Back Door - Back Door (1972) [Lossless+Mp3]

Исполнитель: Back Door
Страна: UK
Альбом: Back Door
Жанр: Jazz, Fusion, Progressive rock
Год: 1972/2000
Лейбл: WEA [936 247 759-2]
Качество: FLAC (tracks + .cue) / CBR 320 kbps
Размер: 255 mb / 143 mb (3% восст.)

Back Door — дебютный альбом английского джаз-рок трио Back Door, выпущенный сначала ограниченным тиражом (1000 экз.) частным образом (Blakey Records BLP. 5989) в Англии в 1972 году. Основной тираж вышел в 1973 году на Warner Bros. Records: K 46231 — в Великобритании и Италии, BS 2716 — в США и Австралии, WB 46 231 — в Германии. В доцифровую эпоху на виниле не переиздавался.

----------------------<cut>----------------------

Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

ИСТОРИЯ

Группа Back Door образовалась в 1971 году из трёх замечательных английских музыкантов, имевших огромный опыт сессионной и концертной работы на протяжении всех 1960-х годов.

Колин Ходжкинсон работал с Алексисом Корнером, Джоном Лордом, Полом Баттерфилдом, The Spencer Davis Group, а позже с Whitesnake, Крисом Ри и многими-многими другими. Назвать его басистом — не сказать ничего, ибо Ходжкинсон, будучи левшой, разработал на своём Fender Bass такую оригинальную технику игры, что мог заменить и ритм-, и лидер-гитару, чем он собственно и занимался в трио Back Door.

Колин был абсолютным самоучкой, начав играть на гитаре в 1958 году. На бас-гитаре он старался играть ходы, более характерные для контрабаса. "На меня оказал большое влияние ранний квартет Джерри Маллигана," — вспоминал Ходжкинсон, — "потому что в нём был в то время классный басист по имени Ред Митчелл, я его сильно любил. И никак не мог научиться играть на контрабасе, потому что левша... Легче было поменять порядок струн на бас-гитаре."

Ходжкинсон играл с одной из местных групп в клубе Starlight в английском приморском курортном городке Редкар. Они делали каверы Shadows, Beatles и др., и Колин старался, помимо обычной басовой партии, играть на своём Фендере некие соло. Однажды хозяин клуба сказал Колину, что приезжает один из лучших саксофонистов страны. Так в 1968 году Ходжкинсон впервые встретился с Роном Аспери.

Рон Аспери родом из Мидлсбро (графство Йоркшир на севере Англии) с детства попал в хорошие руки, к успешному местному руководителю оркестра Джимми Карру. Уже в 12 лет Рон умел играть на разного типа саксофонах и деревянных духовых инструментах, сочинял собственные композиции и имел профессиональный опыт концертной игры в составе городского муниципального джаз-оркестра.

Однажды, когда Рону было 16 лет, его позвали поджемовать участники популярного оркестра Эрика Делани. Игра юноши так понравилась, что он получил приглашение вступить в оркестр, руководителем которого был его обожаемый музыкальный герой. Работа в оркестре Эрика Делани оказалась для Аспери крещением огнём: потребовался большой труд, чтобы поднять на соответствующий уровень теоретические знания и практические навыки.

Итак, в один прекрасный вечер Рон Аспери приехал поиграть в клубе Starline с группой River's Invitation, Колин Ходжкинсон был восхищён его игрой и подошёл к нему в перерыве. "Мы сразу с ним сошлись, как это бывает иногда между людьми," — рассказывал Ходжкинсон, — "и я стал часто навещать Рона в его доме в Мидлсбро. Он учил меня читать по нотам, мы слушали много разной музыки."

Аспери, в свою очередь, был ошеломлён необычайной игрой Ходжкинсона на басу. По его рассказу: "По вторникам в клубе Starlight обычно играла какая-нибудь рок-группа. Все обязательно с длинными волосами — тебя не возьмут в группу без длинных волос. А это трио с Колином носило короткие причёски и вообще выглядели такими прилизанными "хорошими мальчиками". Они играли самые заурядные вещи, типа "Satin Doll" и всё такое прочее. С непременным органчиком, Лесли и тому подобными штуками.

Я стоял в баре с группой River's Invitation и фактически не слушал это трио, пока басист не встал и не сделал парочку соло. Я как услышал его, подумал: "Обалдеть!" Я играл со многими басистами в своё время, и у Эрика Делани бывали очень неплохие игроки, но этот был нечто особенное!

Когда они закончили и он подошёл к стойке бара... он выглядел как Джерри Маллиган... такие же коротко остриженные волосы... и я говорю ему, под впечатлением от его игры... он был в сотни раз лучше нашего басиста, который был на самом деле всего лишь рокером. И я говорю ему: "Простите, как Вас зовут?" Он отвечает: "Колин Ходжкинсон". "А меня — Рон Аспери. Вы согласны носить парик?" — спрашиваю. А он мне: "Да". "Тогда," — говорю, — "Вы приняты".

Вскоре Аспери предложил Ходжкинсону присоединиться к оркестру Делани. "И я пошёл к Эрику, потому что знал, что Ронни был такой классный игрок, что его непременно ждёт большое будущее. А он хотел, чтобы я хорошенько освоил игру по нотам, чем я вплотную и занялся в первое время игры в оркестре. Было очень нелегко поначалу, но постепенно я вошёл в это и, покидая потом оркестр Делани, я мог свободно читать с листа любые ноты."

В 1969 году Ходжкинсон и Аспери в составе оркестра Делани играли весь летний сезон в театре Winter Gardens курортного городка Борнмут на юге Англии. Сдурев от однообразного репертуара, — представьте себе на протяжении 16 недель играть каждый вечер одно и то же — парни начали играть дуэтом, импровизируя в пустом театре в полуденное время. Так зародилась идея Back Door.

"Мы были слишком сообразительны и амбициозны, чтобы играть одну и ту же чужую музыку," — говорит Колин. — "Мне было тогда двадцать три, Рон был на пару лет меня старше. Мы стали приходить в Winter Gardens после обеда. Мой комбик всегда стоял там. Рон приносил свой сакс, я брал бас, мы включали небольшой магнитофон Grundig и начинали импровизировать... Одной из первых у нас родилась композиция "Back Door". Я наиграл басовый ход, а Ронни придумал на него мелодию. Примерно таким макаром мы и работали на протяжении всего существования группы.

Обычно я брал рифф, или аккорд, или что-то типа того, а он придумывал мелодию.... Но поскольку нас было только двое, я играл не только аккорды, тем более у меня бас — не очень-то аккордный инструмент. Постепенно я начал играть что-то навроде гитарных партий. Прямо на фоне басового хода делал свои соло. Это было очень кайфово, но и чертовски трудно иногда сочетать всё это вместе."

Группе не хватало ударника, и они даже сделали предложение присоединиться самому Эрику Делани, который был не только руководителем собственного оркестра, но прежде всего первоклассным барабанщиком. "Мы позвали в свою группу Эрика Делани. Это было конечно дерзко с нашей стороны, но он мог стать первым барабанщиком Back Door" — смеётся, вспоминая Аспери. "Мы действительно просили его хотя бы просто заглянуть к нам после обеда и присоединиться поджемовать вместе. Но он не пришёл ни разу."

В конце концов, оба музыканта решили порвать с оркестром Делани и махнули в Лондон как культурную Мекку того времени. Им удалось найти работу в одном оркестре, который выступал в популярном танцзале Orchid Ballroom среди множества других групп. В тот момент один из пионеров британского блюза Алексис Корнер искал себе в группу басиста. Ходжкинсон отправил ему плёнку с записью, сделанной на Грюндике в Борнмуте, Корнер был в восторге от услышанного и взял Ходжкинсона в свою группу.

По воспоминаниям Ходжкинсона: "Наш первый концерт был в Вене. Я спросил: "А когда мы будем репетировать?" На что Алексис ответил мне: "Не волнуйся, разберёмся. У тебя всё получится." В итоге, никакой репетиции не было, я выхожу на сцену, ни разу не играв с этой группой, а перед сценой собралось тыщи две человек. Он мне говорит: "Давай чё-нибудь блюзовое, просто играй, и всё будет ОК." Я говорю: "А что именно ты хочешь, чтоб я играл?" А он: "Да всё, что хочешь." Я ушам своим не верил...

Короче, выходим, играем и я веду всякую всячину... Конечно в большом напряжении, потому что никогда так не играл до этого. И тут он мне внезапно говорит: "А сейчас давай басовое соло." Не успел я опомниться, как он уже объявил моё соло на басу. Ну, мне пришлось помяться с парочкой вещей Роберта Джонсона, я поэкспериментировал с "32-20 Blues", в общем сделал это. И вышло неплохо в общем-то... Потом я долго гадал, что это было с его стороны: крутой психологический приём или просто бесшабашность?

Но это дало мне толчок работать в таком направлении — бас сам по себе, потому что никто так толком ещё не делал. Да и до сих пор мало кто..."

Пока Ходжкинсон играл с Корнером, Аспери делал в Лондоне успешную карьеру как сессионный саксофонист. Оба музыканта процветали, казалось бы чего ещё надо: любимая работа и денег хватало. Но идея Back Door уже прочно засела в их головах, и не переставали манить воспоминания о совместных свободных импровизациях...

В итоге, Ходжкинсон и Аспери наплевали на свою успешную карьеру в Лондоне и вернулись обратно в свою йоркширскую глушь, чтобы заниматься тем, чего давно хотелось. "Мы считали, что Back Door может кое-что сделать, поэтому оба решили вернуться назад, на свой Северо-Восток, где стали домашней группой в клубе Starlight. По вечерам мы играли, а днём в этом же клубе работали над своей музыкой.

У нас менялись ударники. Была пара парней, Мерв Джонс из Rivers' Invitation... У нас был Ронни Пирсон, изумительный игрок. Но по-настоящему всё срослось, только когда появился Хикс. Он раз сыграл с нами, и мы поняли, что это наш парень. Он приехал, кажется, из Австралии. Зашёл в Starlight, сел, послушал да и говорит: "А можно я сыграю?" В то время это было нормально, и можно было позволить себе гораздо больше. Боюсь, те времена ушли навсегда. И вот он сел, стал играть с нами, и это было просто волшебно. Он абсолютно подходил музыке, которую мы пытались сочинить и играть. Так он присоединился к нам." (Колин Ходжкинсон)

Примерно в этот период возникло и название группы. Back Door, дословно "Задняя дверь", имеет множество смыслов: "Чёрный ход", "Запасной выход", "Потайная дверь", "Тайные дела", "Закулисные интриги", а на разговорном слэнге означает "задница". "Однажды мы возвращались на поезде из Лондона, и решили назваться Back Door. Как сказал Ронни: "Потому что именно этим путём мы во всё проникаем." Некоторые думали, что это в честь песни Хаулина Вулфа, но мы в то время ещё не слышали его песню "Back Door Man"."

Тогда же трио познакомилось с Брайаном Джонсом, владельцем небольшой гостиницы с пабом The Lion Inn в местечке Блэйки-Ридж посреди северо-йоркширских торфянников. Джонс сам играл когда-то на басу, он сразу подружился с группой, расписал, какой чудесный у него бар и пригласил поиграть там. "Брайан был как электростанция — столько энергии!" — вспоминал Колин. "Ему очень нравилось то, что мы делаем, и он предложил: "Почему бы вам не приехать и не сыграть однажды вечером в моём пабе?" Так мы договорились играть у него по вторникам.

В первый вечер там было всего четыре человека. Мы начинали, кажется, зимой, в самое худшее время, какое только можно придумать. Но толпа всё росла и росла, это было просто потрясающе. Люди стали приходить сотнями. Мы даже не делали никакого промоушна. Ну, я обычно сам рисовал плакат и вывешивал его на магазине пластинок Алана Фирнли в Мидлсбро. И парочку других где-нибудь в Редкаре...

В The Lion Inn была просто невероятная атмосфера. Это было наверное как... я так думаю, как у Стоунз, когда они играли в Ричмонде или... Это было особенное место в особенное время с особенной музыкой. И это кажется захватило воображение людей. Там собирались самые разные люди..."

Рон Аспери ещё забавнее описывает их первые выступления в Lion Inn: "В первый вторник, когда мы играли там, не было никакой публики. Только один барашек заглядывал в окно. Никого. Только один барашек. Я запомнил это навсегда: это окошко и в нём — барашек, вот и вся публика."

Отсюда и пошли барашки на обложке дебютного альбома, выпущенного Warner Bros. Records. Они стоят как раз на фоне гостиницы-паба The Lion Inn, посреди торфянной местности Северного Йоркшира.

"На следующий вторник пришла дюжина народу," — продолжает Рон, — "а потом пошла молва, и недель через шесть люди уже карабкались по водосточным трубам, чтобы пролезть в паб через окно... Это произошло очень быстро: от одного барашка до "убью, чтобы попасть туда"."

К тому времени Back Door имели в репертуаре уже немало своих вещей. Однажды они записали в одной из местных студий Йоркшира несколько композиций в качестве демозаписи и разослали её по разным компаниям звукозаписи. Отовсюду пришёл отказ. Реакция на Back Door везде была одинаковая: "Это не будет продаваться", "Нет певца — нет контракта", "У вас нет ни вокалиста, ни гитариста, ни органиста..." Тогда Брайан Джонс, будучи большим энтузиастом группы, предложил записать и выпустить альбом самостоятельно.

"В конце концов, Брайан сказал: "А сколько стоит сделать всё это самим, записать пластинку? Давайте сделаем это, откроем свой лейбл и всё устроим." Тогда мы нашли небольшую студию на улице Денмарк в Лондоне. У нас хватало денег на целый день записи. На день с половиной, если понадобится, и ещё на день микширования.

Я не помню точно, сколько это стоило, но где-то четыреста-пятьсот фунтов," — говорит Колин. "Но это за всё про всё: и запись, и штамповка. Мы прекрасно знали материал, потому что это был наш ежедневный репертуар в то время. Поэтому мы пришли и записали двенадцать песен за восемь часов. Бац-бац, этот 4-дорожечный Ampex, и всё готово. А на следующее утро пришли и смикшировали не более чем за четыре часа. Потом отдали на штамповку кажется в RCA."

Из уст Аспери всё это звучит более драматично:

"Когда в пабе Брайана стало жарко, потно и переполнено, он сказал: "Чуваки, вам надо обязательно сделать пластинку." Ага, разбежался. Мы не могли себе этого позволить, мы были нищими. К моменту получения зарплаты в "Старлайте" мы должны были большую часть её отдать за долги в баре и т.п. А Брайан говорит: "Чё вы не едете в Лондон и...?" А мы ему: "Да пошёл ты! Начнём с того, что как мы туда попадём?"

У нас не было в то время ни фургончика, ничего подобного. Поэтому мы были вынуждены жить за углом возле клуба. Одно время в Редкаре мы жили в заброшенном помещении, просто выкинули из него весь хлам через разбитые окна. И спали на надувных матрасах. Жена и дети тут же. А Брайан спрашивает: "А чё вы не поедете в Лондон?" Ну он и говорит: "ОК, я найму фургон и привезу вас. И я дам вам шестьсот фунтов." А это был 72-ой год, и это была куча денег по тем временам. "Я заплачу, чтоб вы сделали пластинку," — говорит. И сделал.

Это была студия Regent Sound на Алее Жестяных Сковородок [так в Англии по аналогии с аналогичной нью-йоркской улицей называли лондонскую Денмарк-стрит, на которой были сосредоточены музыкальные студии и издательства], а чувака звукоинженера звали кажись Глин Джонс. Но не тот, который стал потом знаменитым. Дело было после обеда в субботу. Нужно было провернуть это именно в выходной, потому что чувак не хотел, чтобы босс узнал, чем он там занимается — это был его "левый" доход. Официально он занимался там техобслуживанием аппаратуры. Он просил нас: "Не берите трубку, когда звонят, потому что это может быть мой босс, а я здесь должен заниматься техобслуживанием."

Так мы сыграли свои вещи с продолжительными перерывами — по часу, по два — в пабе. Начали в двенадцать, а закончили в шесть. Включая перерывы. Так мы записали наш первый альбом. А он говорит нам: "Как насчёт микса? Мы можем смикшировать это сейчас же." А я ему: "Какой ещё микс? Что ты имеешь в виду? Ты записал то, что мы играли?" Он говорит: "Да". Я говорю: "Ну так давай сюда. Нафига нам эти миксы?" И спрашиваю: "Сколько ты хочешь?" Он говорит: "Восемьдесят фунтов." Это было здорово, потому что Брайан дал нам шестьсот," — смеётся Ронни.

В итоге, дебютный альбом Back Door был записан с помощью 4-канального магнитофона Ampex в течение восьми рабочих часов, и смикширован на следующий день за четыре часа. Правда, Рон Аспери по-прежнему отрицает какую-либо работу над микшированием альбома:

"Я уже сказал, что мы не делали никакого микширования, потому что даже понятия об этом не имели. И хотя там был четырёхдорожечный аппарат, мы совсем не пользовались четвёртой дорожкой. Поскольку нас трое, мы записались только на трёх из них, одна дорожка так и осталась чистой. У меня до сих пор лежит этот мастер, а на нём чистая дорожка. Представляете, люди делали миллион наложений, кучу слоёв и всё такое прочее, а мы не задействовали даже все четыре..."

Для издания пластинки Брайан Джонс организовал лейбл Blakey Records, а тысячный тираж заказали на заводе RCA в г. Вашингтон (графство Дарем). Back Door сами развозили эти пластинки по магазинам в Мидлсбро и Редкара. Часть пластинок Колин и Ронни раздали на реализацию по магазинам музыкальных инструментов, даже в Лондоне.

"Мы обошли все музыкальные магазины с пластинками под мышкой," — рассказывал Аспери. "У нас была такая теория: кто ходит в магазины музыкальных инструментов? Музыканты. Старые музыканты, начинающие и студенты. Как раз та публика, которую мы искали. Понимаете: Потому что в магазины пластинок обычно идут покупать The Beatles или там какую-нибудь классику, и чаще всего люди идут туда за чем-то конкретным, они не будут покупать что-то новое неизвестное..."

Но большая часть тиража разошлась фактически среди "своих", то есть постояльцев The Lion Inn и в окрестностях. "Мы думали, этим всё и кончится," — сказал Ходжкинсон.

Но одна пластинка попала в редакцию "Нью Мюзикл Экспресс" в Лондоне, и журналист Чарльз Шаар Мюррей написал восторженную рецензию, которая повлекла за собой не менее восторженные отзывы из других журналов Лондона. Вот эта статья:

"Back Door" (Blakey Records).

Вот уж никогда бы не подумал, что один из лучших альбомов за последние два года придёт от небольшого йоркширского лейбла и будет доступен лишь в нескольких магазинчиках да от друзей группы...

Их трое: Томми Хикс (ударные), Рон Аспери (саксофоны, флейта и им подобные объекты) и Колин Ходжкинсон (бас и голос, хотя он держит рот закрытым на протяжении всего альбома). Колин просто раздвигает границы игры на электробасу от Model-T до Jaguar XKE.

Я могу писать про Ходжкинсона ещё восемь параграфов, но проще сказать, что это человек, которого гитара Fender Bass ждала все последние двадцать лет. Вы только послушайте его чудесную композицию "Catcote Rag". На самом деле, он по большей части звучит как два басиста, гитарист и набор органных педалей одновременно.

Бас и саксофон плавно скользят, попеременно сменяя друг друга, а ритм-секция (если этот приземлённый термин не выглядит оскорблением для Хикса и Ходжкинсона) крушит всё на своём пути, как Халк и Существо, пробирающиеся по улицам Нью-Йорка.

Среди всего этого не дадим проглядеть Рона Аспери, перед которым блекнут все рок-духовики вместе взятые. В справедливом и хорошо организованном обществе Back Door были бы сильно раскручены и представлены на площадках попопулярнее, чем северные пабы.

Этот альбом попал к нам из клуба Drum City, что на лондонской Шафтсбери авеню, и каждый из членов редакции хотел заплатить за него. И это вместо привычных для нас презентаций с дарением значков, постеров, бесплатной выпивки, приёмов и бутылок скотча — мы просто получили великолепный альбом.

Если вы считаете, что этот альбом трудно приобрести, не забывайте, что если надо, можно и горы сдвинуть. А может вам даже повезёт увидеть их живьём, и тогда вам снесёт мозг от потрясающего исполнения Ходжкинсоном "32-20 Blue" Роберта Джонсона и других прелестей. Запомните: "Back Door". Я когда-нибудь врал вам?

"Мы купили тогда NME, а там эта удивительная рецензия от Чарльза Шаара Мюррея," — вспоминал Колин. "Это было просто невероятно, мы были ошеломлены, даже не верилось... Говорят, они там в редакции NME чуть не передрались, кому писать рецензию."

Действительно, в апреле 1973 New Musical Express опубликовал ещё одну статью про Back Door, автором которой на сей раз был другой известный журналист Рой Карр. Она занимает больше половины внутреннего разворота альбома Back Door среди других статей, перепечатанных из журналов Cream и Melody Maker и рассказывает историю возникновения группы.

Но и после серии этих статей группу никто не носил на руках, не позвал в Лондон, а всего лишь пригласил на постоянную работу клуб "Сенат" в небольшом шахтёрском городке Питерли, что в графстве Дарем, ещё севернее Северного Йоркшира. Причём, их взяли несмотря на то, что Аспери на прослушивании от волнения несколько раз не попал в ноты.

Настоящий успех пришёл к группе, когда им позвонил из Лондона знаменитый Пит Кинг и пригласил поиграть в знаменитом джаз-клубе Ронни Скотта в Сохо. Джазовый тенор-саксофонист Пит Кинг был бессменным менеджером и совладельцем этого клуба. К нему в руки тоже попала одна из пластинок тысячного тиража Back Door. В результате, Кинг предложил трио поиграть две недели на разогреве у приезжавшей к ним группы Чика Кореа Return To Forever.

"Мы конечно согласились," — говорит Колин. "Предупредили людей в "Сенате" в Питерли, и их парень, помню, ещё говорил нам: "Не уходите, вас здесь все любят. Если вы останетесь, я куплю для группы костюмы." Мы вежливо поблагодарили его, но отказались от этого предложения. Помню, погрузились целым автобусом в Блэйки — с нами Брайн, Гордон и все остальные поехали на первый концерт. О это был незабываемый вечер!

Я особенно нервничал, потому что никогда ещё не играл в таких местах. Я бывал в этом клубе несколько лет назад на концертах Сонни Роллинза, Уэса Монтгомери и им подобных. Я даже не мечтал сам играть там... Когда мы начали, это была ужасная смесь: мы и первая группа Чика Кореа, потому что Стэнли Кларк почти не играл на электробасу, только пару вещей. Он играл на контрабасе... и Джо Фаррелл... это была магия! Это было круто. Концерты имели такой успех, что были продлены ещё на неделю."

За три недели этих концертов Back Door получили предложения контракта от всех крупных фирм грамзаписи, которые прежде им отказали и выбрали, в конце концов, Warner Bros. Records. Им делал предложение и Ричард Брэнсон, который собирался открывать свою Virgin Records. "Я думаю, мы выбрали "Уорнерс" потому что они были успешные, а этот чувак Брэнсон он был на вид неплохой парень, но он ещё не выпустил ни одной пластинки," — говорит Ходжкинсон.

Впоследствии, Рон Аспери со смехом вспоминал, что шоу-бизнесмены из них были никакие. В тот время они отказали троим личностям, ставшим впоследствии знаменитостями в рок-музыке: Филу Коллинзу, Стингу и Ричарду Брэнсону. Первые двое приходили проситься в группу, а Брэнсон вызвался выпускать их пластинки.

"У Брэнсона в то время был один магазин грампластинок в Ноттинг-Хилл Гейт. Всего один магазин. И никакой записывающей компании. А сам он жил на небольшом кораблике в районе Малой Венеции, он приглашал меня на это судно. Я тогда конечно не знал, что он из богатой семьи... И где бы мы ни играли в то время, Брэнсон всегда был там и всегда хвастался, что откроет свои магазины пластинок повсюду... и свою Virgin Records. Он предлагал нам сделать дебютник Back Door иннагурационным альбомом на открытии компании и всё такое прочее. И тут нам поступило предложение от "Братьев Уорнер". Так кого мы послушаем: вчерашнего студента с одним магазином, живущего на лодке или огромную компанию мирового масштаба?

Где-то через год, а может позже я пытался дозвониться до него, до Ричарда Брэнсона. И меня переправляли от одного секретар к другому (смеётся). Это надо было понимать как: "Пошёл ты..."

Фил Коллинз приходил, когда мы играли в клубе Ронни Скотта. Он был тогда в группе Brand X, сказал, что может и петь, но вообще "если в Back Door будут проблемы с ударником, то он всегда готов..." А Стинг пришёл с рекомендацией от Ронни Пирсона, который знал его ещё со времён работы того учителем, когда он был не Стингом, а Гордоном Самнером. Ронни хотел, чтоб мы приняли Стинга. Он говорил: "Этот парень классно поёт, так что девчонки лезут к нему и пытаются снять штаны."

На что я ответил ему, что мы вообще-то группа совсем другого рода, и нам не надо, чтобы девчонки пытались стащить с нас штаны. Мы наоборот стараемся быть серьёзными... Мингус, Монк, и им подобные — это наша тема... Он основал потом свою группу под названием "Последний выход". "Запасной выход" (Back Door)... "Последний выход" (Last Exit)...

Я считаю, они оба должны мне как минимум миллион фунтов каждый: Стинг и Фил Коллинз. Если б я сказал тогда "Да", они бы и сейчас сидели со мной в Блэйки, и никогда не стали бы теми, кем они стали в конце концов!" — смеётся Аспери.

Таким образом, Warner Bros. Records просто взяла готовые мастер-плёнки от Blakey Records и выпустила дебютный альбом Back Door в прекрасном конверте с разворотом, на котором поместила хвалебные отзывы о группе английской прессы. Но судя по всему, необходимой работы по раскрутке группы не было, альбом продавался достаточно слабо.

Говорить о музыке Back Door бессмысленно: её надо слушать. Это ни на что не похоже, уникальное звучание. Сами музыканты описали эту смесь джаза с блюзом так: "Орнетт Коулман играет Роберта Джонсона". 12 оригинальных композиций авторства Ходжкинсон-Аспери, кроме всего прочего, отличаются своей краткостью, что уже необычно в мире джаза или блюза. Все они длятся по две с небольшим минуты. Это тоже особенность стиля Back Door. Все трое — джазовые по своей сути музыканты, но играют с задором и огоньком рокеров, поэтому дебютный альбом Back Door понравится как любителям джаза, так и рока.

Группа Back Door осталась безвестной для широкой массы, но в XXI веке обрела культовый характер для любителей виниловых древностей. Понятное дело, оригинал дебютника из той тысячи экземпляров, выпущенных на Blakey Records, ценится дороже всего (свыше сотни фунтов стерлингов)...

Tracklist:

01. Vienna Breakdown
02. Plantagenet
03. Lieutenant Loose
04. Askin' the Way
05. Turning Point
06. Slivadiv
07. Jive Grind
08. Human Bed
09. Catcote
10. Waltz For A Wollum
11. Folksong
12. Back Door

СОСТАВ:

Colin Hodgkinson – Fender bass
Ron Aspery – Alto and Soprano Saxophones/ Flute
Tony Hicks – Drums

Скачать | Download:

Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы