Купол Архангельского собора в Кремле облупился из-за перепада температур

C Кремля слетела позолота

На центральном куполе Архангельского собора Московского Кремля облупилась позолота. Дело не только в том, что купол в последний раз реставрировался 39 лет назад, а бюджетного финансирования на эти задачи нет. Причина также и в географическом расположении центральной главы, страдающей от летней жары и резкого перепада температур зимой. Впрочем, это не самое страшное, что пережил храм за свою более чем 500-летнюю историю. Кто устроил в соборе винный потоп, как чума помешала обновлению икон, а также к каким последствиям привела дважды залетевшая в собор молния — в материале.

----------------------<cut>----------------------

Кольщик, почини мне купола

Центральный купол Архангельского собора в Московском Кремле не только выше остальных четырех куполов: еще сильнее он выделяется за счет позолоты, красиво контрастирующей с серебристым покрытием меньших главок. Однако сейчас позолота заметно облупилась: даже невооруженный глаз видит темные пятна, покрывающие ранее сияющий купол и омрачающие впечатление от одной из главных достопримечательностей сердца Москвы.

C Кремля слетела позолота

Проблему в Музеях Московского Кремля признают. Как пояснил заместитель гендиректора организации по научной работе Андрей Баталов, «последняя реставрация куполов Архангельского собора проводилась в 1978 году.

Причиной утрат позолоты стали как естественный износ, так и географическое положение купола: юго-западная и юго-восточная стороны сильнее страдают от резкого перепада температур в зимнее время и высокой температуры в летний период».

Реставрационные работы ведутся на спонсорские или собственные средства музея без привлечения бюджетного финансирования, добавил заместитель гендиректора Музеев Московского Кремля по научной работе.

Баталов также подчеркнул, что «Музеи Московского Кремля планомерно реставрируют все памятники архитектуры, входящие в комплекс, исходя из приоритетности задач». Так, с 2002 года идет постоянная реставрация различных компартиментов (частей внутренних помещений, обозначенных и снаружи отдельным объемом) Архангельского собора, в том числе придела Святого Уара, южной пристройки собора. Проведена реставрация великокняжеских и царских надгробий, подземной палаты, а также настенной живописи, фресок западного фасада. Регулярно проходит реставрация порталов. Что касается куполов, то, по словам Баталова, сейчас реставрируются «два восточных барабана с куполами Архангельского собора», а работы по реставрации центральной главы — как раз той, где облупилась позолота, — планируется провести в следующем году.

C Кремля слетела позолота


Покои для покойных царей

В нынешнем своем виде Архангельский собор был построен 1505–1508 годах под руководством итальянского зодчего Алевиза Нового (Новым его прозвали потому, что в то же самое время над сооружением великокняжеского дворца в Кремле уже работал его тезка, Алевиз, названный Фрязиным). За три века до этого на том месте находился сначала деревянный, а потом, с 1333 года, и каменный храм, который Иван Калита построил в знак благодарности за избавление Руси от великого голода 1332 года. Голод был назван «рослой рожью»: сжатые колосья проросли от беспрерывных дождей, и весь хлеб погиб, однако люди выжили, что князь Московский счел подлинным чудом. Над росписями собора в свое время работал знаменитый мастер Феофан Грек с учениками. Практически сразу после постройки храм стал использоваться как некрополь для московских князей.

Храм сильно пострадал в 1450 году во время грозы от удара молнии и сильного ветра, но перестроить его было решено лишь в 1505 году. Иван III приказал разобрать церковь по причине «ветхости и затесненности гробницами». Монарх даже успел заложить новую церковь, но через несколько дней после этого скончался и был похоронен практически на стройплощадке. Достраивал собор с привлечением Алевиза Нового уже сын Ивана III — Василий III, за что был после смерти помещен на самое «почетное» место в некрополе собора. В 1508 году туда перенесли останки Ивана Калиты из соседнего собора Спаса на Бору.

Алевиз привнес итальянский колорит, например, украсив совершенно боттичеллиевскими раковинами с жемчужинами внешние своды-закомары или добавив густой растительный орнамент на пилястры.

А три малых и одно большое круглых окошка над главным входом будто скопированы с храма Санта-Мария-деи-Мираколи, который, кстати, до сих пор можно увидеть в Венеции. Первоначально главы храма были крыты лощеной черепицей черного и красного цвета, стены, вероятно, были окрашены красным, а детали — белым.

C Кремля слетела позолота

Вид на Кремль в дни коронационных торжеств, 1896 год ТАСС

Новый собор по-прежнему оставался усыпальницей московских князей и царей, или, как приказывал Василий III, местом для перенесения «мощей прародителей своих Великих князей Русских». Последним погребением в истории кремлевского храма стало захоронение брата Петра I, царя Ивана Алексеевича, а самого Петра Великого и последующих императоров хоронили уже в усыпальнице Петропавловского собора в новой столице России. Изначально в соборе хоронили только царей и князей, но в 1929 году Вознесенский монастырь, где была усыпальница жен, сестер и дочерей монархов, снесли, а их прах перенесли в подклет Архангельского собора.

Единственным исключением после переноса столицы в Петербург стал император Петр II, умерший в 1730 году. Он приехал в Москву на свою свадьбу, но скоропостижно скончался от оспы накануне венчания.

Значительно позже в стенах собора оказался еще один почивший монарх — Александр I, но его тело пролежало там всего три дня. Его привезли сюда из Таганрога, где умер государь, по пути в Петербург. Исключением другого рода стал Борис Годунов. Он сначала был похоронен в Предтеченском приделе Архангельского собора, но в 1606 году повелением Лжедмитрия I тело его было вырыто и перезахоронено в Троице-Сергиевой лавре. В собор также по приказу Василия Шуйского перенесли останки царевича Дмитрия из Углича после убийства Лжедмитрия I. Племянник Шуйского, кстати, тоже похоронен там.

Почти полтора века при соборе числились отдельные архиереи, обязанные совершать панихиды в дни кончины похороненных в храме властителей, — такой структуры больше не было ни в одной московской церкви. Еще одна уникальная особенность в том, что над надгробиями нарисованы «воображаемые» портреты всех князей, погребенных в соборе, включая и тех, кто был казнен за противостояние великокняжеской власти. Что примечательно, одеты нарисованные князья примерно одинаково: в орнаментированные шубы и длинные платья с жемчужными воротниками.

C Кремля слетела позолота


Чума на оба ваших храма

Собор имел и важное символическое значение в жизни московских царей. Именно в нем великий князь и удельные князья давали присягу «для вящего утверждения» военного союза против общего неприятеля и целовали крест на гробах своих отцов. Поскольку храм посвящен архангелу Михаилу, небесному покровителю в ратных подвигах, там монархи молились перед тем, как отправиться на войну. Позднее в храм на поклонение гробам предков направлялся царь во главе торжественной процессии после церемонии венчания на царство.

А до эпохи Петра I в храме работала даже своего рода «виртуальная приемная» государя: любой мог беспрепятственно положить на гробницу челобитную, которую потом обязаны были передать действующему царю.

Красочная роспись стен в соборе почти совершенно поблекла к 1652 году. Царь Алексей Михайлович приказал старую стенопись тщательно описать, затем сбить, а потом выполнить новую, в точности скопированную со старой. Однако работы пришлось приостановить не неопределенный срок, поскольку затяжные войны с Польшей и Швецией опустошили государственную казну, а вдобавок на Русь обрушилась эпидемия моровой язвы, то есть чумы, унесшая в могилу многих мастеровых людей. Новых мастеров собирали со всей страны, и, наконец, к 1666 году обновленную роспись стен закончили.

После того как столицу перенесли в Петербург, Архангельский собор, как и многие другие храмы в Кремле, стал постепенно приходить в упадок. Ситуацию усугубил большой пожар 1737 года, названный Троицким из-за того, что случился на соответствующий церковный праздник. Частичной перестройкой Архангельского собора занялись при императрице Елизавете Петровне. Тогда изменили форму центрального купола, а также убрали черепичное покрытие глав.

Как и соседний Успенский собор, Архангельский подвергся осквернению и разграблению во время Отечественной войны 1812 года. Помимо прочего, в алтаре Архангельского собора наполеоновские солдаты устроили кухню, заставив весь храм бочками с вином. При отходе из Кремля торопившиеся французы поступили по принципу «так не доставайся ты никому» и разбили все бочки: вино затопило чугунный пол собора целиком! Впрочем, разграбленный храм восстановили первым из всех кремлевских соборов, уже 1 февраля 1813 года состоялось его освящение. Очередная «генеральная уборка» ждала собор, к тому моменту отдавший статус кафедрального храму Христа Спасителя, только через век, к 300-летию дома Романовых.

C Кремля слетела позолота


Молниеносная кара

Богослужения в кремлевских соборах перестали проводить в 1918 году, когда в Москву переехало новое правительство. Архангельский храм превратился в памятник культуры и музей (правда, как музей он открылся только в 1955 году). А 28 мая 1991 года там возобновились богослужения: первое было посвящено царевичу Дмитрию.

Если снаряд, как считается, не попадает в одну воронку дважды, то молния, как выяснилось в случае с Архангельским собором, еще как может. Даже трижды, если считать грозу 1450 года. Спустя 400 лет после того, как летописцы зафиксировали первую шаровую молнию в этой церкви, утром 5 августа 1977 года, над Кремлем появился огненно-желтый шар, который стал спускаться к храму-музею.

Дверь собора была открыта, смотрительница готовилась к приему посетителей.

«На улице дождь лил как из ведра, гремел гром, вдруг в дверь на уровне примерно метра пролетел раскаленный шар сантиметров пяти в диаметре. Цвета он был как горящая лампочка, только такой яркий, что мы (смотрительница и охранник) друг друга перестали видеть. Почти беззвучно он далее пролетел через помещение и взорвался на алтаре, ударившись о царские врата», — вспоминала она. Охранник отмечал, что, как ни удивительно, но «кисее, которая висела тут же, за вратами, ничего не сделалось».

В итоге от шаровой молнии, свет которой был в 5–10 раз сильнее солнечного, а энергия могла бы безвозвратно уничтожить все уникальные экспонаты и даже разрушить собор, как четыре века назад, только обгорел завиток на деревянной резьбе царских врат. Свидетели природного явления также пострадали не так сильно, как могли бы: два-три дня жаловались на недомогание, как при гипертоническом кризе, головные боли и временное, но резкое ослабление зрения.

Анна Семенова

C Кремля слетела позолота

Вид с колокольни Ивана Великого на Архангельский собор и Благовещенский собор, 1983 год Валентин Соболев/ТАСС