«Sapienti sat» — Для понимающего достаточно (лат.)

Те, кто хоть раз интересовался, как проводятся подрывные информационные спецоперации, знает, что наряду с десятком других схем существует совершенно классическая схема такого мероприятия, известная человечеству, наверное, со времён интриг в древнем Риме. Интрига состоит из трёх этапов.

Вначале — создание острого, резонансного информационного повода путем вброса публике компромата, часто фальшивого, или путём «активного мероприятия». Для последнего очень хорошо подходят трупы известных журналистов, правозащитников и записных оппозиционеров.

----------------------<cut>----------------------

Затем происходит массированная раскрутка темы в СМИ, накачка, подготовка общественного мнения, пляски с бубном вокруг условной «головы гонгадзе» или мизинца Кашина. На этом этапе звучит много риторических вопросов с неизменным посылом обществу: «Во всём виноваты Власти!». Поскольку граждане у нас всегда готовы согласиться с тезисом, что во всём виноваты власти, то эта вирусная информационная инфекция довольно быстро и бесплатно распространяется энтузиастами и добровольцами информационных войн по всей популяции.

И наконец, когда общественное мнение достаточно возбуждено, или настал нужный момент, наступает третий этап: предъявление конкретных обвинений, и политических требований («Правительство в отставку», «Банду Путина под суд», «Во всем виноват Сурков», и так далее).

Надеюсь, я не рассказал никому ничего особенно нового.

Хорошо подготовленная операция позволяет затем отыгрывать тему годами (вспомним Политковскую), и даже — по мере смены ситуации — смещая акценты и направление удара.

Посмотрев на то, кто именно предъявляет эти обвинения и кому конкретно их предъявляют, можно в высокой точностью понять, какие силы заказали очередной труп, избиение, вброс фальшивок и прочие инструменты информационных войн между «большими мальчиками» в их вечной борьбе за Власть, Собственность и Деньги.

Посмотрев на то, сделаны ли относительно события заявления «широкой международной общественности и правозащитных организаций» и как отреагировали правительства иностранных государств, можно делать выводы о национальном или интернациональном характере этой заказухи, и выводы о том, где находится центр принятия решений (не в географическом, конечно, а в политическом смысле), о степени вовлеченности в спецоперацию иностранных спецслужб, и другие довольно достоверные выводы.

Посмотрев, как ведут себя отечественные правозащитники, лают ли они хором, или так, вяло потявкивают поодиночке, можно делать вывод о том, была ли команда из Посольства США, и есть ли Достойный Бюджет, или они без такового разминаются, рассчитывая, что Хозяин заметит и пригреет.

Я не хочу сказать, что автор, дескать, самый умный и видит всё лучше других. Я хочу сказать, что вся информационная поляна — в силу особенностей таких операций, проводимых в публичном поле — в принципе, хорошо читается, и тот, кто в состоянии смотреть на поляну разом, а не на каждую травинку в отдельности, в состоянии сам сделать все выводы.

Если, скажем, после очередного громкого события через некоторое время забегали шустрые тараканы с плакатиками, ну, скажем, «Путина в отставку!» — можно быть уверенным, что заказали это шапито те, кому Путин сильно наступил на хвост, или вообще сильно мешает, и без него им было бы куда лучше. То есть уже понятно, куда смотреть, а именно: ровно в противоположном направлении, чем они нас бережно и аккуратно направляют.

В случае с «мизинцем Кашина» мы (быстрее, чем я думал) вступили в самый что ни на есть третий этап этой спецоперации. «Маски сброшены» и можно делать выводы.

О методах, которыми всегда готовы воспользоваться господа оппозиционеры — из тех, что жонглируют сейчас его отрезанным мизинцем в своих политических целях,— сам Кашин не строил никаких иллюзий:

«…такая же смена власти наверняка случится и в России, но никто почему-то не говорит (думают-то многие) о том, что если так, то для этого нужна не только русская "Пора", но и русский Ющенко, и русский Гонгадзе. Я чего так волнуюсь по этому поводу? Да мало нас слишком, претендентов на потерю головы как бы от рук кровавой гэбни. Моя, например, биография — она похлеще гонгадзевской будет. ... Голова, кажется, сама просится, чтобы ее отрезали. Ложь и манипуляции были и остаются оружием всех участников политического процесса в нашей стране. Но если на ложь власти и ее сателлитов общество уже научилось адекватно реагировать ... то ложь оппозиции в тех редких пока случаях, когда она сквозь цензуру доходит до людей, воспринимается как правда. И это плохо хотя бы потому, что пока так происходит, я рискую остаться без головы». (О. Кашин, «Думая о Рыбкине»)

Самое странное, что смелей всех за Кашина вступились те, о ком он неоднократно писал с видимым отвращением. В статье «Дети капитана Гранта» журналист ласково прошелся по Лимонову, Касьянову и другим видным представителям оппозиции:
«В начале июля в московской гостинице "Ренессанс" прошел форум российской оппозиции — конференция "Другая Россия". Особенностью этого мероприятия было то, что в нем приняли участие практически все политики, относящие себя к "внесистемным" ... ни организаторы "Другой России", ни иностранцы не скрывали, что конференция получает значительную поддержку из-за рубежа ... расходы на приглашение зарубежных
участников мероприятия взяли на себя Open Society Foundation (Фонд Сороса) и Национальный фонд в поддержку демократии, а на слушаниях в конгрессе США президент Национального фонда в поддержку демократии Карл Гершман заявил, что "эффективных отношений с официальной Россией не построить, если мы не
продемонстрируем сильную поддержку "Другой России"».

Из отбросов «Другой России» и других политических отходов сформировалась настоящая «банды четырёх», из отставных политиков Немцова, Милова, Рыжкова и Касьянова. Их реальный вес в стране сам Кашин оценивал примерно так: «Представим: 2007 год, какая-нибудь партия Каспарова-Рыжкова набрала 0,5 процента, международные наблюдатели говорят: это, мол, подтасовка, на самом деле не 0,5, а 0,6». Но, тем не менее, политические карлики активно высказываются:

Борис Немцов предъявляет обвинения:
«Среди версий, связанных с профессиональной деятельностью, широко обсуждаются четыре. И все эти четыре версии прямо или косвенно завязаны на Суркова — первого заместителя главы администрации президента, ответственного за внутреннюю политику ... о всех четырех версиях в качестве идейного вдохновителя или непосредственного руководителя заказчиков выступает господин Сурков... эту раковую опухоль, засевшую в Кремле и в правительстве, необходимо немедленно удалять»

Борис Немцов выдвигает политические требования:
«Господин Президент! Вы заступились за Кашина, вы потребовали тщательного расследования обстоятельств покушения на него. Если вы всерьез хотите изменить атмосферу в стране и прекратить террор в отношении прессы и оппозиции, вам надо немедленно уволить г-на Суркова».

...И делает важное обобщение:
(Они уничтожают тех) «кто не согласен с курсом Путина — курсом на коррупцию и полицейское государство».

Безотносительно к тому, как вы лично относитесь в Суркову, к Путину, к остальным фигурантам этой комбинации, конструкция «банды четырёх» просматривается совершенно очевидным образом: Сурков как таковой здесь только промежуточная цель, а цель стратегическая — ВВП и вопрос о власти в 2012 году.

Обращение к Медведеву носит тактический характер: никого кроме себя они во главе России не видят, и с удовольствием бы понаблюдали, как две головы государственной власти пожрали бы друг друга. Только такая комбинация даёт им шанс восстать из политического небытия. Если эти силы удачно разыграют «мизинец Кашина» в отношении Суркова, то их шансы вторично разыграть этот же мизинец в 2012 году в отношении Путина и Медведева возрастают. Грубо говоря, им дозарезу необходимо всунуть отрезанный мизинец Кашина в клин между Путиным и Медведевым, и там им пошевелить. И отношение к этой комбинации наших живых политических мертвецов должно строиться не на основе отношения, скажем, к Суркову (можете его любить, можете ненавидеть — совершенно ваше дело), а на отношении к тому, хотите ли вы, например, чтобы в 2012-м Путина убрали, а на его место пришел господин Немцов, или другая столь же высоковпечатляющая фигура.

Продолжим обзор этой политической поляны.
Оппозиционные политики Борис Немцов («Солидарность»), Владимир Милов («Демократический выбор») и Владимир Рыжков («Республиканская партия России») выступили с совместным заявлением, в котором потребовали отправить в отставку заместителя главы администрации президента Владислава Суркова: «В стране создана атмосфера ненависти и нетерпимости ко всем, кто не согласен с курсом, проводимым Путиным, курсом на создание коррумпированного полицейского государства ... Мы связываем происходящее в России с политикой, которую проводит Путин и его команда, оставшаяся у власти. Эта политика направлена на удушение свободы слова, уничтожение оппозиции и преследование правозащитников, которые борются за гражданские права».

Михаил Касьянов, известная креатура Госдепа США:
«Жестокое, наглое и демонстративное нападение на журналиста Олега Кашина — серьезный сигнал всему российскому обществу. ... Сигнал высоким гостям, спонсорам и покровителям всевозможных селигеров, где в конвейерном порядке пестуется ложь и ненависть. Все эти процессы зашли слишком далеко. Разорвать цепь безнаказанности и насилия в рамках нынешнего политического режима невозможно».

Западные правозащитные организации выступили с жестким обращениями к российским властям. «Власти не способны найти и осудить виновных в многочисленных нападениях на журналистов и 19 их убийствах, происшедших в эпоху Владимира Путина. Правительство создало в России атмосферу безнаказанности» — исполнительный директор "Комитета в защиту журналистов" Джоэл Саймон.

Сделали свои заявления Госдеп США и ОБСЕ, впрочем, выдержанные в дежурном тоне «обеспокоенности за состояние свободы прессы в России», а мнения правозащитников разделились: одни (Л. Алексеева, Л. Гозман) зачем-то требуют отставки мэра города Химки, другие просто «чрезвычайно обеспокоены», а третьи отмалчиваются, что говорит о том, что бюджет американских денег на тему «Путина (Суркова) под суд» как минимум ещё не утверждён, а инициативы нашей «банды четырёх» — Немцова-Милова-Рыжкова-Касьянова, скорее всего, имеют локализованного в России заказчика, в крайнем случае — недавнего эмигранта. Грубо говоря, мы имеем тут выбор фигуры заказчика в разрезе между Ходорковским и Березовским и равными им фигурами.

Даже если вам сильно-сильно жалко журналиста Кашина, играть ли мечеными картами в пользу вышеназванных господ — решать вам. Хотите помочь Кашину — помогите Кашину. Бегая же с самодельными плакатиками против власти, вы лишь забесплатно таскаете каштаны в карман нашему условному совокупному Березовскому.