Почему цель «дожить до 75» вряд ли вдохновит нынешних пенсионеров

Жить будем плохо, но долго

В свое время премьер Виктор Черномырдин прославился обещанием, что россияне будут жить плохо, но недолго. Сегодня гражданам обещают, что жить они будут относительно долго — по словам президента, к 2025 году средняя продолжительность жизни в России должна превысить 75 лет, — но вот хорошо ли? После обещания премьер-министра, что с апреля пенсии в стране индексируют на 1,015%, невольно возникает вопрос, все ли российские пенсионеры потянут материально подобное долголетие.

----------------------<cut>----------------------

«К 2025 году есть все возможности увеличить продолжительность жизни в России до 76 лет, значительно снизить смертность в трудоспособном возрасте», — сказал Владимир Путин, напомнив, что за 12 лет продолжительность жизни в России выросла на 6,5 года. Сегодня, по данным Росстата, она приблизилась к 72 годам (у мужчин — около 66, у женщин — немногим выше 76).

Конечно, по сравнению с развитыми странами, особо хвастать нечем, Россия по этому показателю находится во второй сотне стран мира. На первых местах там государства, где люди в среднем живут по 83–84 года. И все-таки россияне, во многом благодаря «сытым нулевым», стали жить дольше, что не может не радовать.

Печалит другое — сегодня доходы людей «за 60», особенно в провинции, все меньше успевают за ростом цен на продукты и лекарства, тарифами ЖКХ и другими необходимыми тратами.

Как недавно подсчитали в Ростовской области, более 13% пенсионеров тратят на коммуналку 70–90% средств, каждый третий — свыше 50%, а каждый пятый отдает половину денег. В феврале на митинги против отмены льгот и роста тарифов ЖКХ вышли пенсионеры Нижнего Новгорода, Самары, Тольятти, Екатеринбурга, Кандалакши, Новосибирска — такого не было с 2005 года, когда по стране прокатились волнения в связи с «монетизацией льгот».

Прибавка в 130 рублей с апреля (те самые 1,015% от средней пенсии в стране) вряд ли решит проблемы тех, кто сегодня выходит на улицы. Да и перспектив на то, что в ближайшие годы им будет легче, — немного. Скорее наоборот — нынешняя пенсионная система России явно не справляется с процессом старения населения.

В тех государствах, где граждане в среднем доживают до 80 лет, уровень их доходов на пенсии приближается к 80% от того, что они зарабатывали в трудоспособном возрасте. Понятно, что на эти деньги пожилой человек, у которого дети уже выросли, может позволить себе и хорошую медицинскую страховку, и продукты высокого качества, и курортный отдых, что и помогает ему жить дольше. И не просто жить, а жить хорошо.

У нас же сегодня государственная политика в отношении пожилых людей проявляется лишь в спорах о пенсионной реформе, которая все чаще сводится к вопросу о повышении пенсионного возраста.

Жить будем плохо, но долго

Но практически не слышно разговоров о том, как перевести людей «за 60» из категории иждивенцев в категорию потребителей.

Как сделать так, чтобы денег на пенсии хватало не только на оплату ЖКХ и еду? При том, что это пошло бы на пользу не только самим пенсионерам, но и государству в целом, оживив потребительский спрос.

Во всех дебатах про пенсии рост благосостояния пожилых людей упоминается, пропагандируется, но всерьез не просчитывается. Напротив, выдвигаются идеи, что государство должно вовсе отказаться платить пенсии всем, перейдя на адресный принцип выплат лишь тем, кто докажет свое нищенское положение. Что звучит особенно цинично на фоне того, что реальная средняя зарплата в стране (с учетом гигантского разрыва в заработках) немногим больше средней пенсии, и даже сложилось, по словам Ольги Голодец, «уникальное явление» — «работающие бедные».

То есть около 5 млн человек (только по официальной статистике) получают в месяц не больше 7500 рублей. При таком положении вещей повышение пенсионного возраста может привести лишь к увеличению этой армии «работающих бедных».

Не то чтобы наши люди так уж мечтали в 55–60 выйти на пенсию, просто при таких заработках пенсия помогает хоть немного стать «богаче». Вот и закрадывается в голову мысль, стоит ли так жить «плохо и долго», или лучше по Черномырдину: «плохо, но недолго»?

Средняя продолжительность жизни — важный показатель, но это скорее следствие государственной политики, чем ее цель.

Человеку, у которого есть средства не только на еду, но и на качественную медпомощь, и на хороший отдых, — проще дожить до старости, чем тем, кто на вопрос «Как прожить на пенсию?» получают ответ: «Денег нет, но вы держитесь».

Есть, конечно, и другой способ добиться желаемых показателей — как известно, есть ложь, большая ложь и статистика.

«Если нация не способна себя сберегать и воспроизводить, если она утрачивает жизненные ориентиры и идеалы, ей и внешний враг не нужен, все и так развалится само по себе... Либо именно сейчас мы сможем открыть для новых поколений жизненную перспективу трудиться на хорошей, интересной работе, строить бизнес, обзаводиться жильем, создавать большую и крепкую семью, воспитывать много детей, быть счастливыми в своей собственной стране, либо уже через несколько десятилетий Россия превратится в бедную, безнадежно постаревшую по возрасту (в прямом смысле слова) и неспособную сохранить свою самостоятельность и даже свою территорию страну».

Автор последней цитаты — президент России, анонсирующий майские указы в 2012 году. Трудно с ним не согласиться.

Жить будем плохо, но долго