Наказать безвинных

23 ноября, у здания Тверского суда было не протолкнуться.

Суд рассматривал дело леворадикальной группы "За ответственную власть", которая выступала за внесение в Конституцию поправок, устанавливающих прямую ответственность президента и парламента за их деятельность. Первое заседание по существу. На скамье подсудимых находятся члены группы ЗОВ Юрий Мухин, Валерий Парфенов, Кирилл Барабаш и журналист РБК Александр Соколов. По их замыслу избиратели должны иметь право не только выбрать своего депутата, но и отправить его под суд, если не довольны его деятельностью. Возможно, народные массы инициатива заинтересовала не сильно, но власти были впечатлены. Последовательно обе организации, собиравшие подписи за референдум, были названы экстремистскими и запрещены.

----------------------<cut>----------------------

На суд по делу активистов группы "За ответственную власть" пришло более сотни человек. Небольшая группа активистов, участвовавших ранее в христианских пикетах, как-то смущенно дрейфовала в сторону метро. В общем их можно было понять, если присмотреться к собравшейся у суда и в самом здании публике. В основном пенсионеры, близкие по своим убеждениям к Анпилову и прочим красно-коричневым.

Зал рассчитан немногим более чем на 20 человек, переносить заседание суд не посчитал нужным. Ясно было, что все не попадут. Я пробрался на третий этаж, как раз когда какая-то женщина требовала, чтобы в зал не допускали журналистов-ревизионистов, я бы потребовал еще не пускать кентавров-гоплитов, тоже тот еще мистический анахронизм.

— Мне одна бабушка ещё 30 лет назад сказала, что мусульмане захватят Москву, но русские победят, пустят красного петуха! — заявила та же женщина.

В толпе обсуждали Сталина и языческих богов — смешно и страшно, как обычно на таких мероприятиях.

Какой-то мужчина в коридоре суда пытался продавать в коридоре суда изданную на свои деньги газету. Главной фишкой номера, по его мнению, был стих, написанный иудеем о евреях, "К евреям с любовью", всего тридцать рублей. Я пожилился.

— Жизнь тебе Господь дал бесплатно, и ты свою газету бесплатно раздавай, — требовали в толпе.

— Да я чуть не каждый день грибы ездил собирал, корячился, чтоб свою газету издать, — кипятился в ответ дед. Интересно просто, он какие грибы любит?..

В какой-то момент в и без того забитый коридор ввалились сотрудники ОМОНа в зимней форме. Места не осталось.

— Нас подняли для вашей же безопасности, сообщил омоновский начальник. Получив под дых локтем женщины, отпрянувшей от ОМОНа, я, конечно, так и подумал.

При входе в зал избежать свалки не удалось. Приставы, отсчитав 20 человек, сгрудили ОМОН и всем остальным пришлось остаться за пределами судебного заседания. Под звуки свалки из коридора обвиняемые делали заявления для прессы.

"Мы счастливы, что являемся подельниками такого человека (Мухина), наше дело правое. Сегодняшний процесс является знаковым: впервые судится инициатива проведения референдума вопреки третьей статье Конституции", — говорили подсудимые.

"На Ходорковского всех пускали, потому что он еврей?" — раздавалось из коридора. Позже стало известно, что сотрудники задержали несколько человек из числа тех, кому не удалось попасть в зал. Национальность их выяснить не удалось.

Перед началом заседания обвиняемые и их защитники заявили ходатайство об отводе судьи Алексея Криворучко. По мнению Юрия Мухина, обвинение не смогло разъяснить суть претензий, предъявляемых активистам ЗОВ, поэтому судья должен был с самого начала закрыть дело, а если он продолжает участвовать во всем этом действии, то, опять же по мнению Мухина, он является соучастником противоправных действий, инспирированных прокуратурой, ФСБ и ФСО. Мухин также вспомнил, что на предыдущем заседании судья позволил прокурору издеваться над подсудимыми, называя их неграмотными людьми без высшего образования. Судье также припомнили, что он прерывает подсудимых и тем самым не дает им защищаться.

В свою очередь защитник Парфенова отметил, что вся судебная власть в России не может считаться независимой, поскольку судьи получают назначение, а не выбираются, а их зарплаты и назначения де-факто зависят от исполнительной власти. Не поспоришь.

Было как-то странно услышать от подсудимого Барабаша довод о том, что судья дискредитировал себя потому, что его фамилия фигурирует в списке Магнитского. Либеральщиной пахнуло прям.

Впрочем, выступавший следом Соколов заявил, что в условиях информационной войны Запада против России не может поддержать такой аргумент.

Обвиняемый Парфенов заявил судье отвод в связи с тем, что на предыдущем заседании суд провел заседание в отсутствие его защитника, назначив ему "какого-то мальчика, удобного как суду, так и прокуратуре", который не был в курсе дела.

Ходатайство было отклонено.

Следом подсудимые потребовали отвода прокурора. В частности, Барабаш заявил, что раньше уже был судим по статье о разжигании ненависти по отношению к "социальной группе" госслужащих, в числе которых упоминались и работники прокуратуры. Опасаясь мести со стороны представителя социальной группы "работники прокуратуры", Барабаш резонно заметил, что прокурор может быть не объективна по отношению к нему. Однако этот довод также не нашел сочувствия со стороны суда.

После этого обвиняемые и защитники заявили, а суд отклонил еще целый ряд ходатайств: о соблюдении принципа гласности и допуске всех желающих на заседание, о ведении видеозаписи заседания, о ведении аудиозаписи, о привлечении в процесс в качестве защитников матери Парфенова и некоего Николая Щербакова, вынесении определения по поводу блокировки средств на счетах обвиняемых. Последние два требования, как пояснили защитники, обусловлены тем, что обвиняемые остались без средств и не могут себе позволить помощь адвокатов. Как отметили защитники, обвинительный приговор еще не вынесен, но средства обвиняемых уже заблокированы, кто-то шепотом заметил, что такие меры были бы куда более резонными в отношении обвиняемых по коррупционным преступлениям. Адвокат Суханов сообщил, что сам он, будучи уроженцем Иркутской области, вынужден проживать для участия в процессе в Звенигороде, его подзащитный не способен оплачивать его услуги. "Сколько я продержусь, не знаю, было бы логично разрешить матери, имеющей кровный интерес, участвовать в процессе, пусть даже у нее нет юридического образования", — заявил Суханов. Защитник также отметил, что сбор денег на помощь адвокатов является одним из пунктов обвинения: "Адвокаты, стало быть, тоже соучастники, если получают средства, зная, что они направлены на защиту этих людей".

Затем обвиняемый Барабаш ходатайствовал, чтобы его гражданством было признанно гражданство СССР. СССР уехал, граждане остались. "Паспорт Российской Федерации покупал, как все, но от гражданства СССР не отказывался, и никто меня из него не исключал", — заявил Барабаш. Остальные обвиняемые и их защитник поддержали товарища. По их мнению, Советский Союз отнюдь не перестал существовать, референдум о сохранении государства показал, что большинство граждан выступили за сохранение СССР, а решение, принятое в Беловежской пуще, нелегитимно. Мне показалось, что я увидел динозавров из Юрского периода, уже ледниковый период прошел, эра млекопитающих наступила, а они шляются меж небоскребов и ввергают соотечественников в диссонанс. Адвокат Чернышов отметил даже, что вопрос о существовании государства Российская Федерация дискуссионный, а флаг этого государства абсолютно идентичен экстремистскому символу армии РОА генерала Власова, за что получил замечание суда и был предупрежден об ответственности в связи с его заявлением. Ну если уж на то пошло, то и Андреевский флаг использовался власовцами, и орденская лента Св. Георгия. В общем, суд отказал, конечно.

Заседание превратилось в парад ходатайств от подсудимых и их защитников.

Последним, кажется, было подано ходатайство о проявлении терпения со стороны суда, когда обвиняемые начинают уж слишком эмоционально излагать свою точку зрения. Суд также попросили руководствоваться законом и совестью.

К тому времени, когда все ходатайства обвиняемых и их защитников были рассмотрены судом, до окончания работы суда оставалось полтора часа. Сторона защиты предложила перенести оглашение обвинения на другой день, но судья настоял и обвинение было оглашено.

В обвинении говорилось, что подсудимые создали организацию "Армия воли народа". "Армия" собирала подписи за проведение референдума о непосредственной ответственности избираемых депутатов и президента перед избирателями. Позднее, когда АВН запретили, ее участники создали незарегистрированную организацию "За ответственную власть" с той же символикой и теми же целями. Незарегистрированная организация издавала газеты, которые были признанны экстремистскими. Кроме того, один из участников организации, по мнению обвинения, одобрял изменение конституционного строя при помощи насильственных методов. Более конкретно обвинение обещало рассказать в процессе представления своих доказательств.

Прослушав торопливую речь прокурора, обвиняемые заявили, что еще во время следствия неоднократно подавали заявления с требованием объяснить суть обвинения, неужели сбор подписей за референдум является экстремистским деянием? Какая конкретно организация была запрещена, если по факту никакой организации не было, а была группа единомышленников? Могут ли граждане России организовывать и участвовать в подобных референдумах после ареста подсудимых? Прокурор Фролова заявила, что объяснение сути обвинения — это задача следователя, и от всяких объяснений отказалась. Судья также отказался объяснять суть обвинения.

"С тем же успехом прокурор могла рассказать басню, зачитать криминальную хронику, эффект был бы тот же", — заявил один из обвиняемых.

"Логично, что обвиняемые не признали свою вину, — отметил журналист РБК Александр Соколов, — они не могут признать вину, не понимая сути обвинения".

Даже тем противникам диктатуры, кто не любит красно-коричневых в общем и Сталина в частности, но выступает против диктатуры, очевидно, что легче найти общий язык с динозаврами, выступающими за нормы, близкие к прямой демократии, чем с млекопитающими, для которых ты виноват уж только тем, что очень хочется им кушать.

Тивур Шагинуров