Советская авиация и «Хорст Вессель»

Что, если бы знакомую каждому с детства мелодию иностранец внезапно назвал «фашистской», а вас заклеймил как ярого приверженца Третьего рейха? Естественно, вы бы как минимум удивились, а обвинителя сочли ненормальным. А если бы это сказал "известный" и "уважаемый" человек?

----------------------<cut>----------------------

В 1923 году Юрий Абрамович Хайт и Павел Данилович Герман издали песню «Авиамарш», припев которой начинался со слов «Всё выше, выше и выше…». Молодому советскому государству как раз требовались гимны, прославлявшие Красную армию, и это произведение попало точно в цель. Очень быстро песня стала официальным гимном военно-воздушных сил Советского Союза. Вскоре её пели все от мала до велика, а молодёжь толпами валила в кружки Осоавиахима записываться в «красные соколы».


Припев:

Всё выше, выше и выше
Стремим мы полёт наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ.

Но… на дворе стояла середина 1920-х годов, а значит, победа мирового коммунизма приближалась со скоростью света. Советское правительство поддерживало «красные» ячейки и партии по всей планете, в том числе и в побеждённой Германии. Туда (то ли в 1925-м, то ли в 1926-м) в ящике с листовками приезжает «Lied der roten Luftflotte» («Песня красного воздушного флота») — ни много ни мало, перевод «Марша авиаторов».

Припев:

Drum höher und höher und höher
Wir steigen trotz Haß und Hohn.
Ein jeder Propeller singt surrend (das Lied):
Wir schützen die Sowjetunion!

Руководство немецких коммунистов покрутило пальцем у виска, ведь, скажите на милость, куда в побеждённой Германии применить слова: «Мы сознаём, как крепнет флот воздушный, Наш первый в мире пролетарский флот»? Ни крепости, ни флота, да и пролетариат как-то не особо шевелится. Но, во исполнение указаний, эту песню распространили среди рабочих. Ну не пропадать же ударному маршу?

Шло время, и в Берлине завелись нацисты. Поначалу дела у них шли не очень. Ну то есть совсем. Штатная тысяча человек работала вяленько, без огонька. Но тут в Берлин приехал молодой Йозеф Геббельс и осмотрел территорию. Сильно удивившись результатам, он взял дело в свои руки, а поскольку пропагандистом он был отменным, то уже вскоре о нацистах заговорили как о реальной силе, и к ним потянулись новые люди… в том числе из «Рот Фронта». Которые и принесли с собой «Песню воздушного флота».

Доподлинно неизвестно, кто переработал слова «Марша авиаторов», но уже в конце 1920-х годов штурмовики НСДАП бодро маршировали под «Herbei zum Kampf…», которая музыкально и местами словесно повторяет предыдущие версии марша.

Припев:

Und höher und höher und höher
Wir steigen trotz Haß und Verbot.
Und jeder S.A.-Mann ruft mutig: Heil Hitler!
Wir stürzen den Judischen Thron!

Подтверждение можно увидеть в кинохронике или в фильме Лени Рифеншталь «Триумф воли», снятом в 1936 году, где бодрые «люди со светлыми лицами» занимаются под эту мелодию физическими упражнениями.

История всплыла в 1983 году, когда к радиоведущему Севе Новгородцеву обратилась «Би-би-си» с просьбой подобрать музыку для кинохроники про советских летчиков. Когда в ответ Сева напел им «Марш авиаторов», с той стороны телефона, немного помолчав, ответили, что нацистскими маршами сопровождать советскую авиацию как-то… неправильно. Тут удивился уже сам Сева и полез в архивы. Британские архивы точного ответа не дали, но первая же встреченная им в коридоре девушка из немецкого отдела радостно сказала: «Ja, ja! Das ist „Horst Vessel“!» Сева удивился ещё больше и стал копать глубже, в результате обнаружив запись марша «Herbei zum Kampf…». После чего в том же году в эфире «Би-би-си» в передаче «Рок-посевы» было официально объявлено, что-де «Марш авиаторов» есть не что иное, как нацистский гимн с другими словами.

Эту «утку» подхватили все, кто слушал радио «Би-би-си» в Советском Союзе, и на удивление таких людей оказалось много. Официальные лица в ЦК КПСС не сочли нужным реагировать на «писк из Великобритании», а за океаном, наоборот, стремительно раскрутили эту тему, соединяя бедный «Марш авиаторов» со всеми нацистскими гимнами, которые только можно было найти в записи.

В 1991 году Сева Новгородцев снова обратился к этим песням, заявив, что, может, не совсем «Хорст Вессель», но уж точно немецкая песня, тирольская, наверное. Но Советский Союз уже распался, и это стало почти никому не интересно.

В начале 2000-х годов фальшивку окончательно разоблачили исследователи, доказавшие, что «Марш авиаторов» был издан в мае 1923 года (раньше всех остальных вариантов). Поскольку Россия к тому времени снова стала виновна во всех грехах мира, то общественность начала извиняться и каяться. Умные же люди сопоставили факты и признали первенство Хайта и Германа.

Но, как говорится, пипл в свое время схавал, хайп был поднят, а то, что «осадочек остался», не особо волновало шоуменов — рейтинги передач и статей зашкаливали. Ведь только рейтинг определяет успешность, а не какая-то там правда. Не так ли?