Обвиняемый во взрыве в «Домодедово» сознался в подготовке другого теракта

В Московском областном суде дали показания четверо фигурантов громкого уголовного дела о теракте в аэропорту «Домодедово». Вину в пособничестве смертнику признал только один — Ислам Яндиев. Сегодня он подтвердил, что весной 2011 года готовил еще один подобный теракт

Теракт 24 января 2011 года в московском международном аэропорту Домодедово унес жизни 37 человек, еще 172 пострадали.

----------------------<cut>----------------------

Обвиняемый во взрыве в «Домодедово» сознался в подготовке другого теракта

Допрос подсудимых — жителей Ингушетии братьев Ислама и Илеза Яндиевых, Ахмеда Евлоева, младшего брата взорвавшего себя в аэропорту «Домодедово» смертника Магомеда Евлоева, а также Башира Хамхоева — занял три судебных заседания.

На сегодняшнем слушании показания дали Башир Хамхоев и Илез Яндиев. Однако перед этим представитель гособвинения (в деле участвуют два прокурора) зачитал выдержки из результатов судебной психолого-психиатрической экспертизы Ислама Яндиева.

Обвиняемый во взрыве в «Домодедово» сознался в подготовке другого теракта

Тот в ходе предварительного следствия и в суде признался, что по указанию лидеров бандформирования «Имарат Кавказ» купил в столице серебристый Mercedes для передвижения по городу, снял квартиру для смертника, снабдил его поясом шахида и помог добраться до аэропорта «Домодедово». Там 24 января 2011 года 21-летний Магомед Евлоев в зале прилета иностранных авиалиний произвел самоподрыв.

В ходе экспертизы Ислам Яндиев рассказал, что стал пособником террориста, руководствуясь идеей независимости Ингушетии. Однако посидев в СИЗО, он разочаровался в своих идеалах и даже хотел наложить на себя руки. Тогда Ислам Яндиев сказал психологам, что заслуживает расстрела, но при этом оправдывал себя тем, что не мог не выполнить приказ командира.

Обвиняемый во взрыве в «Домодедово» сознался в подготовке другого теракта

Яндиев сообщил медикам, что идеями исламизма увлекся, когда учился на третьем курсе автодорожного института в Москве под влиянием друга. Позже, по его словам, он осознал вину перед родителями и старшим братом, которого он «подставил», ведь тот просто возил его на машине по Москве. Именно чувство вины стало причиной попытки суицида, которую он предпринял после ареста.

Признался в подготовке второго теракта

Примечательно, что Исламу Яндиеву вменяется не только причастность к взрыву в аэропорту «Домодедово», но и пособничество в подготовке аналогичного теракта: боевики запланировали его на март 2011 года. Взрыв должен был прогреметь либо на железной дороге, либо на стадионе. Теракт планировался в знак протеста против притеснения кавказцев после убийства болельщика «Спартака» Егора Свиридова.

И если на прошлом заседании, 5 июля, подсудимый отверг причастность к этому эпизоду, то сегодня решил признать вину: «Я признаюсь в подготовке второго теракта, которую в прошлый раз отрицал».

«Вы имеете в виду второй найденный у вас пояс смертников, который должен был использоваться в отношении болельщиков «Спартака?», — уточнила прокурор Гульчехра Ибрагимова.

«Да», — подтвердил Ислам Яндиев.

Рядовой бандит

После этого суд перешел к допросу Башира Хамхоева. По версии следствия, вместе со смертником Магомедом Евлоевым он проходил подготовку в лагере боевиков, расположенном на территории Сунженского района Ингушетии, под руководством лидеров НВФ Аслана Бютукаева по кличке «Хамзат» и Супьяна Абдуллаева по кличке «Рыжий Супьян». Они, в свою очередь, подчинялись главарю преступной организации «Имарат Кавказ» Доку Умарову, который и отдал приказ о совершении теракта в аэропорту «Домодедово».

Башир Хамхоев, который в 2011 году уже был осужден Верховным судом Ингушетии к 9 годам колонии за участие в НВФ и другие тяжкие преступления, принадлежность к бандформированию не отрицал, но заявил, что не имеет отношения к взрыву в аэропорту «Домодедово».

По его словам, по окончании школы в 2009 году, Хамхоев провалил вступительные экзамены в Ингушский государственный университет и год маялся бездельем: «Играл в футбол, ходил в мечеть». Там он и познакомился с Магомедом Цакиевым, через которого и попал к бандитам.

«Мне было 17 лет. У нас или иди в такси работай, если машина есть, или в ОВД. А какое ОВД в 17 лет?» — объяснил подсудимый, почему он подался в леса.

В бандформировании я был рядовым, сказал Хамхоев, когда его попросили определить свое место в иерархии боевиков. «За дровами ходили, Коран читал по-арабски. Стоял на посту, ходил за продуктами, форму, обувь достать, больше ничего», — описывал Хамхоев то, чем он занимался в лагере.

Однако под нажимом гособвинителя Хамхоев вынужден был подтвердить свои показания на следствии о том, что он также принимал участие в занятиях по взрывному делу, тактике и вооружениям, которые проводил Супьян Абдуллаев.

Хамхоев рассказал, что долгое время мечтал перейти в другой джамаат — из леса на равнину, и в январе 2011 года у него появилась возможность покинуть лес. По словам Хамхоева, командиры попросили его проводить Магомеда Евлоева в Назрань и там приглядеть за ним, пока он не уедет, однако не «светиться» рядом, поскольку самого Хамхоева уже к тому времени объявили в розыск.

О том, что Евлоев собирается в Москву для того, чтобы совершить теракт, подсудимый, по его утверждению, не знал. Впрочем, он видел, как Бютукаев передал Евлоеву сверток с телефонами и крупной суммой наличности — тремя пачками пятитысячных купюр.

«Евлоев стал вещи раздавать, я понял, что он с концами уходит. Сказал, уезжает за границу — в Турцию или Египет, в общем в арабские страны», — объяснил Хамхоев.

Мысль о том, что Магомед Евлоев решил стать шахидом, подсудимому, по его уверениям, в голову не приходила. «Он (когда уезжал) был красиво одет. Шутил и говорил: «Может ты мою жену возьмешь себе?». Магомед такой веселый был. Обычно (смертники) подавленные», — рассуждал подсудимый.

Хамхоев заявил, что про теракт он узнал по телевизору. И лишь позже, анализируя события прошедших дней, понял, что Евлоев перед терактом записывал видеообращение в блиндаже, откуда всех попросили выйти.

«А как финансировались бандформирования?» — спросила прокурор.

«Сочувствующими мусульманами, теми, кто хотел установить шариат, что-то забирали у предпринимателей, также пожертвования шли из других стран, даже из Европы», — ответил он.

Хамхоев заверил, что зарплату от боевиков он как таковую не получал, хотя и жил на деньги, которые выдавали лидеры группировки.

Кстати, Хамхоева задержали совершенно случайно. В Назрани он попал в автомобильную аварию. А когда водителя автомобиля доставили в больницу, то при осмотре машины нашли автомат Калашникова и боеприпасы.

Старший брат Яндиева заявил, что был не в курсе планов Ислама

Последний из допрошенных подсудимых — студент Военного университета Илез Яндиев уверял, что не знал ничего о подготовке теракта. При этом он не отрицал, что был в курсе того, что одно время его брат хотел примкнуть к НВФ.

Тогда в ситуацию вмешался отец — в прошлом сотрудник правоохранительных органов. «Отец его нашел и хорошенько побил», — рассказал подсудимый. По его словам, брата вместе с двумя товарищами даже отвезли в Москву и заставили в РУБОПе рассказать о боевиках.

По словам Илеза Яндиева, в декабре 2010 года брат позвонил ему и попросил приехать в Москву, чтобы помочь с покупкой автомобиля для последующей перепродажи его в Ингушетии. Тогда-то и был куплен серебристый Mercedes, на котором он возил его по магазинам. Ислам снял в столице квартиру, объяснив это брату тем, что хочет жениться и жить отдельно от родителей.

«Разделяли ли вы идеи ваххабизма?», — спросила прокурор. «Нет, не разделял и не разделяю», — заверил Илез Яндиев. Он рассказал, что раньше работал в милиции, в ППС, а уволился, так как не мог совмещать учебу и работу. Работал менеджером по маркетингу в рекламном агентстве, подрабатывал на стройках, а незадолго до ареста планировал устроиться на работу в ФСБ.

«За всю жизнь я ни разу не был в мечети и не соблюдал ни одного религиозного канона. Пил алкоголь, курил и сейчас курю», — сказал подсудимый, добавив, что у него есть жена и ребенок. По его словам, он даже не разглядел Евлоева, которого его попросил встретить брат на "Юго-Западной".

Евлоев-младший вину не признал

Стоит отметить, что ранее четвертый подсудимый — младший брат погибшего смертника Ахмед Евлоев — также не признал вину. На момент инкриминируемого преступления ему было всего 15 лет.

Юноша рассказал, что по просьбе старшего брата забрал из квартиры тети в Назрани паспорт Магомеда и передал его брату. По версии подсудимого, он не предполагал, что видит родственника в последний раз.

Следующее заседание состоится 14 августа. На этот день запланирована стадия дополнений. После этого суд перейдет к прениям сторон и удалится на вынесение приговора.

Если суд признает вину Ахмеда Евлова доказанной, то судьи не смогут назначить ему больше 10 лет лишения свободы, так как в момент совершения преступления он был несовершеннолетним. Остальным же подсудимым, обвиняемым в терроризме и других преступлениях, грозят внушительные сроки, вплоть до пожизненного лишения свободы.