При должном желании так можно установить ограничение на распространение любой информации. А ведь:
«Правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на следующих принципах:
… установление ограничений доступа к информации только федеральными законами» — пункт 2 статьи 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Самое неприятное заключается в том, что владелец сайта узнает о блокировке своего ресурса судом уже в процессе исполнения решения, по истечении срока на обжалование, и для его восстановления вынужден отправляться в районный суд отдаленного региона Российской Федерации. Нередки и случаи дублирования решений относительно одного информационного ресурса в различных судах. Тогда ситуация еще более осложняется.
Неудивительно, что такого рода решения оспариваются крайне редко, формируя устойчивый корпус судебной практики, на которую в конечном счете ориентируются и другие суды, и законодатель при разработке новых инициатив.

Что СОРМ скоро будет узнавать от ОРИ: проект приказа (или «Мама, он и тебя посчитал!»)

Не Роскомнадзором единым

Для начала: ОРИ — это «организаторы распространения информации», другими словами, производители трафика, причем вошедшие в специальный реестр. Да, те самые «ВКонтакте», «Одноклассники», «Яндекс», Rambler, Mail.ru, Snapchat, Telegram, и другие. Так вот, Минкомсвязи разработало и представило на общественное обсуждение проект приказа с требованиями к программно-техническим средствам и оборудованию, которое должны будут установить уважаемые ОРИ, и какие данные эти интернет-сервисы должны передавать в ФСБ в систему оперативно-разыскных мероприятий (пресловутый СОРМ), чтобы дружба государства и ОРИ, так сказать, крепла, и никто ни на кого не обижался (простите за высокопарный слог).

Приказ носит название «Об утверждении Требований к оборудованию и программно-техническим средствам, используемым организатором распространения информации в сети «Интернет» в эксплуатируемых им информационных системах, обеспечивающих выполнение установленных действий при проведении оперативно-разыскных мероприятий, включая систему хранения», и его проект, вынесенный на обсуждение широкой интернет-общественности, размещен на портале проектов нормативных актов.

Оборудование СОРМ будут получать и накапливать следующую информацию из реестра ОРИ: идентификатор пользователя в ИС ОРИ, дату и время регистрации, дата и время заключения договора на обслуживание ИС ОРИ, его номер (в случае заключения договора), введенные пользователем данные: фамилию, имя и отчество, псевдоним, дату рождения, адрес, адрес проживания, номер телефона, данные паспорта и иных документов, список идентификаторов в ИС ОРИ, указанные пользователем как родственники, пересланные сообщения, внесенные пользователем принадлежащие ему идентификаторы в в других средствах электронного взаимодействия, в т.ч наименование сервиса и идентификатор,
дата и время последнего обновления пользователем регистрационной информации, передаваемые файлы, записи аудио- и видеозвонков.

Документ большой. И подробный: это не «хотелки», это вполне подробное изложение, как, что СОРМ должен получать. Тайна переписки, кажется, никак с ним не соотносится, поскольку, как все мы знаем, это делается во имя высшего блага, а значит, неподсудно людским мнениям.

Когда я читал о то, что Facebook строит граф отношений между как можно большим числом людей, я удивлялся, как они это делают, анализирую порой несвязанные друг с другом источники. Здесь, как видно, граф соберется сам, стоит только копнуть в хранилища СОРМ-а: уважаемые «организаторы распространения информации» при всем желании ничего не могут скрыть.

Интересно, а будут?

P.S. Мне на ум приходит вынесенная в заголовок фраза из мультика «Козленок, который считал до десяти»:

Не Роскомнадзором единым

Вспомните, лесные жители против, чтобы их считали, но он, смелый и умный, точно знает, что им подсчет пойдёт во благо!

Гиктаймс

Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы