Немцы экстренно возвращают богатства на родину

Золото войны

Германия завершила процесс частичного возврата своего золотого запаса из-за рубежа. На родину вернулось не все золото, но впервые за послевоенную эру более половины слитков находится в закромах Бундесбанка во Франкфурте-на-Майне. Причины продолжавшейся несколько лет эпопеи до конца не ясны, что породило множество слухов конспирологического содержания. Так или иначе, случай это не единичный: все больше стран стремятся хранить золотой запас «ближе к телу».

----------------------<cut>----------------------

Подозрительный Четвертый рейх

Решение Германии перебазировать свой золотой резерв во Франкфурт-на-Майне из Нью-Йорка и Парижа, впервые обнародованное в начале 2013 года, стало громом среди ясного неба. К тому времени немцы хранили у себя только 31 процент собственного золота, остальное размещалось за рубежом, прежде всего в США, Великобритании и Франции.

Такое положение дел в какой-то мере отвечало геополитической ситуации холодной войны. Прямой конфликт НАТО и стран Варшавского договора казался вариантом вполне реальным, как и вероятность того, что Советская армия в случае начала такой войны займет территорию Западной Германии за считаные недели, а то и дни. Немецкое золото могло достаться Советам, так что было решено держать его в более надежном месте.

Но могли быть и другие соображения. Союзники не до конца доверяли молодому государству ФРГ — все-таки две войны бесследно пройти не могли. По большому счету, только советская угроза принуждала США, Францию и Британию активно помогать западным немцам во всех их начинаниях. Однако лишний рычаг контроля в любом случае не помешал бы, и потому хранение золотого запаса ФРГ в Форт-Ноксе, а также хранилищах банков Англии и Франции выглядело вполне логичным решением.

То, что львиная доля немецкого золота так и осталась в хранилищах за рубежом после холодной войны, оправдывалось дороговизной репатриации столь больших объемов драгоценного металла. Говорили о десятках и даже сотнях миллионов евро, которые нужно потратить на перемещение запасов. Уж что-что, а деньги считать немцы умеют — так что объяснение выглядело вполне разумным.

Поэтому столь резкое движение со стороны Бундесбанка многие восприняли как подрыв полувековых устоев. Анонсировалось, что в весьма короткие сроки — в течение семи лет — должны быть возвращены 674 тонны драгоценного металла. В реальности немцы так торопились, что опередили дедлайн на три года, завершив перевозку золота в августе 2017-го.

Золото войны


Впереди паровоза

Немецкий регулятор объяснил свое решение так: золото нужно для того, чтобы выстроить доверие внутри страны и получить возможность быстро и без проволочек его продавать. Правда, впоследствии представители Бундесбанка заявляли, что менять какую-то часть золотого запаса на валюту вовсе не планируют. Так что стопроцентной правдой была лишь первая часть объяснения.

Действительно, с доверием к Бундесбанку дела обстояли не очень хорошо. В 2012 году Счетная палата Германии потребовала от регулятора провести инвентаризацию и проверку всего золотого запаса, в первую очередь той его части (около двух тысяч тонн), что находилась за рубежом. Сомнения в том, что физическое золото Германии вообще существует в природе, высказывались и раньше, но дальше конспирологических блогов или, в лучшем случае, прессы шумиха не продвигалась. Совсем другое дело — авторитетный орган исполнительной власти. Аудиторы, к слову, удивились тому, что состояние золотого запаса Берлина не проверялось десятилетиями.

Поначалу германский ЦБ особого рвения в данном вопросе не демонстрировал: за весь 2013 год на родину было возвращено только 37 тонн драгметалла — чуть более 5 процентов от запланированного объема. В результате центральным банкирам за это досталось по первое число в прессе и блогосфере. Акция, которая должна была повысить доверие, имела все шансы достичь противоположного результата. Именно тогда Бундесбанк и ускорился, опередив график в 2014-2016 годах в несколько раз.

Почва для конспирологии

Медлительность регулятора вызывала вопросы, но и последующая поспешность многих обеспокоила. На срочность репатриации аргументы о дороговизне уже не распространялись. В общем, почва для конспирологических теорий была богатая.

Одной из самых распространенных стала такая гипотеза: Германия всерьез задумывается о том, чтобы бросить уже почти 20-летний эксперимент с евро и вернуться к старой доброй дойчмарке. В том случае, если бы это произошло, золото на руках было бы как нельзя более кстати: оно позволило бы стабилизировать курс новой валюты, уязвимой к атакам спекулянтов и рыночной волатильности, не говоря о том, что и сам драгоценный металл в случае развала еврозоны резко взлетит в цене.

Золото войны

Китай входит в десятку стран с крупнейшими золотыми запасами

Проверить эту теорию невозможно, но здравый смысл в ней есть. О том, что у евро и еврозоны большие проблемы, в последние годы не говорил только ленивый. Руководство Германии и Бундесбанк могут оценивать эти перспективы как угодно, но меры безопасности на случай такого исхода должны быть приняты. Разумеется, объявлять вслух «Мы возвращаем золото потому, что мало ли что случится с евро» никто не будет, так как подобное заявление способно спровоцировать убийственный кризис доверия к единой валюте. Но хранить свои запасы на своей территории из-за возможности форс-мажора, объяснив это предельно широко и непонятно, — вполне разумно.

Высказывались предположения, что немцы столкнулись с проблемами при репатриации золота. В частности, российский экономист Валентин Катасонов считает, что американцы вернули Германии не то золото, которое она отправила в свое время в Форт-Нокс. В интервью радио Sputnik он заявил, что после того, как немцы выдвинули соответствующие требования, в США начали спешно закупать золото на рынке, так как в наличии у них его попросту не было. По его словам, слитки, которые поступали в Германию, имели другие клейма — то есть произошла подмена.

Какими изначально были клейма на немецких слитках, сказать сложно, но в начале 2017 года Бундесбанк в подробностях описал каждый слиток из десятков тысяч. Для сомневающихся был составлен отчет на двух с половиной тысячах страниц.

Страх перед будущим

Золото давно перестало служить единой мировой мерой стоимости, а золотыми монетами не платят при осуществлении сделок. И все же до сих пор этот металл как средство сбережения весьма популярен и у простых людей, и у институциональных инвесторов и государств. Мировой кризис и предшествовавшие ему годы подняли стоимость золота в четыре раза, что более чем наглядно показало уровень спроса.

Подавляющее большинство резервов в центробанках развитых стран вложены именно в золото. По валовому объему золотовалютных резервов Китай может опережать все прочие государства вместе взятые, но по объему собственно золотого запаса не входит даже в тройку. Хотя постепенно (как и Россия) наращивает этот объем. Кроме КНР и РФ в «золотой» топ-10 входят США, Германия, Франция, Италия, Швейцария, Япония, Нидерланды и Международный валютный фонд.

Золото войны

Ходили слухи, что немцы собираются отказаться от евро и вернуться к марке, поэтому возвращают золото домой

В послевоенные годы США привязали доллар к золоту, чтобы упрочить его доминирующее положение как главной резервной валюты. Однако вскоре выяснилось, что многие государства предпочитают держать в резервах настоящий драгоценный металл, а не бумажные деньги. Президент Франции Шарль де Голль в 1965 году потребовал обменять доллары, находящиеся в запасах страны, на золото, хранившееся в США. Так началась самая масштабная операция по репатриации золотого запаса в истории: за несколько лет американцы потеряли почти две тысячи тонн. К Франции захотели присоединиться и другие страны. В итоге США отменили привязку своей валюты к золоту, положив конец Бреттон-Вудской мировой финансовой системе.

Судя по всему, сейчас позиция де Голля тоже вызвала бы понимание, потому что Германия — не единственная страна, которая захотела вернуть свое золото. Частичную репатриацию провели в течение 2015-2016 годов Нидерланды, а в Швейцарии широкую поддержку получило движение Save Our Gold. Хотя только 20 процентов золота Конфедерации хранится за рубежом (в Великобритании и Канаде), движение добилось проведения референдума по возвращению этой части национального богатства домой. Правда, потерпело поражение: избиратели решили, что в финансовом плане игра свеч не стоит.

Все это едва ли можно назвать какими-то случайностями. В то же время молчание или неубедительные комментарии властей по данной весьма щекотливой теме порождают конспирологические теории, в которые население охотно верит. Эти настроения могут побуждать власти заниматься репатриацией золота в популистских целях, что в свою очередь только усилит нестабильность на рынках и отсутствие доверия.

На самом деле все эти телодвижения говорят о том, что здание глобальной экономической системы дает новые трещины. Резкое возвышение Китая и Восточной Азии в общем, хронические финансово-экономические проблемы в ЕС, замедление роста мировой торговли и всеобщая критика глобализации, а теперь еще Brexit и Дональд Трамп в Овальном кабинете — все это вызывает тревогу и желание подстраховаться, обратиться к традиционным, проверенным временем экономическим ценностям. Едва ли есть что-то традиционнее и надежнее золота.

Дмитрий Мигунов

Золото войны