25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились

25 лет назад, 6 ноября 1991 года тогдашний президент России Борис Ельцин запретил деятельность КПСС и её филиала — Компартии РСФСР. Очевидцы вспоминают, как в «последние дни» аппаратчики жгли партийные бумаги и тащили из буфетов копчёную рыбу, и как практически никто из 18 миллионов членов правившей десятилетиями партии не вышел на митинги в её защиту.

----------------------<cut>----------------------

Для начала немного музыки из тех далеких времен:


https://www.youtube.com/watch?v=ZbqggNMdiys


https://www.youtube.com/watch?v=eozeM0IWePQ


А тут кадры от 23 августа 1991 года

15 минут "назад в прошлое"

Из архива режиссёра Евгения Ржевского.
Видеорепортаж о событиях 23 августа 1991 года на Старой площади в Москве.
Неистовые и прекрасные лица. Бескомпромисные речи. Флаги, пикеты.


https://www.youtube.com/watch?v=DEqctqObAVU


Разгон ЦК КПСС: «Они, разбегаясь, колбасу и копченую рыбу тащат!»

25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились

Евгений Савостьянов вспоминает, как закрывали святая святых компартии

«Сегодня прекращается работа в зданиях ЦК КПСС», — сообщил 23 августа 91-го голос из громкоговорителя работникам Старой площади. Решение президента СССР озвучил тогдашний директор Департамента мэра Москвы Евгений Савостьянов. Мы попросили его вспомнить этот исторический день.

— Как вы узнали о том, что принято решение закрыть ЦК КПСС?

— Шел второй день после подавления путча. Мы собрались, чтобы обсудить, как вернуться к будничной жизни и какие возможности и задачи стоят перед нами в создавшейся ситуации. Были мэр Москвы Попов, председатель московского правительства Лужков и я. В кабинет с довольно хитрой улыбкой, держа в руках листочек бумаги, вошел управляющий делами правительства Москвы Василий Шахновский. Отдал листочек Попову. Попов его прочел, хмыкнул и отдал Лужкову. Лужков прочитал, хмыкнул и отдал его мне.

Это была известная записка о том, что идет уничтожение документов в комплексе зданий ЦК КПСС на Старой площади и что надо приостановить работу зданий. Стоит подпись — Бурбулис (ближайший соратник Бориса Ельцина, был госсекретарем РСФСР. — «МК») печатными буквами и сверху отчетливая резолюция Горбачева: «Согласен». Попов мне говорит: «Идите, выполняйте». Задача не вполне тривиальная — закрыть здания ЦК КПСС. (Смеется.)

Я позвонил начальнику московской милиции и попросил выделить мне две роты ОМОНа, чтоб окружить комплекс зданий, заблокировать входы и выходы. Позвонил начальнику московского КГБ и сообщил коллегам, охранявшим комплекс зданий, что я приеду с письмом генсека, подлежащим исполнению.

Когда мы с Шахновским приехали, руководитель охраны проводил нас к управляющему делами ЦК Кручине. Я его спрашиваю: «Николай Ефимович, вы почерк своего генсека знаете?» Он несколько опешил и говорит: «Знаю». Прочитал записку, сначала стал красным, потом пунцовым.

25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились

Начался долгий разговор, я видел, что никакого желания выполнять команду нет. Когда я понял, что Кручина успокоился, — резко ударил кулаком по столу и заорал: «Не валяй дурака, делай, что тебе говорят». Меня проводили в будку трансляции системы гражданской обороны ЦК, чтобы я оттуда смог сделать объявление. Там мне сказали, что ключи неизвестно у кого и открыть будку не могут. Я говорю: «Сейчас 14.15, в 15.00 я арестую всех, кто останется в здании». Сразу нашелся радист с ключами.

Я страшно боялся, что, когда буду делать объявление, горло перехватит, ведь я понимал историческую значимость момента. Меня попросили повторить объявление и назвать свое имя. Я думаю: «Вот дурак, исторический момент, а я даже не представился и не вписал себя в анналы». (Смеется.)

В тот момент шло собрание партактива ЦК КПСС, из динамиков прозвучало объявление, собрание сразу закрылось, и они побежали.

Поначалу на выходе их встречал и обыскивал народ. Я вышел и говорю: «Ребят, кончайте, это ни в какие ворота не лезет». А они отвечают: «Посмотрите, они же с собой колбасу и копченую рыбу тащат». Перед тем как разбежаться, сотрудники успели опустошить буфет. Я говорю: «Вы им не мешайте, они в последний раз».

— Было ли решение закрыть здание ЦК КПСС неожиданным для вас?

— Было понятно, что мы их закрываем. Когда снесли памятник, люди жадными глазами посматривали и на здание ЦК. Вопрос был, в какой форме это произойдет. Либо это будет разгром и поджог зданий в революционной традиции, либо в культурной форме более или менее организованно, как это удалось сделать нам.

— Бывший глава пресс-центра ЦК КПСС Николай Зенькович писал: сотрудники ЦК боялись, что их растерзает собравшаяся у здания толпа, он даже звонил сыну и просил в случае чего беречь мать и 10-летнюю сестру. Откуда люди вообще знали, что проходит закрытие здания?

— Люди шли в сторону Лубянки и не знали, куда они повернут, к зданию КГБ или к зданию ЦК. Поскольку у нас работала городская связь, то до тех, кто шествовал во главе толпы, дошли сведения о том, что в этот момент мы закрываем комплекс зданий. И они, понимая, что при разгроме КГБ будет гораздо больше драматических последствий, сумели толпу повести к зданию ЦК и устроить надлежащий хор в стиле античных трагедий.

25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились

— Как удалось нивелировать недовольство толпы?

— Когда пошутили, что сотрудники ЦК в последний раз несут бутерброды, люди засмеялись и стали пропускать их беспрепятственно. Единственное, первому секретарю горкома партии Прокофьеву отвесили оплеуху.

— Еще один интересный момент: помощник Горбачева Анатолий Черняев написал, что его эвакуировали из здания на правительственной ветке метро и доставили в Кремль. Как определялось, кто пойдет в толпу, а кого отправят в Кремль?

— Я не буду обсуждать детали. Скажу, что были определенные специальные возможности, доступные не для всех сотрудников аппарата ЦК. Отдельные товарищи сумели ими воспользоваться. Большая часть рядовых сотрудников, конечно, нет. Непонятно, чего вообще они боялись — если бы Черняев вышел в толпу, ему бы там пожали руку.

— Закрытие зданий ЦК КПСС имело символическое значение? Как вы оцениваете эти события?

— Примерно так же, как и закрытие Учредительного собрания матросом Железняком. Это в огромной степени символический акт. Закрытием монументального комплекса зданий, символизировавшего самую кровопролитную в истории человечества диктатуру, был подведен итог августовским событиям. Но был и практический смысл, потому что закрытие зданий, системы связи и документооборота препятствовало любым возможностям восстановления КПСС.
отсюда

25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились


25 лет без КПСС

Было бы странно, если бы 18 миллионов коммунистов вдруг в одночасье испарились

С формально-юридической точки зрения партийная жизнь продолжалась еще два с половиной месяца. Окончательно Коммунистическая партия Советского Союза приказала долго жить 6 ноября 1991 года, когда Ельцин распорядился «прекратить на территории РСФСР деятельность КПСС, КП РСФСР, а их организационные структуры распустить». Но де-факто «руководящая и направляющая» исчезла с политической сцены сразу же после путча, который она, как утверждалось в августовском указе российского президента, активно поддержала: «В ряде регионов РСФСР при непосредственном участии республиканских, краевых и областных органов Компартии РСФСР созданы чрезвычайные комитеты (комиссии), что является грубым нарушением Закона СССР «Об общественных объединениях».

А 25 августа прозвучал «контрольный выстрел»: Ельцин объявил государственной собственностью РСФСР «все принадлежащее КПСС и Коммунистической партии РСФСР недвижимое и движимое имущество». За пределами России структуры КПСС тоже просуществовали недолго. Уже 29 августа Верховный Совет СССР приостановил деятельность КПСС на всей территории Союза. В течение осени республиканские компартии либо прекратили свое существование, либо трансформировались в другие организации. Как, например, КП Казахской ССР, преобразованная 7 сентября 1991 года в Социалистическую партию Казахстана.

Не сильно сопротивлялся роспуску компартии и ее последний лидер: 24 августа Михаил Горбачев спокойно сложил с себя обязанности генерального секретаря ЦК КПСС и порекомендовал Центральному комитету «принять трудное, но честное решение о самороспуске». Правда, в своих мемуарах Президент СССР критикует действия Ельцина, который, мол, «все делал с садистским наслаждением». Кроме того, по утверждению Горбачева, российские власти не удержались от мести: «Мои опасения по поводу позиции российских властей в отношении коммунистов были не напрасными. Запрет партии пагубно отразился на миллионах ни в чем не повинных ее членов».

25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились

Некоторая правота в словах бывшего генсека имеется: на потеху и радость победителям «запретительный» указ был подписан Ельциным прямо во время выступления Горбачева на заседании Верховного Совета России. Однако с обвинением в мстительности никак нельзя согласиться. КПСС перестала быть правящей партией, однако на большей части территории бывшего Союза по-прежнему правят члены КПСС. В двух республиках, Казахстане и Узбекистане, президентские посты до сих пор занимают бывшие члены Политбюро ЦК КПСС. Российские первые лица более молоды, но и они успели побывать в «авангарде советского общества». Причем в отличие от первого Президента России Бориса Ельцина никто из них из КПСС не выходил.

По словам, например, Владимира Путина, после того как КПСС прекратила свое существование, он «взял партийный билет, карточку, положил в стол — там все и лежит». Судя по всему, точно так же хранят эти реликвии глава правительства и спикеры обеих палат Федерального собрания. Политики и чиновники, не имеющие за плечами коммунистического прошлого, в наших палестинах до сих пор большая редкость. Что вполне объяснимо: было бы странно, если бы 18 миллионов человек, составлявших бывшую правящую партию страны, вдруг в одночасье испарились. Других писателей у нас, как говорится, нет. Тем не менее проблема есть. Лучше всего ее выразил в свое время Виктор Черномырдин, который, к слову, тоже занимал не последнее место в партийных рядах (был членом ЦК): «Какую партию мы ни строим — получается КПСС».

Но, пожалуй, можно сделать еще широкое обобщение: как мы ни пытаемся обустроить Россию, в итоге выходит нечто очень близкое к тем идеалам, которые стремились воплотить в жизнь члены ГКЧП. Вот, кстати, свежий образчик народного юмора: «Только представьте: если бы путч удался, то сейчас в России не было бы ни свободы слова, ни современной, развитой экономики, ни сменяемой власти...»

Vox populi — vox dei.

25 лет назад 18 млн коммунистов героически испарились