Борис Клюев: народ устал от либеральной болтовни

Актер Борис Клюев о либеральной болтовне, вседозволенности и советской цензуре.

----------------------<cut>----------------------

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Борис Владимирович, чуть ли не в каждом российском доме обсуждалось, кто выиграет — Трамп или Клинтон. Почему это нам было так важно?

Борис Клюев: Согласитесь, высказывание Трампа о том, что с Россией надо дружить, нежно легло на наши нервы. В Америке сегодня живёт огромное количество наших соотечественников. Плюс США являются одной из самых сильных стран мира.
Агрессоров, которые стремятся развязать военные действия, очень мало. Нормальным же людям хочется жить в дружбе. Во всяком случае, нас так воспитывали, мы всегда старались жить в мире со всеми. Доброта, любовь — для нас это не пустой звук.
Но я лично считаю, что не нужно было бы такого внимания уделять американским выборам, у нас своих проблем много. Взять экономику. Пора уже переходить на государственные рельсы, а не зависеть от частного капитала, который захватил всё и жирует на этом. Приятно, что мы снова становимся сильными и можем разговаривать на равных с миром. Я имею в виду возрождение военного комплекса. Да, к сожалению, на это идут огромные бюджетные деньги. Но безопасность того стоит.
В советское время в оборонке работали лучшие умы. А в 90-е... На одном из кинофорумов мы выступали в Мурманске, в Северодвинске. Я видел, как моряки плакали, когда резали абсолютно новые корабли. Они говорили: «Вы там в Москве — что вы делаете, как же это можно?» А это утилизация — была такая мирная инициатива односторонняя. Хотя договорились с США о том, что будем уничтожать военную технику в одинаковом количестве. Только мы свою разрезали, а американцы — нет.

- А если говорить о других областях жизни страны? Например, ведётся борьба с коррупцией, государство стало больше внимания культуре уделять...

— Видеть борьбу с коррупцией мне очень радостно. Единственное, надо ужесточить наказания за немыслимое воровство. Почему у батьки Лукашенко в Белоруссии казнокрадство отсутствует?! Наказывают! И наказывают так, что мало не покажется. Человек, который облечён властью, должен втройне, вдесятерне отвечать перед простым гражданином. Это моё глубокое убеждение.
Если же говорить о культуре... Внимание государства есть, но результатов нет. Я не вижу новых пьес, талантливых режиссёров, которые бы сегодня рождались. Культура должна прежде всего быть нравственной, воспитывать людей. У культуры есть другие ценности и другие направления, которые, к сожалению, на сегодняшний момент потеряны. Наблюдаю, кого назначают на должности главных режиссёров, кому отдают театр и что из этого получается.

- Вы кого-то конкретного имеете в виду?

— Я не вижу выдающихся результатов в Театре Наций, в Театре Ермоловой, в Губернском театре. Они все очень хорошие ребята и хорошие актёры. (Руководители этих театров — Евгений Миронов, Олег Меньшиков и Сергей Безруков соответственно. — Ред.) Но какое это имеет отношение к руководству театра? Во главе должна быть личность, режиссёр, который собирает вокруг себя личностей-актёров. В Советском Союзе, который так много осуждают за цензуру, они почему-то рождались. А сейчас, когда вседозволенность, почему-то не рождаются.
Константин Райкин Райкин выступил с речью против цензуры в искусстве Вы вспомните недавнее выступление Константина Райкина. О чём он говорит, о какой цензуре? А почему он тогда деньги получает от государства, а не от спонсоров, которых, кстати, у него всегда было очень много? Вы о чём, друзья?! Что, Костя плохо живёт? У него театр, у него «Райкин плаза», у него своя академия. По­слушайте, он в полном порядке. Честно сказать, я всего этого абсолютно не понимаю. Очевидно, сейчас сбой какой-то произошёл... А либералы, услышав критику в адрес государства, тут же её подхватили. Как свора собак, поднялись. Это так мило всегда — им даже неважно, по какому поводу лаять! Никто почему-то не говорит: давайте, ребята, разберёмся. У Райкина денег нет? А у других есть? В Академическом Малом театре, которому 260 лет и который является национальным достоянием, есть? Что, там актёры больше получают? Нет, меньше. Ребята, нужно быть объективными, нужно, чтобы кто-то говорил правду. Почему же не говорят?!

- Но сейчас вроде нет ограничений по этой части.

— Это неправда. Свободы слова нет. Вернее, свобода слова есть. Но вот только выборы последние показали, что народ устал от этой либеральной болтовни.

- Борис Владимирович, у меня сложилось впечатление, что вы ратуете за возврат цензуры. Но сегодня люди иначе мыслят — когда государство вмешивается в дела культуры, это вызывает протест.

— Естественно, а как же по-другому? Потому что не власть должна говорить — должно звучать общественное мнение. Если бы Рихтер что-то сказал или Плисецкая, хотел бы я посмотреть, кто бы и что им ответил! А когда говорит какой-то чиновник, фамилию которого мы даже не знаем, то что получается? Всё мимо.
Я считаю, что в комиссиях культурных при президенте должны быть только те люди, которых уважают коллеги. Выдающиеся мастера, которые могли бы давать объективную оценку. Раньше Министерство культуры приходило, смотрело, что-то ругало, было противостояние какое-то. Сейчас же кто как хочет, тот так и делает. Глубоко уважаемый мною режиссёр Игорь Масленников, снявший «Шерлока Холмса», как-то сказал мне: «Раньше были критика, цензура. Выхожу с этих заседаний, думаю: «Сволочи, гады, да пропадите вы пропадом!» Приду домой, ночь не сплю, думаю, думаю... И утром понимаю: что-то было хорошее в этих замечаниях». А когда процветает вседопустимость, легко заблудиться. Потому что маяки теряются.