Новокосино, Реутов, Балашиха, Люберцы, Некрасовка оказались в кольце зловонных предприятий и опасных свалок.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Каждый из этих людей волею судьбы стал немного сомелье, немного парфюмером, слегка метеорологом и вдобавок — ветеринаром. Они живут по прогнозу погоды: откуда подует к ним ветер — оттуда и ждать вони, различать которую они научились самостоятельно. Каждый день они находят десятки птичьих тушек, а официальные экспертизы трупиков и воздуха по их просьбам делать отказываются.

----------------------<cut>----------------------

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Департамент природопользования и охраны окружающей среды Москвы устами своего руководителя Антона Кульбачевского 22 октября объявил, что, мол, экологическая политика столицы соответствует лучшим международным практикам. Однако у жителей восточных районов Москвы и Подмосковья на этот счёт есть иное мнение.

Новокосино. Трёхлетняя девочка Лена Бобкова идёт с вечерней прогулки, ветер приносит к их дому резкий запах газа. Малышка уже знает, что ночью ей будет плохо.

— Мама, сейчас у меня снова будет болеть голова. — Мать может только успокоить девочку. В комнате старшего сына тонкие стеклопакеты, и мальчик периодически просыпается ночами из-за запаха газа. Он боится взрыва, потому что ему ещё в детстве объяснили, чем опасна утечка газа. Просит закрыть окна, но они и так закрыты.

Родители в восточных районах Москвы и Подмосковья бьют тревогу: детей мучают головные боли и тошнота, они чаще стали болеть. Многие не разрешают школьникам заниматься физкультурой на открытом воздухе, а кто может, просто увозит их жить в другие районы и города — подальше от опасной вони.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Как начался ад

В июне 2017 года во время прямой линии с президентом к Владимиру Путину обратились жители подмосковной Балашихи, которые пожаловались ему, что много лет страдают от соседства с крупной мусорной свалкой — полигоном "Кучино". Президент дал властям месяц, чтобы закрыть свалку. Исполнить указание поспешили быстрее некуда. Ровно через неделю губернатор Воробьёв торжественно закрыл полигон, а через пару дней мэр города Евгений Жирков — видимо, от стыда — подал в отставку. Но настоящий ужас для местных жителей почему-то начался именно в этот момент.

— Никогда в Реутове я не чувствовала неприятного запаха. А тут вдруг в начале июля появился зверский запах. Вонь стояла даже за Ногинском. Сначала я не связывала это ни с каким полигоном. Думала, что произошла крупная авария с утечкой газа, — рассказывает жительница Реутова Анна Дмитриева. Проработав много лет специалистом по охране труда, она сразу начала принимать меры. — Стала звонить в МЧС — оказалось, что до меня уже человек триста позвонили.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

С июля жители районов, расположенных неподалёку от свалки, обрывают телефоны экстренных служб. Многие люди просто не понимают, что происходит, и звонят в панике. Другая жительница Реутова, Наталья Евсеева, рассказала, что после звонка в МЧС ей перезвонил следователь местного ОВД и поинтересовался, не был ли её звонок телефонным терроризмом.

Люди стали объединяться вокруг этой проблемы, и не от переизбытка гражданского энтузиазма. Дело в том, что раньше следить за состоянием воздуха помогал сайт Мосэкомониторинга, который выдавал данные по превышениям выбросов в реальном времени. Но аккурат после сильнейшего выброса неприятных запахов 11 сентября у закрытого полигона "Кучино" сайт решили закрыть на реконструкцию. "Совпадение? Не думаю" — решили местные жители и стали звонить по горячей линии Росприроднадзора. Там им отвечают заученными текстами пресс-релизов: заявки рассматриваются, проверки проходят, виновные будут привлечены к административной ответственности. Когда спрашивают, почему не дают данные экомониторинга, им отвечают, что всё дадут, но в обработанном виде. Так же ведут себя местные администрации. На письменные обращения жителей чаще всего отвечают, что в районах десятки предприятий и какое из них является причиной запахов, сказать не могут.

От такой страстной переписки с чиновниками жители просто устали.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Впихнуть невпихуемое

Итак, ещё четыре месяца назад казалось, что после закрытия "Кучино" жизнь людей должна стать лучше. Почему же вышло наоборот?

Оказывается, полигон планировали в любом случае закрывать в ближайшие годы, и поэтому ещё за несколько месяцев начали выжимать из него по максимуму. Последний год туда свозили большее количество мусора, чем он мог принять. К тому же люди находят в верхнем слое не только "легальный" мусор — там последнее прибежище нашли тонны медицинских отходов, ртутных ламп, батареек и т.д. Пошли очень плохие химические процессы.

— С точки зрения бизнеса свальщиков можно понять, но технология была нарушена: слои уже не пересыпали грунтом, а количество мусора за последние два-три года увеличилось с 800 тысяч тонн в год до трёх миллионов. Это стала абсолютно бесконтрольная гора. Ещё хорошо, что полигон при таком гниении не загорелся, — рассказал член Общественной палаты Балашихи Григорий Стасевич.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Кроме неправильной эксплуатации полигона называют ещё одну возможную причину вони, которая усилилась именно после его закрытия. Это реакция на полив свалки фильтратом. Фильтрат — это токсичная жидкость, смесь осадков и продуктов жизнедеятельности свалки. Чёрные маслянистые ручьи, вытекающие из полигона годами, выходили из его границ и попадали в Салтыковский лесопарк и реку Пехорку.

Те тысячи тонн, которые остались у подножья полигона, компания "Геоспецэкология", которая занимается рекультивацией (восстановлением почвы) полигона, решила собирать и заливать обратно на тело полигона. Мера вынужденная: не оказалось ни одного подрядчика, который бы мог принять такой объём и состав токсичной жидкости. У Мосводоканала тоже не оказалось соответствующего оборудования.

Полив фильтрата мог спровоцировать дальнейшую химреакцию полигона и усиление запаха. По опубликованному проекту рекультивации, для очистки фильтрата заказали импортное оборудование, которое установят прямо на полигоне, но когда оно доедет — неизвестно. В заманчивых планах — даже выработка специального биогаза из свалки, который будут конвертировать в электроэнергию. Всё во благо людей. Но когда подойдут к реализации проекта, который обойдётся бюджету в четыре миллиарда рублей, пока не понятно.

Общественные слушания пройдут 6 ноября, утвердят его к началу 2018 года. Работы, вероятно, начнутся только весной. Такими темпами сбор биогаза начнётся чуть ли не к 2019 году.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

— Жить в нынешних условиях невозможно. Все ждут зимы, потому что снег должен покрыть полигон, как саркофаг, и вонь от этого станет меньше. Другие, напротив, опасаются, что из-за влажной среды — дождей и снега — газ будет выходить только сильнее, — говорит Дмитриева.

Розовый дым и розовые очки

1 сентября мэр Москвы открыл самую большую школу во всей России. Гордость страны стоит посреди нового жилого района Некрасовка в километре от мусоросжигательного завода.

— Собянин приехал к обеду, а на утренней линейке дети просто задыхались от ночных выбросов завода. Жаль, что мэр не учуял всего это букета и остался в неведении, — говорит жительница Некрасовки Анастасия Расторгуева.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Мусоросжигательный завод стал особенно вонять тогда же, когда и "Кучино", — ровно после закрытия последнего. Всё просто: мусор, предназначенный для "Кучино", отвозят теперь в том числе на этот завод. Интенсивность его работы, по имеющимся данным, выросла в 2,5 раза.

Обошедшие весь Интернет фотографии с розовым дымом, струящимся из трубы завода, датируются 9 августа. Розовый дым — это бромиды, продукт горения медицинских отходов. По мнению токсикологов, если из завода выходит розовый дым, значит, фильтров либо вообще нет, либо они в аварийном состоянии. Любопытно, что раньше в Некрасовке стояли станции экомониторинга, но тут "за ненадобностью" их перенесли в другие районы.

Наталья Леневская живёт на 25-м этаже в доме, окна которого выходят на МСЗ. Этот дом — как парус для всех ветров, приходящих с завода.

— Когда вонь начинается, мы звоним везде, включая МЧС. Но когда они выезжают с проверкой, завод тут же прекращает работу, ветер развеивает это всё, и проверщики приезжают на приемлемую ситуацию. Уезжают — завод снова включают.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Кстати, оператор завода, ГУП "Экотехпром", примерно с 2016 года заправляет мусорным полигоном "Малинки", что в самом центре Новой Москвы. Согласно планам он станет крупнейшей свалкой в стране и в Европе. Сейчас его площадь — восемь гектаров, а расширить её хотят до 64. Гигант сможет принимать в себя до 1 млн тонн отходов в год, что в 500 раз больше балашихинского полигона. Предположительно, на "Малинки" повезут и строительные отходы, получившиеся после сноса хрущёвок по программе реновации.

С прошлого года местные жители и экологи Подмосковья бьют тревогу — они опасаются, что "Малинки" загрязнят огромную площадь, затронув подземные воды. Частично эти опасения подтверждаются выводами Комиссии Правительства Москвы по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Эксперты писали, что существует опасность загрязнения окружающей среды.

Исследователи характеризуют ситуацию в "Малинках" как "острую экологическую проблему" и говорят, что обычные методы локализации ядовитого фильтрата не помогут.

Уже известно, что вокруг полигона загрязнена земля на площади 47 га. Но есть и более серьёзные риски, следует из документов комиссии. Согласно материалам комисси, на подмосковный полигон фактически может пробраться кто угодно и выбросить всё что угодно.

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Невидимое зло

Вонь — это только одна сторона медали. Воняют в восточных районах больше всего три объекта — кучинская свалка, Люберецкие очистные сооружения и мусоросжигательный завод № 4.

Вторая сторона медали — вреднее и опаснее. Это непахнущие токсичные вещества. Самый страшный продукт и "Кучино", и мусоросжигательного завода — диоксины и фураны. Эти вещества образуются при сжигании пластика, полиэтилена.

И от них, по мнению ветврача-токсиколога Ирины Кудилиной, вред самый большой.

— У диоксинов удивительная проницательная способность. Они проникают сквозь кожу, лёгкие, кожуру фруктов и овощей. Накапливаются они не столько в воздухе, сколько в организме людей. Самое страшное — что они влияют на генетическом уровне, вызывая мутации. Вспомните Вьетнам, где диоксины испытывались как химическое оружие. Там выросло уже несколько поколений людей с огромным количеством мутаций.

С учётом того что мусоросжигательный завод стоит на б/у оборудовании из Австрии, комплектующих к которому не выпускают, а сортирует только 5–10% поступающего мусора, можно представить себе масштабы этих выбросов.

На заводе контролируют выбросы только по семи из более чем 70 показателей — и только третьего и четвёртого класса опасности (т.е. наименее опасные). Меж тем как завод имеет лицензию на переработку веществ и первого, и второго класса опасности.

Директор завода Валерий Романов отказался давать комментарии корреспонденту.

Индульгенция на ад

Газ, гниль, гарь. Почему восток Москвы превратился в экологическое гетто

Как действует Росприроднадзор: приезжает на предприятие и, если находит нарушение, штрафует его. Не требуя установки и модернизации оборудования. Тот же Росприроднадзор выдаёт и так называемые разрешения на выброс. Самое страшное, что нормативы, похоже, переписываются под превышения, поскольку из года в год становятся всё "либеральнее" для этих предприятий. То же происходит и с санитарными зонами: у предприятий I класса опасности их сокращают с прежней зоны 1 км до 500 метров, а в некоторых случаях и до 150.

Поскольку действующее законодательство запрещает проводить внеплановые рейдовые проверки, подготовиться к приезду служб завод может заблаговременно. К тому же проверки проходят только в рабочее время, хотя основные выбросы происходят именно ночью.

Альтернатива есть, но почему-то невыгодна

Современные технологии предполагают не складирование мусора, не повальное сжигание его, а переработку.

— Жители полностью готовы к этому. Мы хотели бы, чтобы в наших районах сделали пилотный проект по раздельному сбору мусора. Поставьте в каждом дворе специальные баки, сделайте это удобным для людей — и сами увидите, что это будет эффективно.

Это довольно выгодно, потому как многие компании готовы покупать переработанные отходы для вторичного производства — бумагу, пластик, металл. Но это "длинные" деньги, которые вернутся не завтра.