Протесты в Турции объединили всех - от геев до фанатов

Такое впечатление, что Турция пылает: четверо погибших в уличных волнениях и тысячи задержанных в десятках городов за беспорядки. Но перспектива не очень понятна. Вроде бы светский протест против исламизации, а женщины на улицах говорят, что не хотят в одно прекрасное утро проснуться в парандже, но премьер Эрдоган приветствует демократов и уверен в своих силах.

----------------------<cut>----------------------

На центральной площади Стамбула Таксим продолжаются столкновения с полицией, да столь жестоко, что столичный губернатор вынужден был извиняться. Под шумок актизировались и турецкие курды. Их лозунг неизменен: "Курдистан будет свободным!" "Таксим — лишь первый шаг, — говорит депутат от Курдской партии Артуру Кюркчю, — будут и другие". Но если раньше за подобные угрозы его могли обвинить в терроризме, то сегодня площадь Таксим ему аплодирует. Кстати, среди восторженных и десяти тысяч экзальтированных футбольных фанатов, которые гармонично вписались в общую неразбериху.

В любом случае Таксим сегодня — территория вольная. Там, взявшись за руки, турецкий танец халай танцуют все: социалисты, радикалы, лидеры сексменьшинств, курды и футбольные фанаты. Обращаясь к нации, премьер Эрдоган призвал определить свои позиции на выборах и тем самым проучить уличную оппозицию. Эрдоган у власти вот уже 11 лет.

Чтобы понять новую Турцию, достаточно лишь одной фотографии. Синем Бабул сделала ее в самый первый день беспорядков. Миллион просмотров.

"Смотрите, это уже второй удар, — показывает фотографию Синем. — До этого она упала, но поднялась, сделала шаг вперед, и они опять включили водомет".

Она ждет этот удар, выпрямив спину, не закрываясь. Кто эта девочка в красном, что с ней? Не нашли. Ей лет 20. Турчанка. Студентка. В мокрой сумке — книги. На Таксим сегодня таких — десятки тысяч.

"Они вдруг стали смелыми. Это видно по лицам. Стали говорить, кричать, будто на Таксим они все очнулись", — считает фотограф Синем Бабул.

Бои в Стамбуле. С газона в парке Гейзи Айлин отправляет твит: "Приходите в нашу библиотеку. Мы открылись". Через полчаса здесь — давка. Книжные полки собрали из плитки, что привезли для строительства торгового центра. Читальный зал — на одеялах. Twitter сегодня — оружие площади Таксим. Утром зовут читать, вечером — на протесты. 140 знаков достаточно, чтобы указать квадрат, место прорыва.

Утром Айлин Балкан — учительница, вечером, как все, — оппозиционер. 37 блогеров арестовали за неделю. Но на Таксим, если здесь жить и ночевать, пока безопасно — за семь колец баррикад полиция не заходит.

"Никто ничего не показывает. Мои родители живут в другом городе. Я им звоню и рассказываю, что происходит, а они мне не верят", — говорит Айлин.

Эрдаган называет их "экстремистами", "вандалами" но национальный танец халай танцуют самые обычные люди. С 1974 года такого здесь не было — не разрешали ни митингов, ни шествий.

"Таксим кровавая" — так ее называют в Стамбуле. 40 лет назад военные открыли огонь по мирной первомайской демонстрации. Ахмет Балтали, активист профсоюза, хлопает всем, кто сегодня на площади, читает лозунги на фасаде одного из зданий: "Свободу Турции", "Долой диктатуру!"

Это поколение еще не родилось, когда в парке Гези сажали деревья, которые они сегодня защищают. Они выросли при Эрдогане и совсем не помнят Турцию без него — с инфляцией 80%, с нищетой, но без запретов.

Целоваться на улицах нельзя, продавать алкоголь после десяти вечера нельзя. Даже у айрана вторую неделю не тот привкус. Айран — национальный напиток, постановил премьер, все, кто пьет что-то другое, — алкоголики. Но в Турции и так в ресторанах ничего, кроме чая и воды, нет — не принято.

Все, что исламисты запретили и закрыли в эти дни, священно. Культурный центр Ататюрка, заколоченный с 2007 года, — главная высота оппозиция. При Эрдогане пришла цензура. Зато мечети растут — еще одну премьер мечтает увидеть на Таксим.

Уже заложен первый камень нового моста через Босфор. Премьер-министр Эрдоган предложил назвать будущий мост именем султана Селима Явуза Грозного, как называют его в Турции. Дух османов должен объединить не только два стамбульских берега — всю нацию, испорченную западной культурой. Неоосманизм — новая доктрина политического развития.

Оппозиция раздает флаги всем подряд и выжидает. Этот взрыв маленький левый канал "Улусул" давно анонсировал. Сейчас у него просто запредельные рейтинги. Когда везде показывали кулинарные шоу и в "Мире животных", здесь считали раненых. Теперь — убытки. Туристический сезон начался — в Анталии и Измире так же горячо, как в Стамбуле.

"Это не вспыхнуло за одну ночь. Нельзя утром проснуться, прочитать Twitter, посмотреть на себя в зеркало и сказать: "Может, мне на Таксим пойти?" Это зрело. Были небольшие демонстрации, пока не случился этот взрыв. Это не "арабская весна", не западный проект. Это наша — турецкая — революция. Она началась", — уверен представитель Рабочей партии Турции Фисун Иккикардеш.

За применение силы заместитель Эрдогана уже извинился — газом в Стамбуле больше не пахнет. Но уходить с Таксим добровольно люди не собираются. "Эрдогана — в отставку!" кричат уже тринадцатый день.