или Рождественский сон Дэвида Пога.

Старая, старая сказка

На дворе светлый праздник Рождества!
В это удивительное время принято рассказывать волшебные, добрые, ненавязчиво поучительные Рождественские истории.
И вот одну такую старую историю я вам сейчас расскажу.
Это история действительно старая, случилась она тогда, когда самые старые из вас ожидали Мемфис, основная масса посещала детский сад, а некоторых ещё не появилось на свет.
Итак, настраиваемся и вспоминаем год 1998...

----------------------<cut>----------------------

Старая, старая сказка

Подозреваю, что не стоило мне ходить на вечеринку с ядреным эгг-ногом и пролистывать MacWeek, пока смотрю «Эту прекрасную жизнь». Но так или иначе, прошлой ночью мне приснился престранный сон: эксцентричный черно-белый фильм, в котором Джимми Стюарт играет роль Стива «Джобса» Бэйли, руководителя притесняемой, но любимой маленьким городком компьютерной компании. На протяжении многих лет крупный монополист Билл «Гейтс» Поттер мечтал прибрать город к рукам, используя для этого всю свою власть и деньги. Многие годы Стив боролся за выживание: «Город нуждается в моем жалком, маломощном компьютере, лишь бы у людей была хоть какая-то альтернатива Windows!».

Старая, старая сказка


Но в этот самый момент разъяренная толпа, паникуя, барабанит в дверь Apple.
— В газетах пишут, компания обречена! — кричит один.

— Ты уничтожил клонов! Мы переходим на Windows! — поддакивает второй.

— Верни наши инвестиции! — требуют другие.

Старая, старая сказка

Стив, опытный шоумен, успокаивает их.
— Не делайте этого! Если Поттер станет заправлять компьютерным рынком, вы будете платить за его распухшие программы и ужасные обновления вечно! Мы все преодолеем, но мы должны верить и держаться друг друга!
Толпа решает дать ему еще один шанс.
Но за день до Рождества происходит нечто ужасное: по пути в банк финансист компании, Дядя Гилли, умудряется потерять $1,7 млрд. С обезумевшим взором Стив хватает оробевшего Гилли за лацканы:
— Где деньги, ты, старый глупый дурак? Неужели не понимаешь, что это значит? Банкротство и скандал! Убирайся из моей компании и не возвращайся!

Старая, старая сказка

Доведенный до отчаяния и напуганный, Стив направляется к Мартини, в местное интернет-кафе, и топит свое горе в чашке холодного капучино. Сидя за одним из Макинтошей, он просматривает Интернет, в котором сплошь домыслы, язвительность критиков и внушающие страх цифры о доле на рынке.
Свирепствует метель, а в это время Стив несется на своем автомобиле к реке. «Ох, что толку?!», — негодует он. — Мы проиграли войну. Windows правит миром. После всех моих усилий, Мак сотрут с лица земли! Подумать только, сколько стремлений, сколько труда в эти 15 лет — и все впустую! Сколько миллиардов долларов, сотен компаний, миллионов людей…».
Он стоит на мосту, глядя на подернутую льдом реку, и, в конце концов, прыгает...
Но лишь мгновение барахтается в воде, как его спасает чудак с носом, похожим на луковицу.
— Кто ты?! — гневно спрашивает Стив.

— Меня зовут Кларэнс — но зовите меня Клэрис, — отвечает он. — Я твой ангел-хранитель. Меня сюда послали, чтобы помочь тебе — это мой последний шанс заслужить крылья.

Старая, старая сказка

— Никто не может мне помочь, — жестко отрезал Стив. — Если бы я не придумал Мак, все были бы счастливее: мистер Поттер, СМИ, даже наши покупатели. Черт возьми, как было бы здорово, если бы Мак вообще не изобретали!
Музыка кружится. Завывает ветер. Татуировка на правой ягодице Стива — Базз Лайтер из «Истории игрушек» — исчезает.

Старая, старая сказка

Стив хлопает по пустому карману, где у него обычно лежит Newton:
— Что происходит?

— Твое желание исполнено, — отвечает Клэрис. — Ты никогда не изобретал Мак. Он никогда не существовал. Ты ничего не менял в этом мире.

— Эй, малый, иди-ка ты отсюда и доставай кого-нибудь другого, — ворчит Стив.

Он направляется в интернет-кафе Мартини, чтобы пропустить стаканчик чего-нибудь покрепче. Но его поражают произошедшие там перемены.

— Бог мой, посмотрите-ка на этих людей за компьютерами! Они же выглядят как профессоры математики!
— Так и есть, — уверяет Клэрис.
— Что это, музей? Похоже, что компьютеры работают под DOS!
— Какая наблюдательность! — восхищается Клэрис. — DOS версии 25.01, в действительности — самая современная.
— Не понимаю, — недоумевает Стив.
— В эти дни DOS намного лучше и быстрее, но пока никому в голову не пришло предложить рынку компьютер с иконками и меню. И такой вещи, как Windows, нет — в конце концов, нельзя скопировать интерфейс Мака, если его никогда не было.

Старая, старая сказка

— Но это ведь старье! — кипятится Стив.— Ни звука, ни CD-ROM, ни даже 3,5-дюймового флоппи-дисковода!

— Они вовсе не старые! — возражает Клэрис. — Это последнее слово техники от Compaq, поставляются с новейшим 12-скоростным 5-дюймовым флоппи-дисководом. Стив, не забывай, все то, что ты перечислил, было введено и стандартизировано с подачи Мак.
— Ерунда! — взрывается Стив. — Хочешь меня уверить, что 46% американцев работают на компьютерах с DOS?
— Поправочка: всего 9%, — с готовностью отвечает Клэрис. — Без графического интерфейса компьютеры все еще слишком сложны, чтобы стать популярными.

Старая, старая сказка

— Бармен! — зовет Стив. — Не найдется ли у вас номера Wired? Я должен почитать, что не так с этим миром!

Бармен смотрит на него сердито.
— Не знаю, к чему ты там приложился, приятель, но или перестань нести чушь, или выметайся отсюда.
— Нет такого журнала, как Wired, — шепчет Клэрис. — И никогда не было. До того, как ты пожелал, чтобы Мак исчез, большинство журналов ориентировались исключительно на Мак. И притом, Wired ужасно бы истончился без Интернета.
— Без… подождите минутку! В ужасе Стив бросается к одному из компьютеров и подключается к Интернету.

Старая, старая сказка

— Вы зовете это Сетью? Это выглядит как текстовая версия BBC — и практически нет никого онлайн! Где Navigator? Где Internet Explorer? Где Веб, ради бога?
— О, понимаю, — Клэрис сочувственно улыбается. — Ты, должно быть, имеешь в виду все те технологии, которые отпочковались от концепта графического интерфейса. Послушай, Стив. До того, как Мак сделал мышь стандартом, не было таких понятий, как клик и указатель мыши. А какой Интернет без кликов… Интернет-компаний тоже нет. Веришь ты или нет, но Марк Андреесен работает в Burger King в Цинциннати.

Стив иронизирует.
— Значит, если применить твою логику, то не может существовать и PageMaker. С Мака начинался и Photoshop, и Illustrator, и FreeHand, и America Online, и цифровое кино.
— Ну вот ты все и понял, — говорит Клэрис (в руках он держит экземпляр Time). — Взгляни на цену на обложке.


Стив чуть не задохнулся от изумления.
— Восемь баксов? Откуда столько наглости!
— Оплата труда. Они так и не отказались от горячего воска при печати.
— Ты псих! — воскликнул Стив. — Я возвращаюсь в офис Apple!

Словно одержимый он поехал назад, но Купертино встречает его знаком «Добро пожаловать в Microsoft South», а не привычным «Добро пожаловать в Apple».


— Извини, Cтив, Apple прекратила деятельность в 1985, — поясняет Клэрис. — Видишь ли, ты действительно сотворил чудесную машину! Теперь ты понимаешь, какая ошибка желать, чтобы она исчезла?

Стив рыдает, едва слушая его.
— Хорошо, тогда я поеду к себе в Pixar!

Старая, старая сказка

— У тебя нет офиса в Pixar, — напоминает ему Клэрис. — Нет Мака — нет и денег на покупку Pixar.

Это стало последней каплей. В отчаянии Стив возвращается к обледеневшему мосту над рекой.

— Господи, пожалуйста, верни его назад! Верни! Плевать на долю на рынке! Прошу! Я хочу, чтобы Мак не исчезал!

Старая, старая сказка

Музыка, ветер, голос с неба — и мягко начинает падать снег.

— Эй, Стив! Ты в порядке? — доносится дружеский голос Ларри из пролетающего мимо вертолета.

Стив похлопывает карман — Newton на месте! Все вернулось! Вне себя от радости Стив бежит через весь город.
— Счастливого Рождества, Wired! Счастливого Рождества, Интернет! Счастливого Рождества, чудесный старина Microsoft!
И теперь его офис полон улыбающихся людей, к чьей жизни прикоснулся Мак. Старый рекламщик мистер Chiat/Day. Музыкант Янни. И господин Спилберг, режиссер. Когда правление Apple начинает петь «Доброе старое время», кто-то включает Мак.
Стив улыбается, когда слышит звук загрузки. Он обращается к собранию.
— Каждый раз, когда мы слышим этот звук — знайте, это ангел только что получил крылья.

Старая, старая сказка

Вот такая вот история, дружок.

Старая, старая сказка