Как старшеклассники и их родители объявили войну школьным поборам

Несите ваши денежки

В апреле старшеклассник из Самарской области стал инициатором всероссийской акции против школьных поборов. Идея возникла после продолжительного конфликта с классным руководителем и директором: юноша отказывался сдавать деньги на охрану и уборку школы, навлекая на себя учительский гнев. Видеозаписи, на которых преподаватели грубят ученику и унижают его за «долги», попали на YouTube и привлекли внимание региональной прокуратуры и департамента образования. Добровольно-принудительные сборы на различные нужды в последние годы стали обычной практикой в российских школах.

----------------------<cut>----------------------

Бойкот вместо митингов

Конфликт между десятиклассником и администрацией школы города Жигулевска начался еще в сентябре. С каждого ученика собирали по 75 рублей ежемесячно, чтобы покрыть расходы на оплату труда уборщицы. Казалось бы, сумма небольшая, но если умножить ее на примерное число учащихся, получается до 50 тысяч рублей в месяц. Школьник настаивал, что администрация должна отчитываться о дополнительных тратах платежными квитанциями. Учителя парировали, что мальчик «обязан платить», а в противном случае должен приносить из дому тряпку и мыть пол.

Школьника возмутил не столько сам факт сбора денег, сколько настойчивость и грубость, с которой их требовали.

«Я отказался платить из-за того, что классный руководитель в приказном тоне требовала деньги, — пояснил он. — Каждый месяц она зачитывала сумму "долга" и отчитывала меня перед всем классом, обзывала дебилом. Дальше был разговор с директором, в котором она сыплет оскорблениями, говорит, что я опозорил своих родителей. Разговор был под запись, я выложил его на YouTube и обратился в прокуратуру».

Ученик собрал подписи одноклассников против поборов. Учителя трактовали этот поступок как предательство и начали открыто травить весь класс. Прокуратуру происходящее в школе заинтересовало, началась проверка. В отношении директора Ирины Русских уже возбуждено административное дело, решается вопрос о возбуждении уголовного.

«Ролики с классным руководителем и директором начали вирусно распространяться по сети, — рассказывает Андрей. — Мне писали другие школьники, которых так же прессуют на тему денег. Одного парня, например, заставляли ходить на дополнительные занятия — якобы добровольно, но отказаться нельзя. Стоимость — 900 рублей в неделю. Мы рассказали ему, как писать заявление в прокуратуру, и теперь этот факт проверяют. Во многих школах деньги собирают на учебники, охрану, звуковое оборудование, в фонд класса, хотя все это незаконно».

Вместе с единомышленниками Андрей записал видеоролик, в котором призывает других школьников последовать его примеру и не платить за дополнительные услуги в школе.

«Мы не предлагаем тебе выходить на митинги, чтобы отстаивать свои права. У нас есть идея получше: мы объявляем всероссийский бойкот школьным поборам», — говорят участники акции.


Все платят — и я заплачу

Впрочем, идея борьбы с незаконными сборами в школах родилась давно и принадлежит родителям школьников. Уборка, охрана, новая мебель, учебники, рабочие тетради — далеко не полный список трат на нужды учебного заведения, которые покрываются из их кармана. Из-за недовольства постоянными дополнительными сборами группа инициативных родителей создала движение «Нет поборам», цель которого — помогать другим бороться с этим явлением.

Школьная администрация чаще всего прикрывается нехваткой финансирования, утверждают активисты. Государство — то есть региональный департамент образования — недоплачивает школе, и администрация покрывает недостачу за счет родителей.

«Директорам проще собрать с учеников, чем обивать пороги чиновников, выпрашивая средства для школы. Хотя именно это — прямая обязанность руководства. Директор в школе нужен не только для того, чтобы отчитывать за плохое поведение, — поясняет активист движения Кирилл Ишутин. — Но деньги, которые проходят через конверты, — по сути та же взятка. Как и куда они уходят — непонятно. Пожертвования должны быть, во-первых, добровольными, а во-вторых, идти через счет школы».

Несите ваши денежки

Несмотря на то что поодиночке каждый родитель не согласен со сложившейся системой, именно отсутствие коллективного возмущения позволяет практике школьных поборов существовать десятилетиями. По большей части тут срабатывает коллективное чувство: «Все платят — и я заплачу». Родители, как правило, думают, что это в порядке вещей. Более того, они опасаются, что отказ негативно скажется на успеваемости ребенка и его отношениях с учителями. Такого «уклониста» могут сделать объектом травли. Родители восстают лишь в случае очевидных перегибов: или слишком много просят, или слишком часто.

Выход из ситуации, по словам Ишутина, простой: объединяться и писать в прокуратуру.

«Давление происходит ровно до тех пор, пока не погрозили пальчиком сверху. Директора школ и начальники департаментов чувствуют себя хозяевами ситуации, пока все тихо. Как только дело получает огласку, они идут на попятную. Приходится холить и лелеять ребенка, которого еще вчера перед всем классом отчитывали и унижали. Проблема решается, если начать действовать», — резюмирует он.

Кто крайний

Представители родительских комитетов уверены, что ответственность за происходящее должна лежать не на директоре школы или учителях, а на чиновниках, которые занимаются распределением бюджетных средств.

«Как правило, директор оказывается в такой ситуации крайним. Его можно в 24 часа уволить за то, что он не исполняет указаний департамента, — поясняет сопредседатель Петербургского родительского комитета (ПРК) Михаил Богданов. — Деньги, выделенные на школу, ему не принадлежат — они распределяются чиновниками. У них могут быть свои цели, в том числе политические, на которые тратится больше средств. Директора понуждают порой собирать с родителей, а те, в свою очередь, либо скидываются, либо бегут жаловаться в прокуратуру, в то время как источником проблемы являются местные чиновники».

По словам Богданова, в крупных городах в последние годы ситуация со школьными поборами несколько улучшилась, чего не скажешь о регионах. Он отмечает, что дополнительные сборы с родителей — пережиток 1990-х годов, в советские годы подобных практик не существовало.

«В 1990-е бюджеты начали превращать в лоскутное одеяло, из которого каждый пытался урвать кусок. Денег стало меньше, и государство начало перекладывать свои социальные обязательства на население», — объясняет он.

Несите ваши денежки

Корень проблемы, по мнению сопредседателя ПРК, — в отсутствии комплексной образовательной стратегии. Разбалансировка системы в целом ведет к тому, что денег постоянно не хватает то на рабочие тетради, то на учебники, то на ремонт. В то же время выделяются огромные средства на закупку интерактивных досок, принтеров для контрольных материалов ЕГЭ и другой техники, которая практически не используется.

«Ко всему, что делает Рособрнадзор, очень много вопросов: они ведут слишком бурную деятельность, которая никак не влияет на качество образования. Учебников безумное количество, программа постоянно меняется — очевидно, выгодно это скорее составителям и издательствам. Учителю и директору достается только головная боль», — заключил Богданов.

Анастасия Чеповская