АРМИЯ ВОЛИ НАРОДА ПАЛА В БОЮ

Прекрасно знаю, что в Москве судей нет, да и быть их не может, и все же, каждый раз готовясь к очередному суду, в глубине души надеешься – а вдруг? «Вдруг» не получается – все «учтено могучим ураганом» и лица, сидящие в судейских креслах, уже давно отобраны «сосенка к сосенке».
Итак, 22 февраля в Верховном Суде состоялось рассмотрение кассационной жалобы АВН на решение Мосгорсуда о запрете деятельности Армии воли народа. Внешне все было, как в настоящем верховном суде. Был просторный зал, без труда вместивший полторы сотни народа, хрустальные люстры, мягкие кресла для зрителей, три человека в мантиях на подиуме, которые очень тщательно вели слушание: рассмотрели все ходатайства, выслушали всех, кто хотел сказать. Напомню, что, по нашему делу кассационную жалобу на решение Мосгорсуда успели подать более полусотни бойцов АВН, эти жалобы составляли отдельный – третий том – дела. И Коллегия Верховного Суда старательно всех пересчитала, выверила, проверила, кто из присутствующих явился, дала им слово. Дело слушалось не спеша – три часа кряду. Придраться не к чему! Все было как в настоящем суде. Кроме судей…
Чтобы ввести читателей в курс дела побыстрее, я смешаю события в хронологии и начну с речи адвоката Г.И. Журавлева, хотя на самом деле рассмотрение дела началось не с нее. Итак.
«Уважаемый Суд!
Похоже, что в позапрошлом веке лучше понимали, что такое адвокат. Сейчас адвоката считают защитником граждан, их юридическим помощником, а на самом деле граждан защищает не адвокат, а правосудие, поскольку, при отсутствии правосудия и адвокат бессилен что-либо сделать для подзащитного или клиента. Поэтому в старину прокурор был обвинителем подсудимого, а адвокат был помощником правосудия.
На процессе в Мосгорсуде по этому делу я пытался помочь правосудию, но как я мог это сделать при отсутствии того, чему был обязан помочь? Посему в своем объяснении вместо примеров помощи правосудию я обязан привести примеры того, как я бился головой об стену беззакония.

1. Я обязан был помочь правосудию разобраться с вопросом необходимости запрета деятельности инициативной группы граждан, организующих референдум и называющих себя Армией воли народа. Вопрос этого референдума, изложенный в материале «Ты избрал – тебе судить!» и был объявлен Прокурором Москвы преступным экстремизмом. То, что АВН организовывает референдум, признал истец – прокурор Москвы и его представители в суде. Это признал и сам суд в решении, правда, суд написал: «При таких обстоятельствах, суд приходит к убеждению, что заявленная АВН цель – проведение референдума, носит лишь декларативный характер, не приводящий к её реализации, что позволяет данному объединению проводить свою экстремистскую деятельность с конспиративных позиций, под прикрытием, в том числе, и заявленной цели». А что же это за такая конспиративная цель АВН? Суд и это установил. Оказывается, как следует из решения суда: «Таким образом, суд приходит к выводу, что АВН под видом достижения своей уставной цели, осуществляет экстремистскую деятельность, которая выражена в массовом распространении и изготовлении, с целью массового распространения, экстремистских материалов». А что же это за экстремистские материалы конспиративно распространяла АВН? А это, уважаемый суд, материал «Ты избрал – тебе судить!» с вопросом референдума. То есть, в театре абсурда круг замкнулся: оказывается АВН под видом легальной организации референдума с вопросом, описанным в материале «Ты избрал – тебе судить!», конспиративно распространяла материал «Ты избрал – тебе судить!», являющийся все тем же вопросом референдума. То есть, конспиративно распространяла то, что распространяла открыто.
Как бы то ни было, но суд признал, что целью АВН является организация референдума. Мы дважды объяснили председательствующему (Т. 2, л.д. 3-4 и л.д. 166), что судопроизводство по вопросам запрета деятельности инициативной группы по проведению референдума и признания вопросов референдума противоречащими Конституции, определено Федеральным Конституционным законом от 28.06.2004 N 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», а не ГПК. Объяснили, что вопрос разрешается в ином судопроизводстве, что инициируется вопрос не прокуратурой, а Центризберкомом, и разрешается подобное дело в Верховном и Конституционном судах, посему оно не подсудно Мосгорсуду. Председательствующий проигнорировал требования Федерального Конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» доводами, указанными мною выше, и, в нарушение статьи 220 ГПК РФ, рассмотрел дело, заведомо не своей подведомственности.
2. Проигнорировав Федеральный Конституционный закон «О референдуме Российской Федерации», суд сделал вид, что руководствуется Федеральным законом «Об общественных объединениях» от 19.05.1995 № 82-ФЗ. Однако, согласно этому закону, АВН является общероссийским объединением, более того, это следовало из тех материалов, что Прокурор представил суду. Соответственно, согласно статье 27 ГПК РФ, запрещение деятельности АВН должно рассматриваться Верховным судом по заявлению Генерального прокурора.
И мы дважды просили суд оставить заявление Прокурора Москвы без рассмотрения (Т. 1, л.д. 290, Т.2, л.д. 1-2). Однако Прокурор Москвы заявил, что АВН всего лишь межрегиональное движение, не имеющее представительств в половине субъектов федерации. Поскольку это истец оспаривал статус ответчика, он обязан был и доказать свою правоту, то есть, доказать, что АВН осуществляет свою деятельность максимум в 41 субъекте Федерации, поскольку на 2010 год в России 83 субъекта Федерации и 41 – это менее их половины. Мы подали ходатайство об истребовании судом у истца доказательств в обоснование его утверждения.
Вместо этого и видя, что мы имеем общероссийскую цель, а поэтому и так общероссийская организация, суд потребовал от нас доказательств того, что мы имеем представительства более, чем в половине субъектов Федерации. Мы представили нотариально заверенные, снятые с сайта адреса и телефоны всех представительств АВН в регионах (Т.2, л.д. 90-163), суд отказался признать их доказательствами. Мы просили суд представить нам время для сбора в регионах нотариально заверенных подтверждений от всех представителей АВН (Т.2 л.д. 11). Судья Казаков и в этом отказал, в связи с чем, я и вынужден предъявить эти доказательства кассационной инстанции.
В решении Мосгорсуда записано: «Не представлены протоколы учредительных съездов, как самого объединения, так и его региональных отделений, эти отделения, как и само АВН в установленном порядке не зарегистрировано». Где, в каком законе записано, что статус объединения определяется не целью и наличием представительств в регионах, а протоколами или иными бумагами? И разве истец, в чью прокурорскую обязанность это входит, представил суду протоколы, из которых бы следовало, что АВН всего лишь межрегиональное движение?
Судья Казаков грубо нарушил требования статьи 12: «Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон», статьи 56: «Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений…», а также статьи 27 ГПК РФ. Как я, адвокат, мог помочь правосудию при таком бесцеремонном нарушении законов председательствующим в суде? Как я в таких условиях мог добиться рассмотрение этого дела в суде, созданном на основании закона?
3. Согласно примечанию к статье 282.1 УК РФ «Под преступлениями экстремистской направленности в настоящем Кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом "е" части первой статьи 63 настоящего Кодекса».
Статья 1 ФЗ № 114 «О противодействии экстремисткой деятельности» содержит исчерпывающий перечень преступлений экстремистской направленности и экстремистских правонарушений, которые и являются экстремистской деятельностью:
* насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации — это преступления экстремисткой направленности, предусмотренные статьями 278 и 279 УК РФ;
* публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 205.2 УК РФ;
* возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 282 УК РФ;
* пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 282 УК РФ;
* нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 282 УК РФ;
* воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей ст. 141 УК РФ;
* воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 141 УК РФ;
* публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением — это преступления экстремисткой направленности, предусмотренные статьями 299 и 306 УК РФ);
* совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, — это вообще все преступления, предусмотренные Уголовным кодексом, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды;
* пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения — это правонарушение экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 20.3 КоАП РФ;
* публичные призывы к осуществлению указанных деяний — это преступление экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 280 УК РФ, — либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения — это правонарушение экстремисткой направленности, предусмотренное статьей 20.29 КоАП РФ.

В перечне экстремисткой деятельности закона «О противодействии экстремисткой деятельности» нет ни единого вида деятельности, которая бы не была преступлением или правонарушением.
Судья Казаков установил виновность АВН в приготовлении к трем преступлениям из указанного в законе «О противодействии экстремисткой деятельности» перечня. Но согласно статьям 60 и 61 ГПК РФ, при рассмотрении гражданских дел доказательствами факта совершения преступления и того, кто совершил преступление, являются вступившие в силу приговоры по уголовным делам. Мы указали суду, что единственными допустимыми доказательствами данных видов экстремистской деятельности являются вступившие в силу приговоры.
И я представил вам единственный вступивший в силу приговор по делу члена АВН Р. Замураева, в котором суды Костромы рассмотрели материал с вопросом референдума «Ты избрал – тебе судить!» и оправдали подсудимого, не найдя в вопросе референдума никакого экстремизма.
А судья Казаков ответил нам в своем решении: «Доводы Мухина Ю.И. и представляющего его интересы адвоката Журавлева Г.И. о том, что деятельность АВН не может быть признана экстремистской, поскольку в отношении лиц, являющихся членами АВН, в настоящее время отсутствует вступивший в законную силу обвинительный приговор или постановление по делу об административном правонарушении, являются несостоятельными, поскольку действующее законодательство не связывает основания для запрета деятельности общественной организации, содержащей признаки экстремизма, с обязательным наличием в таких действиях признаков состава уголовного преступления или административного правонарушения».
Уважаемый суд, если судью не связывают статья 49 Конституции РФ, статьи 60 и 61 ГПК РФ, то как адвокат может помочь правосудию?
4. Уважаемый суд! Инкриминированные АВН преступления экстремистской направленности судья Казаков взял из так называемого экспертного заключения Новиковой, которая даже не была предупреждена об уголовной ответственности за заведомо ложную экспертизу. Это пресловутое заключение Прокурор Москвы извлек из дела Замоскворецкого суда, рассмотревшего экстремизм вопроса референдума «Ты избрал – тебе судить!». Но в этом деле находятся и другие, реальные экспертизы.
Руководствуясь статьей 12 ГПК РФ, я, зная, что в этом деле есть иные сведения, просил суд запросить все дело из Замоскворецкого суда (Т.2, л.д. 198). Поскольку в этом деле есть и допустимые доказательства, а именно: заключение доктора политологических наук А.Н. Савельева, две назначенные Замоскворецким судом экспертизы в Институте криминалистики ЦСТ ФСБ, из которых следует, что в материале «Ты избрал – тебе судить!» нет признаков экстремизма, далее, решение Курского областного суда о том, что в целях АВН нет экстремизма и, наконец, заключение специалиста – ведущего эксперта–психолога России, доктора психологических наук Сафуанова о том, что психологу по специальности «медицинская психология» Новиковой, судья поставила вопросы права, на которые психолог не могла и не должна была отвечать. Судья Казаков отказал ответчикам в том, что разрешил истцу.
Как я, адвокат, мог помочь правосудию, если председательствующий в суде цинично и методично попирал требование закона о равноправии сторон?
5. Поскольку Мосгорсуд намеривался в гражданском процессе признать виновными в совершении преступления по статье 282.1 УК РФ всех членов АВН, некоторые из них, руководствуясь статьей 43 ГПК РФ, просили суд о вступлении в дело в качестве третьих лиц. Для ответчика их показания по делу являлись доказательствами незаконности прекращения деятельности АВН. Суд им отказал, лишив сторону ответчика доказательств.
К этому следует добавить, что с целью не дать мне, адвокату, времени для получения доказательств, судья вел дело практически 10 часов подряд с одним 5 минутным перерывом, почему в протоколе и не отражено, когда суд начался и когда закончился. Протокол не отражает хода судебного заседания, а записи в протоколе искажают его. К примеру, ответчик задал представителям прокурора 30 вопросов, а в протоколе так или иначе отражено всего 9 ответов. Я подал замечания на протокол, но судья Казаков лишь частично их удовлетворил. В частности, отсутствие ответов на вопросы ответчика, отражено мною в замечаниях, но суд это замечание отклонил, хотя письменные вопросы ответчика приобщены к материалам дела (Т.2 л.д. 65-73).
Как я, адвокат, мог помочь правосудию, если председательствующий в суде игнорировал, чуть ли не все статьи Гражданско-процессуальный кодекса, которые регламентировали рассмотрение этого дела?
6. Уважаемый суд! Правосудие обязано быть логично, иначе, что же это за правосудие? Посмотрите на вот такую логику суда.
Согласно ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», массовое распространение экстремистских материалов является экстремистским правонарушением (экстремистской деятельностью) лишь при распространении заведомо экстремистских материалов.
А судья Казаков в Решении пишет: «Участники АВН, продолжая осуществление экстремистской деятельности, осуществляли распространение листовки «Ты избрал – тебе судить!», которая впоследствии решением Адлерского районного суда г. Сочи признана экстремистским материалом». Как можно распространять заведомо экстремистский материал, который лишь после распространения был признан экстремистским?
И как я, адвокат, мог помочь правосудию, если у суда не было ни уважения к законам, ни логики?
7. И, наконец, уважаемый суд. Статья 68 ГПК РФ устанавливает: «Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств». Ответчик утверждал, что его цель — референдум, и истец не только утверждал, но и строил свое требование на том обстоятельстве, что цель ответчика — референдум. В заявлении Прокурора Москвы Семина черным по белому референдум вписан, как неотъемлемая часть предмета иска, как объективная сторона инкриминируемых преступлений, мы это неоднократно зачитывали Казакову, цитирую: «Таким образом, главная цель межрегионального общественного движения «АВН» по организации референдума для принятия поправки к Конституции РФ и закона «О суде народа России над Президентом и членами Федерального собрания Российской Федерации» противоречит Конституции РФ, подрывает основы конституционного строя и направлена на его насильственное изменение, нарушает целостность Российской Федерации, воспрепятствует законной деятельности государственных органов». Как видите, по выводам Прокурора, АВН с помощью организации референдума замыслила насильственно изменить основы конституционного строя, нарушить целостность России и воспрепятствовать деятельности ее государственных органов. То есть, мало того, что проведение референдума, как цель АВН, признано истцом и ответчиком, но проведение референдума еще и неотъемлемая часть предмета иска. А председательствующий Казаков, ни слова не говоря, не только ответчику, но и истцу, самостоятельно изменяет предмет иска на спор о том, что является целью АВН. Оказывается, целью АВН является не референдум, а массовое распространение экстремистских материалов.
При этом, Казаков не начинает дело с начала и не дает нам подготовиться к этому изменению иска, как требует статья 39 ГПК РФ при изменении предмета иска. Более того, Казаков и не рассматривает этот предмет иска в заседании. Но выносит по нему решение! Теперь оказывается, что не уставная цель АВН является экстремизмом, а массовое распространение экстремистских материалов, в чем истец – Прокурор Москвы Семин — не догадался обвинить АВН, но судья по гражданским делам Казаков ему бескорыстно помог.
Уважаемый суд! Как я, адвокат, мог помочь правосудию, если судья откровенно помогал истцу?
8. По первому исковому требованию – признание АВН экстремистской организацией, — заявленный предмет иска состоял из трех споров: является ли референдум по принятию поправки к Конституции РФ и закона «О суде народа России над Президентом и членами Федерального собрания Российской Федерации» преступным деянием с целью:
1. насильственного изменения основ конституционного строя (ст. 278 УК РФ);
2. нарушения целостности Российской Федерации (ст. 279 УК РФ);
3. воспрепятствования законной деятельности государственных органов (ст.141 УК РФ).

Именно к этому предмету иска мы готовились, именно эти споры рассматривали.
А в решении Казакова прочли, что нашей целью, оказывается, является не проведение референдума, а распространение экстремистских материалов с целью совершения следующих преступлений экстремистской направленности:
1. насильственного изменения основ конституционного строя (ст. 278 УК РФ) – это единственное, что осталось от предмета иска, заявленного истцом;
2. публичного оправдания терроризма и иной террористической деятельности (ст.205.2 УК РФ) – прокурор такой предмет иска не заявлял, соответственно, такой спор в суде не рассматривался;
3. возбуждения социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию (ст.282 УК РФ) – прокурор такой предмет иска не заявлял, соответственно, такой спор в суде не рассматривался;

Кроме этого, Казаков признал целью АВН совершение правонарушения в виде массового распространения и изготовления, «с целью массового распространения, экстремистских материалов» (ст. 20.29 КоАП РФ) – прокурор и такой предмет иска не заявлял, соответственно, и такой спор в суде не рассматривался.
Удовлетворенное первое исковое требование являлось основанием для второго – прекращения деятельности АВН. Следовательно, Казаков тайно от сторон изменил и предмет, и основание иска.
Судья совершил то, что, согласно статье 39 ГПК РФ, даже по отдельности является прерогативой исключительно истца.
Получается, что у нас в деле был еще и тайный истец – судья, который заявил тайный иск, а потом сам его удовлетворил.
Уважаемый суд! Как я, адвокат, при таком судье мог помочь правосудию?

Заканчивая, должен сказать, что законодатель все же имел основания, когда определенные дела поручил в первой инстанции рассматривать Верховному и Конституционному судам. Из нашего дела видно, что есть дела, которые не по силам даже Прокурору Москвы и судьям Мосгорсуда. Кроме этого, Прокурор Москвы вряд ли может вызвать у судей этих судов тот ужас, который он вызывает у судей Мосгорсуда.
Уважаемый суд! Мосгорсуд бодро установил, что вопрос референдума, изложенный в материале «Ты избрал – тебе судить!», является экстремистским, то есть, незаконным. Статья 15.17 Федерального Конституционного закона от 28.06.2004 № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» установила: «Решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, которым утверждено ее заключение о несоответствии вопроса (вопросов) референдума требованиям, предусмотренным статьей 6 настоящего Федерального конституционного закона, может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации. Если из заключения Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, утвержденного ее решением, следует, что данное решение принято в связи с несоответствием вопроса (вопросов) референдума Конституции Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации направляет запрос в Конституционный Суд Российской Федерации. В случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения о признании вопроса (вопросов) референдума не соответствующим (не соответствующими) Конституции Российской Федерации процедуры по реализации инициативы проведения референдума прекращаются».
Таким образом, вопрос, который решил Мосгорсуд, на самом деле, не в состоянии самостоятельно решить даже Верховный Суд, и решает только Конституционный.
Предварительную оценку законности вопроса референдума имеет право давать только Центральная избирательная комиссия России, а не суды в гражданском процессе. Oкончательную оценку делает Конституционный Суд. Таким образом, вопрос об ином судебном порядке в нашем деле является определяющим.
В связи с этим прошу Решение Мосгорсуда отменить, а дело прекратить».

Мне часто тыкают бессмысленностью моей работы – зачем, дескать, ты ходишь в суд, если и так понятно, что ничего там не добьешься? Да затем, что, во-первых, я исполняю свой долг, а во-вторых, если ничего не делать, то ничего и не получится. Окончание рассмотрения этого дела дам позже, когда получим определение суда.
Ю.И. МУХИН