Жертва международной банды

Cижу и рыдаю. В очередной раз путинская Россия проявила себя как полицейское государство

Киев должен добиться от России признания украинцев, ставших наркокурьерами, жертвами торговли людьми, снятия с них судимости и возвращения на родину.

----------------------<cut>----------------------

Попавшего в рабство 33-летнего украинца Евгения Оноприенко приговорили в Калуге к семи годам заключения. Его случай далеко не единичный — жертвами наркодельцов стали уже около двух тысяч наших сограждан, которых бандиты завлекли в Российскую Федерацию с помощью объявлений о трудоустройстве
— Мой сын никому из родственников не сообщил, что решил ехать в Россию работать экспедитором, лишь только когда сел в поезд, позвонил отцу и все рассказал, пообещал через три месяца вернуться, — говорит мама попавшего в рабство 33-летнего Евгения Оноприенко Екатерина Ивановна. Недавно ее сына приговорили в Калуге к семи годам лишения свободы за сбыт наркотиков. — На заработки за границу Женя подался из-за крайне тяжелого положения, в котором оказался: он открыл в Черкассах магазин детских игрушек — взял кредит и купил товар. Однако покупателей было очень мало, выторга на платежи банку не хватало, задолженность достигла 100 тысяч гривен. И тут сын увидел объявление: работа курьером в России, зарплата 1000 долларов в месяц. Вот он и позвонил по указанному номеру. Это было в конце прошлого года.
*Екатерина Оноприенко: «Путь за решетку для моего сына начался с того, что он позвонил по одному из телефонов, указанных в таких вот, казалось, обычных объявлениях о найме на работу. Этими плакатами до сих пор увешаны Черкассы» (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)
— Через две недели Женя связался со мной через «Фейсбук» с помощью видеозвонка, голос у него был подавленный, — продолжает Екатерина Оноприенко. — Сказал, что трудится в Калуге, очень устает и что на заработанные деньги купил сыну на день рождения смартфон (Евгений женат, растит с супругой двоих детей). Он потом еще присылал деньги семье на католическое Рождество и Новый год. А 5 января нынешнего года Женя исчез. За день до этого звонил мне, говорил, что работа его измотала, он намерен переехать в другой российский город и трудоустроиться там или вернуться в Украину.
Полтора месяца мы не знали, где Евгений и что с ним. Вдруг нам позвонила женщина: «Ваш Женя в следственном изоляторе Калуги, сидит вместе с моим мужем». Оказалось, когда она ездила к мужу на свидание, он написал на листочке фамилию и имя моего сына и номер телефона, по которому следует позвонить. Приложил бумажку к стеклу, через которое разговаривал с женой. Она переписала эту информацию и связалась со мной. А вот российские власти не сообщили в консульство Украины об аресте Жени, хотя, как я понимаю, обязаны были это сделать.
— Вам удалось получить свидание с сыном?
— У меня характер боевой (кстати, я три месяца стояла на Евромайдане), своего добиться могу — пять раз ездила к Жене в СИЗО. Когда его впервые там увидела, захотелось расплакаться: сын осунулся, какие-то цыпки на коже появились. Я тогда только-только перенесла операцию, нельзя было поднимать тяжелое, но тянула килограммов 30 всяческих припасов. Понимала, что питание за решеткой скверное, и Жене катастрофически не хватает витаминов. Собирала передачу с таким расчетом, чтобы и ребятам, которые сидят с ним в камере, было что поесть.
— Что Евгений рассказал вам во время встреч в СИЗО?
— Когда он еще ехал в Россию, в Киеве рядом с железнодорожным вокзалом возле одного из ресторанов его ждали двое «бритоголовых». Они сфотографировали паспорт сына, дали ему 1000 гривен, телефон и купили билет до Москвы. Там его никто не встретил. Но сразу после прибытия поезда сыну позвонили и велели зайти в «Сбербанк России», чтобы оформить платежную карточку. На нее «работодатели» перевели 20 тысяч рублей. Они сказали, чтобы Женя ехал в Калугу, переночевал в хостеле, а утром арендовал жилье за полученные деньги.
В дальнейшем практика давать задания по телефону продолжилась — Женя ни разу так и не увидел тех, от кого получал команды. Ему дали поручение поехать в Москву, взять там посылку и привезти в Калугу. Когда он выполнил задание, велели распаковать почтовое отправление и объяснили, что делать с его содержимым. Там были порошок и мелко нарезанная трава, по виду напоминающая табак. Траву нужно было смешивать с порошком, взвешивать на электронных весах (бандиты велели Жене купить их) и расфасовывать в небольшие пакетики. «Работодатели» не скрывали, что это спайс — курительная смесь наркотического действия. Чтобы запугать сына, сломить его волю к сопротивлению, ему угрожали: «Не будешь работать, мы тебя застрелим. Мы знаем, где живет твоя семья. Будешь дергаться, всех прибьем».
— Что конкретно ему приходилось делать со спайсом?
— Диспетчер звонил Жене и говорил, куда доставить очередной заказ. Сын не развозил зелье по квартирам, ресторанам, ночным клубам, а прятал в каком-нибудь укромном месте. Фотографировал его предоставленным «работодателями» телефоном и отправлял снимок диспетчеру. А тот, вероятно, — заказчику.
Наступил момент, когда сыну стало совсем невмоготу, и он позвонил мне и обо всем рассказал. На следующий день его арестовали. Во время свиданий в СИЗО я узнала от Жени, что большинство находящихся там заключенных — граждане Украины. Причем практически все обвиняются по статье 228 — распространение наркотических средств. «Мама, поднимай вопрос о нас на государственном уровне. Мы — жертвы международной банды», — сказал мне Женя.
Сын рассказывал мне об украинцах, с которыми познакомился в следственном изоляторе, а я записывала в тетрадку их имена и фамилии, города и села, откуда они приехали в Россию. Вернувшись домой, старалась найти их родственников. Мне удалось разыскать родителей шестнадцати молодых людей, втянутых злоумышленниками в наркоторговлю и оказавшихся за решеткой.
Все эти арестованные, как и мой сын, клюнули на объявления о найме курьеров в Россию с зарплатой в 1000 долларов. Никто из них не работал с наркотиками больше месяца — попадали в руки правоохранителей. Причем прослеживается такая закономерность: как только курьер решает выйти из дела и каким-либо образом заявляет об этом, его тут же арестовывают. Сын рассказал о парне, который через две недели работы наркокурьером не выдержал, позвонил маме и сказал: «Дело тут нечистое. Завтра куплю билет в Украину». Так за ним в два часа ночи пришли сотрудники Госнаркоконтроля (недавно эта структура вошла в состав МВД России. — Авт.).
— Хотите сказать, что телефоны курьеров прослушиваются?
— Вот именно! Преступники выдают им смартфоны и затем слушают разговоры. Скорее всего, с помощью этих сотовых еще и отслеживают перемещение своих жертв. Сын говорил мне на свиданиях в СИЗО: «Я понимал, что они контролируют каждый мой шаг, что я у них на крючке».
Наверняка бандиты тайно сотрудничают с теми, кто в России призван бороться с наркопреступностью. Правоохранители могут рапортовать о высокой раскрываемости, большом количестве арестованных. При этом наркобизнес никак от этого не страдает — из Украины приезжают другие желающие зарабатывать 1000 долларов в месяц.
— Вы звонили по телефонам, указанным в объявлениях о найме курьеров?
— Да. После того как 5 января нынешнего года сын исчез, мне случайно попалась на глаза реклама в газете «Вечiрнi Черкаси», в которой предлагалась работа курьером за очень высокую зарплату. А не на этот ли крючок клюнул Женя? — подумала я. Позвонила по указанному номеру, но мне сказали, что для работы в России нужны только мужчины. Спросила прямо: «Вы отправили туда моего сына? С 5 января с ним нет связи. Что с ним?» — «Понимаете, они едут туда нелегально, возможно, ваш сын оказался в руках правоохранителей». — «Ничего себе! — возмутилась я. — Порядочный парень, а его в тюрьму посадили!» Так на диспетчера давила, что она наконец заглянула в компьютер и сообщила: «Действительно, 5 января ваш сын не вышел на работу».
Вместе с родственниками других ребят, ставших жертвами наркомафии, я обращалась в Национальную полицию, Генеральную прокуратуру, СБУ, другие государственные органы. Везде отвечают, что проводят расследование. Но где результат?
— Как проходил суд над вашим сыном?
— Прокурор угрожала: «Вас, украинцев, мы объединим в одно дело и объявим организованной преступной группировкой». К счастью, эти слова остались лишь угрозой. На заседаниях присутствовал украинский консул. Сын признал свою вину. Суд учел это, а также то, что Евгений прежде к уголовной ответственности не привлекался, характеризуется с положительной стороны, является отцом двоих малолетних детей. Ему могли дать 20 лет заключения, а так он получил семь.
Тех, кто дожидается в СИЗО отправки в колонию, заставляют работать с восьми утра до 11 вечера без выходных. Платят за это в среднем по 180 рублей в месяц (около 60 гривен. — Авт.).
— Год назад к нам за помощью обратилась женщина, рассказавшая, что ее 21-летний сын нанялся по объявлению на работу курьером в Россию и оказался там в тюрьме по обвинению в распространении наркотиков, — говорит координатор организации «Медийная инициатива за права человека» Мария Томак. — Занявшись историей этого парня, мы обнаружили, что разразилась настоящая «эпидемия» подобных случаев. Оказалось, в МИД Украины известно о 300 наших согражданах, попавших в рабство к преступникам, которые с помощью угроз вовлекли их в наркоторговлю. Российские правоохранительные органы (в данном случае у нас нет оснований им не доверять) заявили, что таких украинцев гораздо больше — около 1300. Этим данным уже несколько месяцев, а поскольку количество обманутых все время увеличивается, то можно говорить, что на сегодняшний день их примерно 2000. Одних уже приговорили к длительным срокам заключения (пять—восемь лет), другие ждут суда в следственных изоляторах Москвы, Брянска, Калуги, Ярославля, Рязани, Иваново, Петрозаводска, Казани, Ростова-на-Дону и других городов Российской Федерации.
Это молодые люди (курьерами нанимают только мужчин в возрасте от 20 до 35 лет) из Киева, Чернигова, Черкасс, Днепра, Кропивницкого, Харькова, Херсона, Николаева, вероятно, и из других мест Украины. Среди них есть даже ветераны АТО.
Преступная схема принудительного вовлечения украинцев в наркобизнес работает как минимум год. Объявления о найме курьеров в Россию я видела вчера в маршрутке, сегодня — в метро Киева. В других городах их размещают даже на баннерах. В печатных изданиях тоже можно встретить объявления. Правоохранительные органы до сих пор не смогли пресечь канал отправки молодежи в рабство.
По нашей просьбе знакомые молодые люди позвонили на горячую линию «работодателей». Ребят тут же пригласили на встречу. Справедливости ради нужно сказать: их честно предупредили, что предстоит иметь дело с наркотическими веществами. Но Евгению Оноприенко и другим парням, попавшим в сети наркодельцов, «работодатели» говорили, что те будут заниматься доставкой одежды, бытовой химии, лекарств. Жертвы бандитов узнавали, какой в действительности товар им нужно доставлять заказчикам, только когда приезжали в Россию. Был случай, когда парень не испугался угроз и твердо заявил, что возвращается домой. Преступники тут же сдали его российским правоохранителям. Хотя этот несостоявшийся курьер даже не прикасался к наркотикам, на него все же повесили 228-ю статью. Те, кто поддается давлению «работодателей» и занимается доставкой зелья, все равно рано или поздно оказываются за решеткой. На место арестованных привозят новых рабов.
Прежде действовал канал поставки курьеров в Россию из Молдовы. Молдавской полиции удалось его ликвидировать. То же самое мы требуем сделать украинских правоохранителей. Кроме того, официальный Киев должен добиться от России признания украинцев, ставших наркокурьерами поневоле, жертвами торговли людьми, снятия с них судимости и возвращения на родину.
— В соответствии с международным правом, Россия обязана это сделать потому, что эти мужчины — жертвы торговли людьми, — добавляет адвокат Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Дмитрий Мазурок. — Мы очень надеемся на участие в этом деле украинских правоохранительных органов. В частности, ожидаем, что они объединят в единое уголовное производство все случаи насильственного привлечения наших сограждан к наркоторговле в России — так будет легче раскрыть все звенья преступной схемы и пресечь ее. К сожалению, пока такое объединение не сделано.
— На этой неделе я организую напрямую контакты между правозащитниками и специалистами двух департаментов МВД Украины — по предотвращению торговли людьми и по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, — заявил советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко. — Национальная полиция сделает все возможное, чтобы пресечь преступную схему отправки людей в Российскую Федерацию. Обращаюсь к украинцам, которые рассчитывают найти работу за рубежом: не ездите в Россию, не рискуйте собой и спокойствием своих семей.