Почему родные чиновников и депутатов богатеют быстрее остальных

Замужем за государством

Публикация журналом Forbes очередного рейтинга самых состоятельных жен российских госслужащих и депутатов показывает истинное устройство страны. Конечно, нет ничего зазорного в том, что жена чиновника или депутата зарабатывает намного больше мужа. Проблема в том, что в России определяющим для заработков родни чиновников является как раз служебное положение главы семьи.

----------------------<cut>----------------------

Список богатейших жен российских госслужащих и депутатов составлялся на основе легальных и открытых данных — деклараций о доходах за прошлый год, в которых чиновники по закону обязаны указывать, сколько заработали их дети и супруги. То есть о заработках жен чиновников мы знаем только со слов самих чиновников. И уже наш выбор, верить или не верить этим словам и задекларированным цифрам доходов.

В тройке лидеров рейтинга нет жен влиятельных или широко известных политиков федерального масштаба.

Причем у самых богатых жен формально концы с концами сходятся — из деклараций мужей понятно, откуда богатство у их благоверных.

Например, лидирующая в рейтинге жена президента Татарстана Рустама Минниханова — Гульсина — совладелица компании «Лучано», в которую входят спа-комплекс, отель, фитнес-клуб и ресторан. Как пишет Forbes, доход Гульсины Миннихановой составил почти 2,5 млрд рублей, тогда как ее супруг за прошлый год заработал всего-то 7,5 млн.

На второй строчке рейтинга — Раиса Бредний, жена депутата городского совета Улан-Удэ. Но и тут есть объяснение: она является директором компании «Титан», которая занимается производством продуктов. Доход Бредний — почти 2 млрд рублей, в то время как ее муж заработал чуть менее 1 млрд (тоже небедный человек по меркам Бурятии).

На третьем месте Ольга Богомаз — супруга губернатора Брянской области Александра Богомаза. Она разбогатела на производстве картофеля, заработав за прошлый год более 800 млн рублей. Доходы самого Александра Богомаза — всего 3,5 млн рублей.

Замужем за государством

Из жен широко известных людей в рейтинг Forbes попала разве что супруга гендиректора госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова. Но как раз ее муж явно зарабатывает больше.

В России последнего времени вообще крайне сложно отделить бизнес-таланты жены от служебного положения мужа.

В свое время, в начале президентства Дмитрия Медведева, идея ежегодного декларирования доходов госчиновников и их ближайших родственников подавалась как важная мера в борьбе с коррупцией. Она обрела силу закона и стала частью принятой семь лет назад Национальной стратегии противодействия коррупции. Спустя эти годы уверенно можно говорить, что коррупция в России явно победила и эту стратегию.

Женам госчиновников и депутатов не запрещено заниматься бизнесом — в том числе в том регионе, где работает муж.

Видимо, понятие «конфликт интересов» — слишком тонкая материя для нашей грубой и суровой правовой культуры.

К тому же наши чиновники и депутаты прекрасно научились записывать имущество на посторонних людей, на офшорные компании, прятать в сложно упакованные трасты. Опять же за недостоверные декларации в России не был осужден ни один госчиновник.

Даже к громким делам против губернаторов за экономические преступления (из последних на слуху расследования в отношении Никиты Белых, Александра Хорошавина, Вячеслава Гайзера) общество быстро теряет интерес, как только СМИ перестают перечислять приметы богатой жизни подозреваемых в коррупции — все эти бриллиантовые ручки, чемоданы с валютой и т.д. Губернатор ворует? Эка невидаль. Россияне, судя по данным многочисленных опросов, давно смирились с тем, что начальство живет на широкую ногу и явно не по средствам.

При этом, по данным тех же опросов, тема коррупции — в тройке самых главных проблем страны, наряду с ростом цен и ситуацией в ЖКХ. Свидетельства тому — и количество просмотров известного фильма «Он вам не Димон», и всероссийский масштаб антикоррупционных митингов 26 марта, и болезненная реакция героев этого фильма, вплоть до судебных разбирательств.

Декларации о доходах не сделали российских чиновников и депутатов честнее в глазах общества.

Замужем за государством

Но пока в бытовом сознании людей власть прежде всего ассоциируется с возможностью «хорошо устроиться в жизни» и гарантированно разбогатеть, чиновники и депутаты могут не волноваться. Кумовство — уж точно российская национальная традиция. Большинство наших граждан, попади они во власть, сделали бы так же. «Ну как не порадеть родному человечку» — тут со времен Грибоедова в России за 200 лет мало что изменилось.

Современное кумовство расцветает еще и потому, что люди не доверяют друг другу и не верят в честные правила игры для всех. Вот и записывают бизнес на жен, или, напротив, фиктивно разводятся, и/или прячут деньги в офшорах под декларативные разговоры о социальной справедливости и патриотизме.

Объявленная сразу после «крымской весны» кампания по деофшоризации российской экономики и «национализации» элит до сих пор не работает. Российские госслужащие и депутаты по-прежнему настолько не доверяют государству, которое сами же создали и охраняют, что норовят при первой возможности прятать от него собственность, доходы и активы.

Объем офшорного капитала россиян примерно в три раза превышает уровень валютных резервов страны. К 2015 году объем активов, выведенных в офшоры, составил около 75% от национального дохода страны. Об этом говорится в докладе «От советов к олигархам: неравенство и собственность в России, 1905–2016», подготовленном Национальным бюро экономических исследований — частной некоммерческой исследовательской организацией США.

«За рубежом — в Великобритании, Швейцарии, Кипре и других подобных офшорных центрах — содержится столько же финансов богатых россиян, сколько все население России держит внутри своей страны», — подчеркивают авторы доклада.

Надо ли удивляться на этом фоне, что жены мужей-чиновников зарабатывают у нас миллионы, а то и миллиарды. Ведь они замужем за самим государством.

Замужем за государством