Айяуаска — лиана из Южной Америки, которую местные индейцы используют для своих шаманских путешествий. Как и любой другой галлюциноген, айяуаска окружена плотной атмосферой загадочности, мифов и домыслов, из которых произрастает культ этого растения. Нечто похожее происходило и происходит с пейотом и ЛСД, но айяуаска — особый случай.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

----------------------<cut>----------------------

Сегодня в Бразилии, Перу и даже США активно ведутся исследования относительно медицинского применения алкалоидов, содержащихся в этом растении. Недавно опубликованная в журнале Nature одна из первых таких работ утверждает, что с помощью айяуаски можно лечить депрессию практически без побочных эффектов, которыми грешат современные антидепрессанты. О пересмотре отношения к «лиане» заговорили и в Португалии, а вдохновленные индейской культурой секты не жалеют сил в попытках закрепиться в Европе. Так что в скором времени вполне возможно и начало работы над новым законодательством в отношении айяуаски. Тем не менее в большинстве стран мира, включая Россию, она строго запрещена.

Дьявольское зелье и растение-учитель

Миф гласит, что айяуаска выросла в хижине великого вождя Натема, который, умирая, пообещал своему народу, что даже после смерти всегда будет с ним. Когда вождь умер, его дети вошли в жилище отца и увидели, что тело его пропало, а на его месте выросла лиана. Они сварили из неё отвар, выпили его и отправились в мир духов, где получили множество знаний.

Первые упоминания европейцев об айяуаске относятся к временам завоевания Южной Америки конкистадорами. Испанские и португальские миссионеры с гневом пишут о «дьявольском зелье», которое употребляют местные дикари-язычники для общения с духами и умершими. На протяжении столетий христианство последовательно и старательно боролось с верованиями коренных жителей в целом и с айяуаской в частности. Но культ «лианы мёртвых» всё это время продолжал своё существование — настолько важной была роль айяуаски в жизни индейцев.

В начале ХХ века интерес к галлюциногенным свойствам лианы начали проявлять химики. Активный элемент, выделенный из растения, получил название телепатин, так как эффект, вызываемый им, создавал ощущение приёма информации откуда-то извне. Позднее, правда, это вещество назовут менее экстравагантным именем — гармалин.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

Первые работы, посвящённые айяуаске, не могли не вызвать интерес битников, искавших всё новые и новые методы для расширения сознания. Главным экспериментатором в этой области, разумеется, был Уильям Берроуз, который даже предпринял путешествие в сердце перуанских и эквадорских джунглей для того, чтобы отыскать загадочное растение. Берроуз считал, что яхе — ещё одно название «лианы мёртвых» — позволит ему не только заглянуть по ту сторону реальности, но и избавит от опиатной зависимости. Своё путешествие он тщательно описывал в письмах к Аллену Гинзбергу, и впоследствии они лягут в основу знаменитого романа «Письма Яхе».

Активный элемент, выделенный из растения, получил название телепатин, так как эффект, вызываемый им, создавал ощущение приёма информации откуда-то извне.

Берроуз был пророком поколения, которое заново открывало и пыталось переосмыслить по мере возможности духовные практики шаманов, язычников и колдунов — то, что позднее будет собрано под неоднозначной вывеской «нью-эйдж». В контркультурной среде айяуаской заинтересовалось достаточное количество людей, впрочем, как и ЛСД и галлюциногенными кактусами Кастанеды. Однако с «лианой мёртвых» случай был особенный: вокруг неё быстро начали выстраиваться культы и течения, многие из которых в итоге получили статус официально признанных.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

Мало того, правительства Перу и Бразилии в открытую признают айяуаску своим национальным достоянием, не только не запрещая этот галлюциноген, но и с высокой трибуны едва ли не поощряют его употребление. Губернатор бразильского штата Акри Биньо Маркес назвал яхе источником мудрости, знаний и духовных сил бразильского народа и открыто признался в том, что сам употреблял напиток из лианы: «Я сам во времена сомнений, когда не видел никакой надежды на будущее, обрёл с их помощью знание, просветление и надежду». Даже в прогрессивных странах, легализовавших легкие наркотики, нечасто услышишь подобные похвалы со стороны высокопоставленных чиновников в адрес запрещённых в большей части мира веществ.

В самой Бразилии, где яхе легализована с 1980-х годов, сегодня действует множество культов, связанных с айяуаской, их духовные воззрения простираются от корневого шаманизма до христианства. К последним относится самая массовая и старая из синкретических яхе-религий — Санта Дайме. Основы её были заложены ещё в начале XX века потомком рабов Раймундо Иринью Серрой, который, выпив священный напиток индейцев, вдруг услышал откровения не от духов природы, а от Святой Женщины, в которой без труда можно узнать Деву Марию. Последователи Санта Дайме чтят не только христианского Бога, Иисуса Христа, Богоматерь и святых, но также признают индейских духов и сущностей, в которых верили привезённые сюда африканские рабы. Санто Дайме к концу XX века попыталось расширить свою деятельность и на Европу, открыв в Нидерландах, Дании и ряде других стран свои отделения под общим названием «Друзья леса». Но задержаться надолго в Старом Свете «лиане мёртвых» не удалось. Неоднозначное отношение к употреблению галлюциногенов со стороны властей привело к тому, что руководство Санто Дайме приняло решение свернуть европейскую экспансию.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

Правительство Перу и вовсе придерживается позиции, что растение-учитель яхе — не наркотик и не стоит ставить это растение в один ряд с известными галлюциногенами. И, как покажут позднейшие исследования, зерно истины в этих утверждениях есть.

Медицинское применение айяуаски

В мире существует достаточное количество медицинских и исследовательских учреждений, занимающихся изучением воздействия на человека психоактивных веществ и галлюционогенов в частности: ЛСД, ибогаина, псилоцибина. Яхе исключением не стала. Особенность её в том, что в ряде стран исследованию айяуаски уделяется существенно больше внимания, чем другим галлюциногенам. В Бразилии, например, «лиана мёртвых» изучается на предмет помощи людям, страдающим депрессиями, алкогольной и наркотической зависимостями. Удалось даже вывести синтетический аналог напитка яхе — фармауаска, где в качестве активного вещества остаётся ДМТ (диметилтриптамин). Согласно исследованиям Страссмана, мозг человека вырабатывает большое количество ДМТ из эпифиза в момент гибели или при переживании предсмертного состояния. Именно с ним связывают видения ангелов, света в конце тоннеля и других переживаний, о которых рассказывают некоторые пережившие клиническую смерть.

Результаты исследований, опубликованных в конце 2015 года в журнале Nature, показали, что все испытуемые, чьё депрессивное состояние варьировалось от умеренного до тяжёлого, в течение трёх недель после единственного приёма айяуаски стали чувствовать себя гораздо лучше. И всё это при отсутствии побочных эффектов, которыми страдают все современные антидепрессанты. Да, испытуемых вырвало вскоре после приёма напитка, но никаких других негативных последствий для организма не последовало.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

Большинство учёных, занимающихся исследованиями яхе, в один голос утверждают: в случае успеха и подтверждения результатов это может стать новым словом в психофармакологии, так как айяуаска способна существенно помочь всем нуждающимся. Даже новые антидепрессанты, выходящие на рынок, лишь незначительно отличаются от тех, что были раньше, а значит, имеют всё те же побочные эффекты и не самое быстрое действие.

Но ждать того, что лекарства на основе яхе появятся в аптеках в ближайшее время, точно не стоит: исследование было проведено лишь одно, предстоит потратить ещё годы на перепроверку всех его данных и поиск подводных камней. Однозначно утверждать, что яхе действительно лечит депрессию, пока нельзя, говорят исследователи, но даже первые результаты выглядят по-настоящему впечатляюще.

Те же, кому не терпится вылечиться с помощью яхе, да и просто бравые психонавты сегодня отправляются в Бразилию или Перу, где за определённую сумму в одной из индейских деревень можно принять участие в церемонии яхе.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

Большинство учёных, занимающихся исследованиями яхе, в один голос утверждают: в случае успеха и подтверждения результатов это может стать новым словом в психофармакологии, так как айяуаска способна существенно помочь всем нуждающимся.

Как и любая традиционная церемония, употребление айяуаски связано с огромным количеством ограничений и условностей, таких как строгая диета, воздержание от секса и регулярные медитации. Рецепты «вина духов», отвара из айяуаски, разнятся от племени к племени. Это сложные смеси, куда входят и другие психоактивные компоненты, усиливающие действие главного ингредиента. Количество различных растений, добавляемых в напиток, может доходить до 20, и все они влияют на конечный результат. Во время церемонии за процессом внимательно следит шаман, ключевая персона культа яхе. Считается, что только шаман (да и то далеко не каждый) способен провести человека в мир духов и указать ему путь обратно. В противном случае последствия могут быть плачевными.

Ощущения от употребления «вина духов» подробно описаны у Берроуза и в многочисленных трип-репортах на тематических ресурсах. Многие сравнивают состояние, наступающее после употребления яхе, с перезагрузкой психических и физических функций всего организма. Шаманы утверждают, что церемония яхе — это тяжёлый труд, где на них самих ложится функция гида, но главную работу проделывает сам человек, отведавший «вина духов».

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

Как рассказывал изданию Motherboard один из излечившихся от алкоголизма с помощью айяуаски, после принятия напитка он увидел, как части его сознания парят в пустоте подобно кускам головоломки. После церемонии, которой руководил шаман, кусочки этого пазла начали собираться воедино, но тот, который отвечал за пристрастие к алкоголю, вдруг перестал подходить к остальным. Алкогольная зависимость исчезла навсегда.

Особенность галлюцинаций, вызываемых употреблением яхе, — отдельная тема. Бразильские исследователи выяснили, что все те видения, которые наблюдает человек, выпивший отвар, реальны. Нет, никакой материализации потусторонних сущностей и других тараканов психики употребившего не происходит. Просто мозг реагирует на галлюцинации точно так же, как на реальные объекты. Когда мы видим что-то в реальном мире, действуют одни отделы мозга, когда мы что-то представляем — другие. В случае айяуаски во время галлюцинаций действуют именно те отделы, отвечающие за восприятие реальных объектов, а значит, в субъективном смысле весь трип происходит на самом деле. «Это значит, что видения имеют реальную, неврологическую основу — они не придуманы и не представлены», — говорит руководитель исследования Драулиу де Араужу из Федерального университета Риу-Гранди-ду-Норти в Натале.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

«Лиана мёртвых» и современное законодательство

Правовой статус айяуаски очень неоднозначен. В соответствии с Конвенцией по психотропным веществам, ДМТ можно применять в научных целях и ограниченно — в медицинских. В то же время растения, содержащие это вещество, в том числе и айяуаска, не подлежат международному контролю. Но Международный комитет по контролю над наркотиками опубликовал рекомендацию для стран-участников контролировать (а по факту криминализировать) оборот «лианы мёртвых» на своей территории.

Стоит напомнить, что сами по себе стебли айяуаски не содержат ДМТ, а значит, не подпадают под действие законов, запрещающих оборот этого вещества. Но ДМТ образуется в процессе приготовления напитка, следовательно, готовый продукт уже может считаться наркотическим веществом.

В Бразилии айяуска была легализована в середине 1980-х годов после того, как несколько официальных расследований выявили, что в большинстве случаев её употребляют в религиозных, а не рекреационных целях. Грубо говоря, не для того, чтобы просто получить кайф, а для общения со своими духами и божествами.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

В 2005 году Верховный суд США также признал употребление яхе религиозной церемонией и, в соответствии с Актом о восстановлении религиозной свободы, позволил организации União do Vegetal импортировать и употреблять «вино духов» во время своих ритуалов. Год спустя такое право получила и церковь Санто Дайме.

А вот в Старом Свете «лиана мёртвых» так и не прижилась. В 2005 году во Франции Санто Дайме смогла выиграть судебный процесс и добилась легального статуса для своих церемоний яхе, но каких-то четыре месяца спустя вышел закон, криминализирующий не только химические вещества, но и сами растения, используемые для производства «вина духов». Хранение и использование айяуаски снова стало преступлением.

В России же ДМТ помещён в Список I наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, и оборот его на территории страны запрещён полностью. Тем не менее, если исследования воздействия айяуаски на организм человека окажутся успешными и будут признаны на международном уровне, правовой статус «лианы мёртвых» может измениться, как это происходит сегодня с марихуаной. Правда, как скоро это произойдёт, сказать пока невозможно. Отношения к галлюциногенам у властей всего мира до сих пор негативное, и неважно, что растение-учитель — действительно особый случай.

Айяуаска: как галлюциноген из амазонских лесов обретает новую популярность

На территории Российской Федерации продажа и распространение айяуаски запрещено.