Много ли потеряют россияне после отключения от глобальной сети

Интернета.нет

Время от времени политики и общественные деятели выступают с предложениями ограничить или даже отключить интернет на территории России. Каждый раз эти инициативы подвергаются жесткой критике. Предполагается, что негативные последствия этого шага — в первую очередь общественное недовольство — будут куда большими, чем возможные выгоды. Однако опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведенный в апреле, показал, что почти половина россиян готовы жить без интернета.

----------------------<cut>----------------------

По данным ВЦИОМ, 47 процентов опрошенных граждан заявили, что в результате гипотетического отключения глобальной сети в их жизни ничего не изменится. Еще 26 процентов заявили о незначительных изменениях, а 22 процента выразили готовность приспособиться к такой ситуации. Лишь пять процентов сказали, что не представляют своей жизни без сети.

При этом надо отметить, что сейчас в России интернетом пользуется 75 процентов населения, что на 24 процента больше, чем в 2015 году. Как правило, сеть нужна пользователям для общения, получения информации и развлечений. Почти половина респондентов учатся онлайн и пользуются банковскими услугами, 38 процентов оформляют госуслуги.

При таких-то показателях результаты опроса выглядят, мягко говоря, неправдоподобно. По словам руководителя практики информационной политики и коммуникационных технологий ВЦИОМ Кирилла Родина, дело в том, что россияне недооценивают степень влияния интернета на свою жизнь. А если разобраться, то окажется, что его отсутствие затронет не только самих пользователей, но и кардинально перевернет жизнь тех, кто вовсе не пользуется преимуществами глобальной сети.

Магия цифр

Заместитель директора «Левада-центра» Алексей Гражданкин считает такие результаты следствием того, что 25 процентов населения России, по данным тех же социологических опросов, вообще не пользуются интернетом, а 4 процента делают это реже раза в неделю. Эти люди составляют почти треть населения страны, и для них, конечно, жизнь не изменится. Гражданкин также подчеркнул, что и среди регулярных пользователей есть немало людей, недовольных сетью, и эти настроения тоже могут влиять на ответы.

— Если мы выбросим из числа тех, кто считает, что их жизнь не изменится с отсутствием интернета, людей, вообще не использующих сеть, и тех, которые пользуются ею редко, от этих 47 процентов останется 18, — отметил он. — То есть получится, что менее 20 процентов регулярных пользователей интернета сказали, что их жизнь не изменится. Не так уж много.

Интернета.нет

При этом Гражданкин предположил, что респонденты могли понимать вопрос о том, изменится ли их жизнь из-за отключения сети как «зависимы ли вы от интернета».

«Если вы спросите людей, страдают ли они алкогольной зависимостью, не многие признаются, что страдают (поэтому в реальности их процент наверняка больше), — привел пример эксперт. — Респонденты пытаются показать себя независимыми и крутыми».

Общая масса россиян

Исполнительный директор Лиги безопасного интернета Денис Давыдов считает, что для многих россиян интернет действительно неважен: «Да, многие пользуются социальными сетями, но принципиально жизнь людей не изменится из-за того, что у них не будет интернета».

Давыдов отметил, что связи, установленные в соцсетях, граждане смогут с легкостью восстановить в реальной жизни. Но, по его словам, общение не стоит на первом месте среди активности пользователей интернета. Большую часть времени они тратят на развлечения. В случае отключения сети, уверен Давыдов, они просто «будут меньше развлекаться, что не повлияет на жизнь людей в массе». Не видит он и угрозы для бизнеса, ведь «тех, кто с помощью интернета зарабатывает деньги, существенно меньше, чем тех, кто делает это без него». Он рекомендует соотечественникам развлекаться в реальной жизни: посещать музеи, парки, спортивные состязания, проводить больше времени на свежем воздухе, «заниматься чем-то полезным».

Интернета.нет

При этом Давыдов отметил, что российские власти вовсе не планируют лишать страну интернета, и сеть может быть отключена только в результате внешнего воздействия.

«Оно может быть разным. Какие-нибудь террористы, получившие в свои руки хакерские инструменты ЦРУ, — рассуждает Давыдов. — Был случай, когда АНБ США выключило интернет в Сирии. Это технически возможно, поскольку вся инфраструктура интернета управляется из Америки. Наша страна готовится к таким сценариям и не допустит их».

Артем Козлюк, руководитель проекта Роскомсвобода, согласен, что нужно проводить время с детьми и друзьями в офлайне, посещать культурные мероприятия, однако не согласен с тем, как описал проблему Давыдов. Козлюк считает аргументы директора Лиги безопасного интернета подменой понятий, переводом важной темы в другую плоскость. Большинство пользователей интернета не ограничиваются походами во «ВКонтакте» и «Одноклассники».

«Они совершают покупки, в том числе трансграничные, ищут работу на соответствующих сайтах, получают новости в более широком спектре, чем это представлено на нашем телевидении», — перечисляет Козлюк.

Помимо этого, интернет сегодня встроен в экономические модели. Козлюк считает, что сейчас даже мелкий бизнес, не говоря уже о среднем и крупном, невозможно представить без использования интернет-пространства — не только для коммуникации, но и для построения коммерческого взаимодействия. Он также усомнился в том, что обычный пользователь понимает все варианты действий, при которых используется интернет.

«Когда он сохраняет документ в облачном сервисе, то не всегда отдает себе отчет, происходит это локально на его компьютере, в облаке или и там, и там», — привел пример Козлюк.

Интернета.нет

«Но если смотреть правде в глаза, это не всегда нужно пользователю, — продолжил руководитель Роскомсвободы. — Он просто хочет получать информацию, покупать товары, смотреть кино и не задумываться о том, как это происходит. Интернет — это новая действительность. Ее нельзя отменить, запретить. Сеть принципиально исключает привязку к конкретной территории, дает возможность обходить блокировки и ограничения, чтобы информация максимально доходила до адресатов».

Козлюк не исключил возможности отключения России от интернета — в зависимости от политической конъюнктуры момента. Он, однако, предупредил, что на это нужны «многие миллиарды рублей»: потребуется нанять тысячи чиновников и создать «министерство цензуры» по китайскому образцу.

Опрос из другой вселенной

Советник президента по вопросам развития интернета Герман Клименко усомнился в результатах опроса. Он считает, что многие россияне просто не понимают, что «мы уже живем в интернете», что вся инфраструктура страны зависит от него.

«Даже не очень понятно, где ВЦИОМ проводил этот опрос — может, не в нашей, может, в параллельной вселенной», — предположил он.

Клименко также сомневается в том, что стоит проводить такие опросы по телефону:

«Надо проводить их среди пользователей интернета — например, опросить 70 миллионов пользователей "ВКонтакте", их ответ был бы более релевантным».

При этом Клименко, как и Денис Давыдов, опроверг возможность отключении России от сети по инициативе руководства страны. Он признался, что изучал опыт регулирования интернета в Китае и на Кубе, но заверил, что дорожной карты по переходу к этим моделям у нас нет, а риск того, что «западные коллеги отключат Россию», оценил как «очень невысокий».

Михаил Карпов

Интернета.нет