HRW сообщила о советском происхождении химической бомбы, сброшенной в Сирии

Асада подвели под трибунал

Последствия авиаудара в сирийском городе Хан-Шейхун в провинции Идлиб, 5 апреля 2017 года

Международная правозащитная организация Human Rights Watch утверждает, что нашла доказательства использования в сирийском городе Хан-Шейхун химической авиабомбы советского производства. Теперь правозащитники предлагают России и Ирану надавить на сирийские власти, чтобы организовать международное расследование инцидента, в котором погибли 92 человека.

----------------------<cut>----------------------

В опубликованном 2 мая докладе международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) утверждается, что на месте применения химического оружия в сирийской провинции Идлиб обнаружены фрагменты, похожие на части советской бомбы ХАБ-250, начинявшейся зарином.

«Фото- и видеокадры фрагментов боеприпаса, сброшенного на Хан-Шейхун 4 апреля, позволяют визуально идентифицировать его как химическую авиабомбу советского производства, предназначенную для доставки зарина», — говорится в отчете HRW.

Как утверждает организация, ее активисты проинтервьюировали 60 человек, «располагающих информацией из первых рук о случаях применения отравляющих веществ и о непосредственных последствиях этого».

«Мы также отсмотрели десятки фотографий и видеозаписей с местами поражения и пострадавшими. Эти материалы мы брали из открытого доступа в интернете и получали напрямую от местных жителей. Проводить исследования непосредственно в местах поражения у нас возможности не было», — уточняют авторы исследования.

Город Хан-Шейхун с 2014 года находится под контролем боевиков организации «Джебхат ан-Нусра», аффилированной с «Аль-Каидой» (обе организации запрещены в России).

Из свидетельств жителей Хан-Шейхуна HRW сделала выводы, что 4 апреля некий «военный самолет» дважды пролетал над городом примерно в 6.45. Один из жителей рассказал, как во время первого полета самолет сбросил бомбу в районе главной пекарни в северной части населенного пункта. Несколько человек, в том числе очевидец падения бомбы, заявили, что не слышали взрыва, но наблюдали в районе поражения облако дыма и пыли, что «соответствует картине срабатывания относительно маломощного заряда химической авиабомбы», уточняют в HRW.

Через несколько минут, по словам свидетелей, с самолета на Хан-Шейхун были сброшены еще три или четыре фугасные бомбы.

Правозащитники исследовали десятки предоставленных жителями Хан-Шейхуна фотографий и видеозаписей c места падения первой бомбы.

«По мнению местных жителей, именно это место было очагом химического поражения, поскольку погибшие жили поблизости или подходили туда (в том числе спасатели), и у них симптомы химического поражения были наиболее явно выражены. На одной из первых фотографий воронки, сделанной спасателями, различима разлитая на асфальте жидкость»,
— говорится в отчете на сайте HRW.

«На фотографиях и видеозаписях воронки присутствуют два фрагмента химического боеприпаса: перекрученная полоса тонкого металла со следами зеленой краски и небольшой металлический предмет круглой формы. Зеленый цвет широко используется при заводской маркировке химических боеприпасов. Например, на ХБ(ХАБ)-250 — одной из двух снаряжаемых именно зарином химических авиабомб советского производства — присутствует двойная зеленая полоса.

Видимый в кадре круглый предмет визуально похож на крышку заливного отверстия этой авиабомбы», — заключают правозащитники.

Асада подвели под трибунал

По их мнению, эти данные в совокупности со свидетельствами очевидцев, симптомами у пострадавших и официальными заключениями французских и турецких властей, а также Организации по запрещению химического оружия по поводу применения зарина «дают основания полагать, что с сирийского военного самолета была сброшена заводская бомба с зарином».

Химическая авиационная бомба (ХАБ) предназначена для заражения местности (акватории), воздуха, военной техники и материальных средств, а также для поражения живой силы отравляющими веществами. ХАБ-250 содержит до 250 кг отравляющего вещества. Длина этой авиабомбы — 1392 мм, диаметр — 303 мм.

Такие боеприпасы комплектуется контактными, дистанционными (взрыв на высоте 200 м) или неконтактными (взрыв на высоте 50 м) взрывателями. При взрыве заряда разрушается тонкостенный корпус ХАБ, жидкое содержимое боеприпаса распыляется во все стороны, поражая людей и заражая местность и объекты стойкими отравляющими веществами или создавая облако нестойких, заражающих воздух.

В свою очередь, экс-начальник войск радиационной, химической и биологической защиты генерал-майор Виктор Соколов назвал свидетельства о применении зарина в Хан-Шейхуне «сугубо постановочными».

«Причем режиссеры понятия не имели о действительных характеристиках этого отравляющего вещества. Зарин — стойкое отравляющее вещество, и в случае его применения люди, которые запечатлены на кадрах и якобы оказывают помощь пораженным, в считаные секунды получили бы смертельное заражение и погибли на месте. А то, как они оказывали помощь пораженным, с точки зрения специалиста, иначе как издевательством над телами людей назвать нельзя»,
— утверждает генерал. Сомнение у него вызвали и кадры с элементами ХАБ-250 в Хан-Шейхуне.

«Вдумайтесь только: прошел месяц с псевдохимической атаки — и вот появились кадры советских авиабомб ХАБ-250 и ХАБ-500. Естественно, за это время их надо было где-то найти, привезти в Хан-Шейхун, создать имитацию боевого применения, — рассуждает Соколов. — А почему эти кадры не появились сразу после якобы химической атаки? Да просто под рукой не было корпусов этих бомб. Могу все это назвать только одним словом — туфта».

Тем не менее, по мнению правозащитников из HRW, теперь Совет Безопасности ООН должен

«незамедлительно принять резолюцию с призывом ко всем сторонам в полном объеме сотрудничать с расследованием Организации по запрещению химического оружия и ввести санкции против любых субъектов, которые по итогам расследования ООН будут признаны ответственными за недавние или прошлые случаи химических атак в Сирии».

Ссылаясь на утверждения местных жителей, HRW идентифицировала 92 погибших в результате применения химоружия в Хан-Шейхуне 4 апреля, в том числе 30 детей. Пострадавших было несколько сотен, утверждают в организации со ссылкой на медиков.

Кроме того, в докладе HRW привели новые данные о по меньшей мере еще трех случаях применения правительственными силами отравляющих веществ нервно-паралитического действия на востоке провинции Хама 11–12 декабря 2016 года и на севере той же провинции, недалеко от Хан-Шейхуна, 30 марта 2017 года.

По мнению организации, эти атаки «являются частью общей практики использования химического оружия сирийскими правительственными силами» и носят «широкомасштабный и систематический характер».

«Использование нервно-паралитических веществ — это смертельно опасная практика, которая набирает силу и явно приобретает систематический характер, — заявил исполнительный директор HRW Кеннет Рот. — За последние полгода правительственные силы применяли хлор и зарин в Дамаске, Хаме, Идлибе и Алеппо, используя в качестве средств доставки самолеты, вертолеты и неуправляемые ракеты. Все это и называется широкомасштабным и систематическим использованием химического оружия».

Наличие таких квалифицирующих признаков означает, что нападения могут подпадать под категорию преступлений против человечности, считают в HRW.

Конвенция о запрещении химического оружия, которая вступила в силу в 1997 году, запрещает разработку, производство, хранение и использование химического оружия и обязывает ее участников ликвидировать все его запасы. Сирия присоединилась к конвенции в октябре 2013 года.

Теперь правозащитники настаивают, что правительства России и Ирана, как ближайшие союзники Сирии, должны «потребовать от Дамаска немедленного прекращения использования химического оружия и сотрудничества с расследованиями».

«Оба государства должны прервать сотрудничество с сирийскими должностными лицами и воинскими формированиями, в отношении которых имеются подозрения в причастности к совершению химических атак или других военных преступлений», — говорится в заявлении HRW.

Кроме того, Россия и Китай должны прекратить использование права вето в Совете Безопасности ООН для блокирования ответственности за серьезные преступления в Сирии и должны поддержать передачу сирийского досье Международному уголовному суду.

Заявления российских и сирийских официальных лиц о том, что массовое химическое отравление в Хан-Шейхуне было вызвано попаданием обычного авиационного боеприпаса по складу токсичных химикатов, правозащитники считают неубедительными.

Асада подвели под трибунал