КАКОЙ ТЫ НА ФИГ СИБИРЯК!

У всех разные отношения с родственниками. Кто-то, долго не встречавшись с ними, думает: сто лет бы их еще не видеть. Нет, это не про моих. Уверена, что все мои родственники рады встрече со мной. Это подтвердилось, когда на перроне небольшого вокзальца меня и мою сестру встречал наш дядька — дядя Коля.

----------------------<cut>----------------------

По его довольному виду с первой же секунды стало понятным, что встреча ему желанна. Он крепко обнял нас, расцеловал, схватил сумки и велел идти вслед за ним в машину. Чтобы попасть к дяде Коле в гости предстояло проехать еще километров восемьдесят. В машине нас поджидала дяди Колина жена Галина Александровна. Женщина, скупая на эмоции, она, тем не менее, выказала радость при виде нас. Мы действительно не виделись лет сто. Дядька суетился, складывая наши чемоданы в багажник машины, что-то торопливо при этом рассказывая. На улице, несмотря на яркое солнце, дул довольно прохладный ветерок.
– Что ж вы одеты-то словно майские дачницы? — сокрушался он.
– Так лето еще, дядя Коля.
Шли последние дни последнего летнего месяца.
– Будто бы не знали, что в Сибирь едете! – проворчал он, и тут же стал искать в багажнике куртки.
Мы долго отнекивались от его тряпья, дескать, нам вовсе не холодно. Но дядя Коля был неумолим. Он разодел нас в какие-то теплые вещи, после чего мы стали похожи на отступающих французов с картины Верещагина «На большой дороге». Не успели мы сесть в машины, как дяде Коле вздумалось нас кормить, шустро чистил вареные яйца, нарезал колбасу и прочее, и пища как-то сама собой залетала нам в рот, словно гоголевские галушки.
Наконец мы тронулись в путь. Дороги в те времена были ужасные, вернее их совсем не было. Особенно после дождей. То ли дело зимой, катишь себе по зимнику, словно на коньках по льду. А в иное время года – мучение. То застрянешь, то из колеи не выбраться, поэтому машины в тех местах в основном большегрузные, легковых почти не встретишь. У дяди Коли была «Нива»,

КАКОЙ ТЫ НА ФИГ СИБИРЯК!

которой он очень гордился в силу ее хорошей проходимости. Вот на этой «Ниве» мы и держали путь в славный город Урай.
Дядька не переставал говорить ни на минуту.
– Знаете, куда я вас везу?
– Знаем, дядя Коля, к вам в гости, – недоуменно переглянулись мы.
– А ну-ка, уберите первую букву в названии города, что получится?
– Рай.

КАКОЙ ТЫ НА ФИГ СИБИРЯК!

– Вот куда я вас везу. В рай! Да здесь кругом рай! – Дядя Коля посмотрел налево, направо, опустил руль, раскинул руки по сторонам. – Это же Сибирь матушка! Сибирь державная!
– А почему это она державная, дядя Коля?
– Как почему? Как почему? А кто на себе всю Россию держит? Кто ее поит, кормит, обувает? Кто нефть поставляет? Кто минералы разные? А леса? Посмотрите, какие леса здесь! – и дядя Коля вновь взмахнул руками, указывая на лес по обеим сторонам дороги.

КАКОЙ ТЫ НА ФИГ СИБИРЯК!

– Крепче за баранку держись, шофер, – пробубнила сидящая рядом Галина Александровна.
– А знаете, какое самое главное богатство Сибири?
– Пушнина?
– Сами вы пушнина! – Дядька аж сверкнул глазами в негодовании. – Люди! Вот главное богатство Сибири! Лю-ди!
– Так люди везде есть, – возразили мы.
– Да вы что! Вы что не знаете, какие здесь люди? Возьмите отца своего! Его братьев!
– Тебя, например, – съёрничала Галина Александровна.
– Да хоть бы и меня! Я коренной сибиряк! А мы сибиряки – ух, какие!
– И какие же? – спросила его жена.
– Да такие… надежные, крепкие, сильные. Сибиряки всегда придут на выручку, не подведут! У нас суровый характер, нас закалила сама природа. Мы не привыкли болтать, мы привыкли делать.
Я смотрела на своего дядьку. Небольшого росточка, крепенький, вечно с взлохмаченными волосами и длинными ровными бакенбардами, немного несуразный, смешливый. Но мне казалось, что за его мудрым цепким взглядом скрывается сибирская мудрость веков, а его могучие руки – олицетворение силы и труда этого края. Он весь нараспашку, так же как и душа жителей Сибири – распахнутая, щедрая, гостеприимная. Я так загордилась своей малой родиной, что выступили слезы, но влетевший в окно машины ветер мигом высушил их. Да, суров нрав Сибири, нечего нюни распускать, стойкость – вот главное качество сибиряков.
– Надежный мы народ – сибиряки, – с жаром продолжал дядя Коля, – потому и любят нас везде за наши бойцовские качества. У нас в Сибири мужик сказал – мужик сделал.
– Поэтому мужики в Сибири молчаливые, – усмехнулась Галина Александровна, но дядя Коля пропустил это высказывание мимо ушей.
Мы с сестрой рассмеялись. В следующее мгновение наше внимание привлек мужчина на дороге. Он махал рукой, показывая, чтобы мы остановились, что мы и сделали, но не заглушив двигатель.
– Приветствую, – сказал подошедший, – трос есть?
– Застряли что ли?

КАКОЙ ТЫ НА ФИГ СИБИРЯК!

– спросил дядя Коля, оглядывая машину в противоположной колее и суетящийся возле нее народ.
– Да, – кивнул незнакомый водитель, – дернешь?
– Нет у меня троса! – сказал дядя Коля, и отмахнувшись от незнакомца, начал отъезжать.
Мы обернулись. Несколько мужиков безнадежно пытались вытолкнуть из колеи неподдающуюся их силам машину.
– Так, на чем я остановился? – спросил дядя Коля и тут же стал повествовать дальше. – Мы сибиряки – и этим все сказано. Надежности нам не занимать.
– Коля, – лукаво произнесла Галина Александровна, – а ведь у тебя есть трос.
Дядя Коля, словно не слыша ее, продолжал.
– Коля, – настойчивее произнесла Галина Александровна, – у тебя есть трос. В багажнике, – добавила она.
Дядя Коля вновь, казалось, и ухом не повел.
– Коля, не слышишь что ли?
– Что Коля? Что Коля? – заерепенился дядька.
– Трос, говорю, у тебя есть. В багажнике.
– А они, почему без троса?! – вскричал дядька. – Какое они имеют право ездить без троса? Вот посидят в колее, тогда запомнят на всю жизнь, что собираться перед дорогой нужно как следует.
– Коля! У тебя есть в багажнике трос, – укоризненно произнесла Галина Александровна, скрестив на груди руки.
– Да некогда мне! Один я, что ли на дороге? Вон за нами толпа машин едет.
Мы оглянулись. Ни одной машины что-то не было видно.
– Ну, или поедет, – с досадой вымолвил дядька, – ко мне племянницы приехали, я их сто лет не видел!
Минут десять дядя Коля ехал молча, затем он остановился, развернулся и поехал назад. Вскоре мы вновь очутились у машины, попавшей в дорожную неприятность.
– Вспомнил, что есть в багажнике трос, – сказал дядя Коля подошедшему водителю, подавая спасительный предмет, – иди, цепляй.

КАКОЙ ТЫ НА ФИГ СИБИРЯК!

Через какое-то время мы снова весело ехали в сторону Урая. Дядя Коля, подмигнув нам, бодро произнёс:
– Я же говорил: мы сибиряки – надежные люди!

Наталья Романова-Сегень

Настоящие сибиряки + нива = это в двойне надежно!