Гоголь

Памятник работы Н.Андреева

Любопытная история произошла с двумя памятниками Гоголю в Москве. Первый был создан Н.Андреевым и Ф.Шехтелем к столетию со дня рождения писателя в 1909г. и размещался в начале Гоголевского бульвара. Второй памятник работы Н.Томского появился в 1952г., в год столетия со дня смерти Гоголя, на месте первого (который перенесли во двор дома-музея Гоголя на Никитском бульваре — №7А). Так в Москве сложилась уникальная ситуация: по обеим сторонам от Арбатской площади, на небольшом расстоянии друг от друга (менее 400м) стоят 2 памятника одному и тому же человеку. Памятники контрастны по стилю и эмоциональному впечатлению: памятник по случаю рождения запечатлевает посмертный образ писателя, а памятник со дня смерти показывает писателя в самом расцвете сил.

----------------------<cut>----------------------

Замысел установки памятника Гоголю в Москве возник в дни торжеств, посвященных открытию памятника Пушкину в 1880г.: в августе по инициативе Общества любителей российской словесности началась подписка для сбора средств. Одним из первых жертвователей стал промышленник и меценат П.П.Демидов, внесший 5.000 рублей и обещавший поставить столько меди, сколько потребуется для изготовления памятника. Но сбор средств затянулся, и необходимая сумма в 70.000 рублей набралась только к 1896г.

Конкурсные условия звучали:
"…памятник должен представлять бронзовое изваяние Николая Васильевича Гоголя в сидячем положении, в костюме времени жизни писателя, помещенное на пьедестале… проект должен быть оригинальным, а не подражанием существующих памятников".

Гоголь

Открытие памятника, 26 апреля 1909г.

Торжественное открытие состоялось 26 апреля 1909г. при большом скоплении публики. Говорят, что в близлежащих домах комнаты с видом на бульвар сдавались для желающих увидеть церемонию за баснословные по тем временам суммы. В 12 часов 39 минут с памятника сдернули пелену, и воцарилась гробовая тишина — зрители были поражены. Они не были готовы к такому Гоголю.

На своем первом месте памятник простоял 42 года. В 1951г. его увезли в Донской монастырь. В то время Донской монастырь стал своеобразным прибежищем многих памятников, неугодных коммунистической власти. Здесь хранились фрагменты разрушенных Сухаревской башни и Храма Христа Спасителя, статуи и барельефы с разобранных Триумфальных ворот, фрагменты Иверской часовни, декоративное убранство некоторых снесенных московских церквей. А в 1959г. монумент установили во дворе бывшей усадьбы графа А.П.Толстого на Никитском бульваре. В этом доме Н.В.Гоголь провел последние 4 года жизни и сжег второй том «Мертвых душ».

Николай Андреев изобразил Гоголя в период душевного кризиса, утратившим веру в свое творчество, опустошенным до отчаяния. Писатель предстает, глубоко погруженным в скорбные размышления. Скульптор подчеркнул подавленное состояние писателя сгорбленной позой, опущенными плечами, склоненной головой, складками плаща, который почти полностью скрывает как бы озябшее тело. Пьедестал памятника обрамлен бронзовыми барельефами, на которых представлены герои из наиболее известных произведений Гоголя: «Ревизора», «Шинели», «Тараса Бульбы», «Мертвых душ» и других. Известно, что скульптору для образа Тараса Бульбы позировал сам Владимир Гиляровский, а для воплощения героев «Мертвых душ» моделями послужили артисты Малого Театра, готовящие в то время постановку повести.

Гоголь

Памятник много критиковали. Сохранились воспоминания современников, отражающие реакцию на памятник. В одном из них говорится:
"Первое впечатление этой почти страшной фигуры, прислонившейся к грубой глыбе камня, точно ударило. Большинство ждало образа, к которому привыкло.… И вместо этого явно трагическая, мрачная фигура; голова, втянутая в плечи, огромный, почти безобразящий лицо нос и взгляд — тяжелый, угрюмый, выдающий нечеловеческую скорбь.… В сумерках и лунной ночью он будет прямо страшен, этот бронзовый великан на Арбатской площади, замерзший в позе вечной думы".
Художник Михаил Нестеров писал:
"Памятник Гоголю «всесторонне» обругать нельзя, ибо он талантлив. Сделан, правда, не специалистом по монументальной части, а потому хорош с одной-двух сторон, как живое изображение, красив по некоторым декоративным линиям, по матерьялу, с которого сработан, но никуда не годен по идее — Гоголь на нем не изображен здоровым, полным творческих сил автором «Мертвых душ», «Тараса Бульбы» и друг, а изображен он умирающим, в смертельной тоске отрешающимся от всего им содеянного. И тут нет для Андреева пощады. Он, конечно, виновен, тем ли, что он «сын своего времени», или тем, что недостаточно умен, не знаю… Что же касается того, подражал ли он Родену или нет, то это меня не занимает, может, подражал, а может, и нет".
А другой художник, Илья Репин, полностью поддерживал идею памятника:
"Трогательно, глубоко и необыкновенно изящно и просто. Какой поворот головы! Сколько страдания в этом мученике за грехи России!.. Сходство полное… Да здравствует Н.А.Андреев! В душе своей я благословил комиссию, утвердившую эту смелую по правде идею. Москва не без просвещенных людей: большое счастье для искусства".
Писательница Татьяна Аксакова-Сиверс вспоминала:
"Трактовка сюжета была для того времени новаторской, и памятник встретил весьма неблагосклонный прием у широкой публики. Фигуру, закутанную в плащ, сравнивали с летучей мышью, с вороной, словом, насмешкам не было конца. Отдельные голоса критиковали местоположение памятника и доказывали, что если бы тыл скульптуры был защищен каким-нибудь зданием, впечатление было бы иным. Художественность украшающих цоколь барельефов, изображающих гоголевские персонажи, никем не оспаривалась, но лишь немногие тонкие ценители считали, что это, быть может, не совсем удачное произведение Андреева в целом значительно превосходит остальные бездарные московские памятники, цепь которых завершилась в 1912г. опекушинским памятником Александру III".
Говорят, что...
"...графиня П.С.Уварова, возглавлявшая Московское археологическое общество, готова была заплатить 12.000 рублей тому, кто избавит Москву от памятника Гоголь работы Андреева. «Петербургская газета» 16 мая 1909г. сообщала: «Ходят слухи, что группа художников и известных коллекционеров, оставшихся недовольными памятником Н.В.Гоголю в Москве, намерены открыть подписку и, когда соберется достаточное число протестантов, возбудить ходатайство о замене этого памятника другим»".

Наконец, решили заменить памятник Гоголю, но до Великой Отечественной войны осуществить это не удалось. В 1951г. памятник убрали с бульвара, освободив место для нового монумента (в изданном за год до этого томе Большой советской энциклопедии работа Н.А.Андреева названа «глубоко ошибочной»).
Известно, что И.В.Сталин недолюбливал «скорбного» Гоголя, мимо которого ему регулярно приходилось проезжать по пути из Кремля на Кунцевскую дачу. К конкурсам на новый памятник вернулись в конце 1940-х-начале 1950-х гг. Победил проект Н.В.Томского. Его победа была неслучайной: в 1951г. он создал мраморный бюст Н.В.Гоголя, за который удостоился Сталинской премии (пятой по счету в своей карьере). Увеличенная копия этого бюста была поставлена на могиле Гоголя. Этот же бюст стал отправной точкой для проекта нового бронзового памятника писателю в полный рост.

2 марта 1952г. состоялось торжественное открытие нового памятника. Образ писателя интерпретировали по-новому: полным сил, стоящим во весь рост на высоком постаменте, улыбающимся и излучающим оптимизм. В официальной прессе публиковались исключительно положительные отзывы, но в среде московской интеллигенции возобладало негативное отношение к «веселому» Гоголю. Сразу же после открытия появилась эпиграмма на памятник:
"Юмор Гоголя нам мил,
Слезы Гоголя — помеха.
Сидя, грусть он наводил,
Пусть теперь стоит — для смеха!"

Гоголь

Невыразительность, шаблонность нового монумента отмечались многими. Из стихотворения Юлии Друниной:
"Безлик сей Гоголь...
Прежний спрятан в дворик.
Кто объяснит: зачем и почему?
Пускай здесь разбирается историк —
Я трансплантаций этих не пойму".

Пьедестал нового памятника украсило развернутое посвящение:
"Великому русскому художнику слова Николаю Васильевичу Гоголю от правительства Советского Союза 2 марта 1952 года".
А сам Николай Томский, выступая на съезде Союза художников в 1957г., невысоко оценивал свою работу:
"Из всех созданных мною в последние годы монументальных произведений я считаю самым неудачным памятник Н.В.Гоголю в Москве, выполненный мной в чрезвычайной спешке к юбилею писателя".
Однако в 1960-е — 1970-е годы отношение к новому памятнику постепенно менялось. У Беллы Ахмадулиной уже находятся сочувственные слова, обращённые к монументу:
"Как бедный Гоголь худ там, во главе бульвара,
и одинок вблизи вселенской полыньи."

Несмотря на очевидные художественные изъяны, за монументом Томского позднее стали признавать некоторые достоинства, скорее архитектурного и градостроительного плана. Район Арбатской площади, площади Арбатские Ворота и прилегающих улиц в 1940-е — 1960-е подвергся существенной реконструкции. Изменилась этажность некоторых домов на прилегающих улицах, для расширения площадей снесли ряд построек, возник монолит Генерального штаба, занявший квартал между Знаменкой и Воздвиженкой, и Новый Арбат с многоэтажной застройкой, тоннель, связавший Гоголевский и Никитский бульвары. Тем не менее благодаря выраженной вертикали и чёткому силуэту монумент неплохо визуально воспринимается в довольно «жёстком» архитектурном окружении, не теряется на открытых пространствах.

Предложения об очередном переносе памятников
Ещё в середине 1960-х годов в прессе стал обсуждаться вопрос о возвращении андреевского памятника на его первоначальное место. Идея получила распространение в годы перестройки.

Гоголь

Начало XX века

В 1993 году эта идея как никогда ранее была близка к осуществлению. Оргкомитет по проведению празднования 500-летия Арбата, отмечавшегося в том году (в состав которого входили Юрий Лужков, Михаил Ульянов, Булат Окуджава и другие), выступил с инициативой в рамках торжественных мероприятий перенести скульптуру работы Андреева на историческое место. Предложение поддержал президент Российского фонда культуры академик Д. С. Лихачёв; оно было одобрено Моссоветом и вынесено на обсуждение Верховного Совета РФ. Но разгон Верховного совета в октябре 1993 года помешал осуществлению замысла.
Накануне 200-летнего юбилея Н. В. Гоголя, отмечавшегося в 2009 году, предложение по возвращению памятника на первоначальное место зазвучало с новой силой. Между тем в целесообразности очередного перемещения выразили сомнения эксперты-реставраторы и архитекторы. Реставратор Савва Ямщиков приводил веские доводы против этой затеи: разительные перемены, произошедшие на месте первоначальной установки памятника Андреева (архитектурная среда приобрела явно диссонирующий с его стилем вид), чрезвычайную дороговизну переноса, явную опасность утраты или повреждения обоих памятников. Противники переноса обращали также внимание на то, что нынешнее местоположение памятника удачно связывает биографический контекст места и общее настроение андреевского памятника.

Гоголь

Фрагмент памятника

Если окажитесь в районе Арбата, потратьте 15 минут, прогуляйтесь и посмотрите на оба памятника своими глазами. Там есть на что посмотреть.

Гоголь

Между двумя памятниками меньше 400 метров

При подготовки использованы источники:
liveinmsk.ru/places/a-260.html
https://ru.wikipedia.org/wi...