P R O и С O N T R A

PRO и СONTRA: Зигзаги этногенеза - взгляд изнутри.

Откуда людишки?

----------------------<cut>----------------------

В девяностом, если не изменяет память, году на автобусной остановке возле армейского гарнизона «Красная речка» в пригороде Хабаровска прямо перед толпой зевак долговязый черноволосый южанин лет двадцати пяти со всего маху хлестал по щекам седоволосую русскую женщину. Двоих пареньков с офицерской выправкой, попытавшихся утихомирить его словами, он шуганул пинками, миротворцы ретировались, и публичное издевательство над стонавшей от унижения и боли продолжилось. Торопясь в этот момент на подходивший автобус, я не мог не вмешаться и насадил вошедшего во вкус негодяя на свой нежный кулак. Отморозок упал, но из положения лежа со спринтерской скоростью сделал ноги, выкрикивая в мой адрес всяческие угрозы. Не прошло и часа, как шустрый спринтер, переминаясь позади беременной от него местной девчонки, нарисовался опять. Бедная зареванная деваха подошла и сказала, что сей молодчик ее сожитель, а получавшая оплеухи – ее мать, но та якобы сама виновата, так как делала ему замечания, а он, видите ли, такой гордый и вспыльчивый. Чтобы не доводить до обморока «кавказскую пленницу», гасить ее абрека не стал, хотя, признаюсь, очень хотелось. Предупредил, что если снова распустит руки – оторву по самые уши, и всерьез призадумался, почему хабаровчанки сходятся с настроенными против нас инородцами, откуда у иных гостей столько наглости и что это за вояки, которые боятся залетного дикаря?

По ходу дальнейшей «демократизации» со всеми ее воровскими сюрпризами и информационными откровениями стал понемногу соображать, что женская неразборчивость и мужское бессилие начинаются там, где заканчивается общинный дух и пресекается родовая преемственность. В царское время родовая память хранилась в семейных преданиях и в дворянских генеалогиях, в стороне от христианско-иудейского культа . Перехватившие интернациональную эстафету у «чересчур обрусевших» церковных батюшек большевики, отпрыски по большей части иудейских и христианских семейств, ринулись с удвоенным рвением расправляться с исконной традицией как с якобы враждебным для освобождения трудящихся пережитком. В головы нескольких поколений пропагандистской кувалдой вбивалась извращенная пролетарская солидарность, под флагом которой государство эксплуатировало мужика сильнее, чем частник, насаждая алкоголизацию, урбанизацию, милитаризацию, уравниловку и узурпируя право на всякую истину. После приватизации материально-технической базы государственного капитализма (для профанов — социализма) те, кто этот «социализм» извратил и приватизировал, сбросили пропагандистские маски и установили свою открытую циничную власть над бывшими гегемонами, то бишь рабочими и остальными трудящимися, ставшими разменной монетой для правящего сословия. Примерно таким же образом старая как ветхий завет Система неоднократно меняла свои политические режимы, воспроизводя в каждом из них хищную алчность, левацкую ненависть, барское самодурство, феодальное раболепие, присущие им фанатизм, нигилизм, гомосексуализм, алкогольно-наркотический идиотизм и периодически натравливая своих зомбированных опричников на самых достойных и здравых Русичей. Любая поверхностная смена режима, не затрагивающая рабовладельческой сути Системы, является очередной мобилизацией негодяев против здоровых национальных сил.

Отсюда повсеместная нехватка не сломавшихся не спившихся мужиков, способных оградить себя и своих женщин от натиска чужеземцев, не дожидаясь, когда власть имущие мошенники и изменники с недвижимостью и счетами за рубежом дадут на это свое разрешение. Наше общество как минимум последнюю сотню лет организовано так, что за каждым перспективным красивым Русичем с раннего детства ведется необъявленная охота. Волки в овечьих шкурах идут на все, лишь бы огонь русской совести не осветил объятую ночью Сварога правду и не испепелил хитросплетения торжествующей кривды. Возле лучших всегда отираются доброхоты, которые развращают, прельщают, подсаживают на стакан и иглу, случают с нерусскими женщинами, вербуют в мафию, силовые структуры, религиозные конфессии, секты, богемные клубы, где завербованным суждено верой и правдой служить неправому делу, обычно на вторых – третьих ролях. Когда таким одаренным и дерзким, как Есенин, Шукшин, Золотухин, Панин, удается пробиться на первый план в заведомо проигрышном системном спектакле, их до какого-то момента используют, направляют, толкают на сделки с совестью и в зените славы устраняют физически, в том числе для острастки другим желающим что-либо основательно изменить.

Посмотрите, как усердствует в демонизации белой расы распоясавшийся поп Охлобыстин. В «Методе Фрейда», где у него главная роль, почти все положительные герои – ярко выраженные евреи и почти все преступники – породистые блондины. Налицо целенаправленное возбуждение неприязни к лицам арийской расы и пропаганда морального превосходства «избранного народа». Согласитесь, если бы в Тель-Авиве любой из телеканалов начал изображать ангелочками только арабов, а жуткими монстрами исключительно иудеев, его закрыли бы за одну ночь. Непонятно, куда в случае с «Фрейдом» смотрит полиция и прокуратура России? Кстати, первыми этот киношный гипноз освоили в Голливуде, и вскоре белая Америка легла под Обаму. На очереди – Россия, если мы не одумаемся. Солнечным блондинкам уготована та же участь плюс проституция и высмеивание в СМИ. Стоп, а где же наша недремлющая совесть– интеллигенция? Она, сердечная, под водительством Швыдкого, Гундяева, Охлобыстина, других библейских и масонских гипнотизеров изящно уклоняется от культурной консолидации русских в один народ. Вот почему у нас столько неприкаянных и заблудших. Как-то раз знакомый азербайджанец пенял мне, что наши женщины курят, пьют, матерятся, без разбору совокупляются, что наша молодежь не чтит старших, не хочет работать, что между нами нет поддержки и дружелюбия. По многим пунктам трудно было что-либо возразить, и я подумал: когда мы исправимся, что уже происходит, таким как он придется собирать чемоданы и отправляться на родину. А если серьезно, то остановить нашествие военизированных общин южных диаспор могут только русские высокоорганизованные общины – на производстве, по месту жительства, в силовых и административных структурах. Иначе мы утонем в миграционном потопе с дальнейшим захватом власти, идущими нам на смену мигрантами.

Представим на минуту, что в Грозном, Баку или Махачкале гипотетический гастролер из Хабаровска поступил с матерью любого семейства также, как повстречавшийся мне на остановке молодчик с хабаровчанкой. Семьи там многочисленные, национальные чувства сильные, на защиту униженной женщины сразу поднимутся родичи, очевидцы, и до приезда милиции от насильника скорее всего не останется мокрого места. Вернемся в Хабаровск, где осевшие горцы после развала СССР настолько освоились, что уволившиеся из армии дагестанцы обложили поборами служивых контрактников. Потом эту банду разгромили милиция и спецслужбы. Одну разгромили, а другие остались. И так повсюду.

Цена коммунизма

Что же помешало здоровым сильным контрактникам вышвырнуть бандитов из своего гарнизона? В первую очередь, прекраснодушное советское воспитание, разоружившее нас перед этническими конкурентами в стране и за рубежом. Так называемый советский народ представлял собой административно-идеологическую комбинацию десятков народностей и народов. Национальное самосознание и самоуправление при этом всячески осуждались среди русского большинства, и молчаливо поощрялись в национальных меньшинствах, которые благодаря общинной сплоченности принялись вытеснять «большого старшего брата» из наиболее доходных сфер деятельности еще в советские годы. Мое поколение хорошо помнит, как советские русские, расфасованные по хрущевкам, брежневкам и баракам, и мобилизованные на самые трудоемкие и вредные производства, с 70-х годов впадали постепенно в разочарование, апатию, пьянство или устремлялась в слепую погоню за дефицитными шмотками. Размножаться и развиваться в такой тесноте и идеологической духоте было физически невозможно. И это при наших-то необъятных раздольях!

Попеременно владеющие Россией колониальные коалиции, будь то династия Романовых, верхушка компартии или сегодняшние нувориши от бюрократии, силовиков и криминалитета, при всем их декоративном отличии сближает крайнее неприятие мифологических, вечевых и общинных первооснов Руси. Подлинной катастрофой стала насильственная перековка нашей генетической и социальной элиты – самодеятельного крестьянства в наемных сельхозрабочих, начавшаяся при Сталине, продолжившаяся при Хрущеве и завершившаяся при Брежневе, с одновременным сворачиванием самоуправления по месту жительства и работы и в городе и в деревне. У не переваривающего народовластие государства – в его монархическом, партийно-советском, или сегодняшнем феодально-корпоративном обличии, – народные интересы никогда не стояли на первом месте. Навязанную нам извне вертикаль на всех этапах направляли и возглавляли представители зарубежных центров – немецких, французских, американских, английских, еврейских. Сами по себе этнические варяги могут вызывать различные чувства, от восторга до аллергии, однако у любого уважающего себя народа должны быть доморощенные родные правители, а не политические туристы, если он дорожит своей независимостью, культурой и идентичностью. Вспомним сладко целующихся генеральных секретарей. В духе своей национальной и сексуальной ориентации они присягали в первую очередь не народу, а марксистско-ленинской физиономии многоликого серого Интернационала. Стоящие за ним режиссеры и сценаристы виртуозно манипулируют всеми понятийными векторами Системы, от библейских, анархистских и либеральных до консервативных и ультранационалистических, преследуя неизменную цель: подчинение белой расы природных солнцепоклонников чуждым ей смыслам и символам , ее разобщение и ослабление любыми методами и способами.

Нам предлагается быть межнациональным раствором, чуровским электоратом, пушечным мясом, поставщиками проституток, сирот, прорывных технологий, но только не хозяевами своей земли и страны. По либеральным стандартам все полит корректно и очень мило, по национальным – избирательный геноцид. При этом китайским национал-коммунистам, в отличие от советских интернационалистов, планетарная закулиса дала установку на использование марксизма для раскрутки великоханьских идей, чтобы никто не догадался, что китайскую цивилизацию создавали белокурые северные богатыри, а вытеснение белого населения с евразийского востока и юга не имеет под собой никаких оснований. В результате при Мао Цзэ Дуне и Дэн Сяо Пине китайцев стало больше в разы, а мы под лозунгом «Слава КПСС!» утратили общинность и многодетность. Нет, чтобы на радость Ладе и Сварогу рожать побольше белобрысых детишек и приобщать их к светлым началам космоса, наш народ на потребу советским хазарам с физиономиями Познера, Сванидзе, Проханова, Рагозина, Кургиняна выдавал рекордное количество танков, подводных лодок, химических удобрений, цемента и чугуна. Не для умножения государство образующего народа, как в красном Китае, где дальновидные маоисты опирались преимущественно на крестьянство, а ради амбиций советского интернационала. Технократизация путем утилизации живых ресурсов деревни, с одной стороны, усиливала советское государство с его опорой на типовой промышленный город, а с другой, изводила русский народ. Государственная махина перемалывала наш естественный общинный уклад в искусственную стандартную общность, неспособную к банальному биологическому размножению, не говоря уже о сохранении и обогащении исконной русской культуры в широких массах, без которой эти массы ничто. Мои родители по праву считались лучшими ударниками труда на своих предприятиях, но родили только двоих чад – меня и моего брата. С самоотверженностью, достойной лучшего применения, они отдавали все силы ненасытному государству. В те же годы в моей средней школе, насколько помню, не было никаких народных кружков и ремесел. Вместо приобщения к своим истокам нас натаскивали как всегда готовых к борьбе за дело КПСС пионеров и комсомольцев.

Пока русские вскармливали собой государство, демографию в СССР подымали узбеки, таджики, армяне, евреи, казахи и прочие общинные нацменьшинства, получавшие за счет коренной России налоговые и ресурсные преференции. Достаточно того, что узбеки и казахи за советские годы размножились минимум в десять раз! Сопоставимый прирост произошел у евреев, если смотреть не по паспортам, а по лицам. Зато настоящих Русов, не считая плешивых шатенов типа меня, после всех инквизиций и экспериментов XX века стало значительно меньше. Уцелевшие истощены, разобщены и ограблены. Такова, если судить по человеческим, а не прохановским меркам, подлинная цена интернационал-коммунизма в отдельно взятой России. Это не значит, что нужно отбросить социальные, научные, промышленные, военные и иные достижения советской эпохи, которых, в самом деле, немало. Беда в том, что ценой этих внешних успехов стала тотальная ликвидация городских и сельских русских общин, как корневой основы народа.

PRO и СONTRA: Зигзаги этногенеза - взгляд изнутри.

Русская купеческая семья — уничтожена большевистскими выродками.

Из остатков русского генофонда сколотили советский социум, который после трансформации красной номенклатуры в касту собственников и чиновников, за неимением общинно-родовых связей разложился до основания и в коктейле с этническими меньшинствами выдается этими господами за многонациональный российский народ по образу и подобию советского квазинарода. Давать зеленый свет самоорганизации и политическому представительству русских, как национального большинства, коллективный Кремль ни в какую не хочет. Ведь общинные представители, не то, что потешные партии, потребуют отчета за каждый рубль, за каждое действие, и, если что, погонят с руководящих кресел.

В этих условиях отдельные патриоты отождествляют дезорганизованные постсоветские массы с русским народом, обращаясь к ним, как к реальному политическому субъекту. Но так ли это на самом деле? Давайте посмотрим. Согласно опросам, 80% граждан России считают себя русскими. Ну что ж, замечательно. Однако реальный народ – это не механическое суммирование граждан, а их социально-культурное сращивание в живую совокупность упорядоченных общин, в которых они сотрудничают, поддерживают друг друга, и, когда нужно, свободно перемещаются по сетевой паутине общинных ячеек родного им этноса . Примерно по такой схеме организованы китайцы, чеченцы, японцы, корейцы, азербайджанцы. Бывшие советские русские к общинным этносам, увы, не относятся.

Доказательства от противного

Проиллюстрирую житейским примером. Лет восемь назад на центральном рынке Хабаровска меня угораздило, походя наблюдать, как нелегалы-китайцы выталкивали взашей пенсионеров-дачников с их законных торговых мест. Вели себя как на оккупированной территории. Жалобные крики беспомощных стариков завели меня с полуоборота. Самого агрессивного азиата пришлось отшвырнуть, его дружки схватились за ножи и стальные палки, я за сковородку с прилавка, и пошла катавасия. От длинных палок моей голове и спине изрядно досталось, и все же удалось устоять. Вскоре появилась якобы не заметившая начала заварухи милиция, устроила разбирательство, и тут выяснилось, что из не угодивших хунхузам дачников на рынке никого нет. Все сбежали как трусливые зайцы. Среди других свидетелей из числа горожан, а их было не меньше сотни, замолвить за меня словечко желающих тоже не оказалось. Будто ничего не было. Воспользовавшись малодушием обывателей, возглавлявший милицейский пункт этого рынка капитан по фамилии Сыч встал на сторону нелегалов, которых он обязан был давно задержать и тем самым предотвратить их хулиганские выпады. Вместо задержания гастролеров Сыч попытался возбудить против меня дело и возбудил бы, но тот борзой, которого я уронил, писать заявление, отдам ему должное, отказался.

Благодаря струсившим дачникам, потакавшему их обидчикам милицейскому капитану, и моим впечатлениям от других зацепивших меня тем или иным боком конфликтов, я убедился, что у большинства недавних советских граждан живой русский дух тщательно вытравлен официальным пропагандистским дустом, особенно в мегаполисах. В этом смысле бывшим «братским республикам» повезло. Случись такое в Грозном или в Ташкенте, тамошние старики ни за что бы не прятались, а их обидчиков полиция и толпа дружно разобрали бы на запчасти. Среди нашего брата благожелательных и способных прийти друг другу на помощь порой не сыскать днем с огнем. И дело здесь не только в мигрантах . Желающих нахамить, унизить, подставить ,причем не чужих, а своих, среди русскоязычной публики хоть отбавляй. Русский бизнесмен, а не только еврейский, армянский, азербайджанский, с готовностью берет гастарбайтера, хотя можно позвать местного безработного. В какой магазин не зайди, всюду подсобными рабочими азиаты. Русский чиновник и русский бандит грешат тем же самым вдвойне. Когда мы остались без КПСС и Советов, самым организованным помимо номенклатуры оказался преступный мир. Криминальные общаки подменяли самоуправление, своими разборками и повадками отвлекали внимание от воровства наверху, дискредитировали политические свободы и тем самым были весьма полезны номенклатурщикам. Путинские силовики прищемили местных бандитов, и это правильно, но их место заняла этническая братва с теми же полномочиями. Однажды в управлении городского здравоохранения я поинтересовался конкретными планами хабаровской мэрии по модернизации городских больниц, на что в бюджете списываются огромные суммы. В ответ миловидная чиновница со славянскими чертами лица вызвала для моего выдворения охранника – уроженца Северного Кавказа, чей жаргон и жестикуляции изобличали в нем опытного братка. Я доходчиво объяснил ему, а позднее и одному из его товарищей, как себя нужно вести, но факт остается фактом: муниципальные чиновники советской закалки отбиваются от попыток неравнодушных граждан наладить гражданский контроль, используя этнический криминал. И не только муниципальные.

Безответственность бюрократии усугублялась тем, что среди публичных политиков, осуждавших на словах ее произвол, в нулевые и 90-е преобладали ряженые либералы со смердяковским презрением ко всему русскому. Новое поколение, без марксистских и либеральных шор, начало заявлять о себе лишь в последние годы. Уже многие сотни тысяч людей молодого и среднего возраста не только ощущают себя русским народом, но и предпринимают практические совместные действия для общинного единения.

PRO и СONTRA: Зигзаги этногенеза - взгляд изнутри.

Русский Род подолжается

Когда это движение охватит в РФ хотя бы десятую часть белого населения, этногенез станет необратимым и русский народ как общинный самодостаточный строй возродится в очередной раз. Хорошим подспорьем на этом поприще стала бы компания по сбору подписей за провозглашение конституционного права русского народа как главного источника верховной и местной власти в своей стране. В свою очередь серый интернационал, его агентура сверху и снизу предпринимают все, чтобы этого не случилось: русскую культуру подменяют изначально нерусской религиозностью, дешевыми суррогатами, зарубежным мультикультурным миксом, сокращают и без того куцые полномочия местного самоуправления, душат средний и малый бизнес, подбивают казачество назвать себя готами и так далее в этом же духе. Сегодня русский народ существует в головах отдельных подвижников зрелого возраста и, что вселяет уверенность, гораздо чаще среди просыпающейся молодежи. Население станет народом, когда возьмет свою судьбу в свои руки. В первую очередь на местах. Русский в седьмом колене глава государства, о котором мы так мечтаем, ничего не сделает без поддержки самодеятельных национальных сил, которые только-только начинают формироваться.

Права не дают, их берут и отстаивают

Там, где мы полностью хаотизированы, – администрация, полиция, монополии, спецслужбы, другие ключевые структуры работают исключительно на себя и на мафию, включая диаспоры, а те выстроены так, чтобы не допустить самоорганизации социума, который служит им донором. Возьмем Хабаровск. Китайские ресторанчики здесь в каждом квартале, а русские, по оформлению и по кухне, легко сосчитать по пальцам. Ясное дело, что без содействия городских чиновников такая гастрономическая интервенция, перестраивающая сознание на чужой лад, была бы невозможна. Из этой же оперы наводненные китайцами и вьетнамцами рынки, которыми владеет азербайджанская фирма «Али». Но землю-то она арендуют у города, а его администрацию возглавляет бывший секретарь хабаровского горкома КПСС Александр Соколов, который в придачу к действующим рынкам чуть было, не открыл превосходящий их вместе взятые мегацентр китайской торговли. Вовремя остановили. Соколов считает себя убежденным интернационалистом. Я в принципе тоже, но не за русский счет. Не удивлюсь, если однажды городской глава заявит, что Хабаровск – евразийский мультикультурный город, и торжественно передаст эстафету власти какому-нибудь очаровательному мигранту. Недавно полицию города возглавил светловолосый голубоглазый полковник с… кавказским именем и фамилией. Даже в советское время, хабаровскую милицию возглавляли только славяне. Сейчас в каждом отделении полиции обязательно есть выходцы с Северного Кавказа и Закавказья. Возможно, они хорошие офицеры, но ни для кого не секрет, какое влияют кавказские диаспоры на своих земляков, независимо от их постов и званий. И как эти диаспоры усиливаются во всех русских поселках и городах, где хилое самоуправление. По действующему закону на весь Хабаровск выбирается 16 депутатов. Больше половины из них – чиновники. О каком самоуправлении при этом может идти речь, если его нет в домах, кварталах, микрорайонах. Отчуждение населения от местной власти, отсутствие общинных механизмов ее формирования и контроля, и лавинообразное засилье южан – звенья одной цепи. Чтобы изменить ситуацию в свою пользу, русским пассионариям предстоит решить несколько параллельных задач. Для начала восстановить смычку и солидарность на бытовом, уличном уровне – через занятия спортом, проведение русских праздников, участие в выборах, интернет и любые другие контакты. Если каждый русский будет уверен, что за него если что поднимутся даже лично не знающие его соплеменники, и он сделает то же самое, – не устоит ни один оборотень в погонах.

Следующая ступень – создание культурных центров от родной ведической мифологии, призванных собрать вокруг себя русские родовые общины. Стоит особо отметить: община – не колхоз, где все вплоть до последнего поросенка общее. Община – это устойчивое объединение родственных по облику и духу соратников для достижения долгосрочных и близких целей. В отличие от общака она работает на благо своего народа и всех общинников, направляет в это русло свою культурную, хозяйственную и социальную деятельность. Все влиятельные народы состоят из общин. Когда русские общины охватят собой по максимуму дома, населенные пункты, экономические, силовые и государственные структуры, Россия станет по-настоящему русской. Сейчас все перечисленные структуры своими щупальцами пронизываются чужими этническими диаспорами, которые благодаря сетевым связам навязывают нам свою волю. Разве мог бы Цискаридзе держать в напряжении Большой театр без поддержки грузинской диаспоры со всеми ее «авторитетами», а Иксанов этот театр возглавлять без покровительства олигарха Усманова и небезызвестного «мецената» Тайванчика? Навряд ли. Однако реальной жертвой закулисных разборок стали не они, а балетмейстер Сергей Филин, потому что за ним никакой русской поддержки, скорее всего, нет. Хорошо сработали полицейские – быстро арестовали непосредственного заказчика. Им оказался танцовщик с очевидной еврейской внешностью и за него, как по команде, поднялась вся дрессированная богема, словно он не заказчик, а пострадавший. Полагаю, если бы этот театр возглавил Филин, и у него имелась поддержка влиятельной русской общины, творческая атмосфера в Большом вскоре пришла бы в норму и безобразия прекратились.

Третий уровень – политические объединения русских общин для представительства в народных парламентах и выдвижения на важнейшие государственные посты надежных русских людей. Как ни крути, но после замены министра МВД Нургалиева Колокольцевым столичная полиция начала таки арестовывать неприкасаемых прежде этнопреступников. Конечно, не всех, но начало положено. Или вот вам Георгий Полтавченко с безупречной славянской внешностью, который став губернатором Петербурга инициировал антигомосексуальный закон и закручивает миграционные гайки. Да, христианин, да, советский спецслужбист, но русское начало все-таки дает о себе знать. Что ж, и на том спасибо. Перенесем свой взгляд на Дальний Восток, где полпред президента Виктор Ишаев не только думает думу о будущем всего региона, но и продвигает интересы чеченских крупных предпринимателей. При его содействии они приобрели хабаровский нефтеперерабатывающий завод, крупнейшую в прошлом артель «Амур» (в их руках она резко сбавила обороты), и совсем недавно эксклюзивное право на терминал в стратегическом порту Ванино. Ларчик открывается просто: у Виктора Иванович есть чеченские корни, и он не забывает заботиться о своих. Это вполне естественно. Противоестественно, когда прибыльный бизнес теряют в основном русские коммерсанты, а в программах освоения региона, предлагаемых полпредством, ни слова о наращивании здесь русского населения, как стратегической цели номер один. А на нет и суда нет. Восток России на глазах превращается из европейского по составу жителей региона в разноцветную Азиопу. Многое как всегда зависит от кадровых персоналий. Не надо быть большим умником, чтобы понять: мы не справимся с миграционной напастью, пока вместо господина Ромодановского во главе ФМС не поставят русского порядочного человека. Призывать еврея Ромодановского со всеми его талантами и достоинствами руководствоваться русскими интересами также бессмысленно, как уговаривать шоколадного президента Обаму беззаветно служить белому населению и противодействовать цветной иммиграции. Каждый служит своему этносу и не обязан садиться в чужой обоз.

Мне могут возразить: зато во главе администрации президента обаятельный Сергей Иванов. Действительно, очень похож на русского, но кто знает, не прошел ли он в своих зарубежных резидентурах через такие масонские инициации, после которых родина и национальность отходят на третий план. Такие сомнения, хочешь – не хочешь, приходят в голову после его недавнего интервью в «Комсомолке». Уже сколько лет нет никакого СССР, бесследно испарились золотой запас и деньги КПСС, до двух триллионов долларов вывезено из новой России, непонятно на что расходуются деньги под оборонный заказ, а Сергей Борисович как ни в чем не бывало гордится своей принадлежностью к допустившим все это спецслужбам и зарубежными секретными подвигами. Лучше бы рассказал, что конкретно сделано на благо русского народа в последние годы и что он понимает под термином «национальные интересы». Но в лексиконе филолога Иванова вместо русского употребляется многонациональный народ , внесенный в конституцию редакционной командой Шахрая. Юридический нонсенс Шахрая работает против Русов как оружие массового поражения. Остается надеяться, что когда у нас появится действительно национальный парламент, эту вредоносную догму с соблюдением всех законодательных процедур аннулируют, источником власти провозгласят русский и другие коренные народы России, а для осуществления народных прав силами самого народа впервые за последние четыре столетия будут воссозданы общинно-земские принципы с учетом современных реалий и технологий.

Исходить при этом желательно из того, что нет ни одной национальности, к которой мы питали бы заведомо враждебные чувства. Все народы по своему хороши, когда большей частью живут на своих признанных родинах. И мы со всеми готовы к добрососедству. Лично знаю немало очень достойных кавказцев, китайцев, евреев, узбеков. Идиллия заканчивается, когда какой-нибудь этнос массированно вторгается в пределы другого, подчиняет его и теснит. А притесняются идейно несамостоятельные и социально разрозненные, каковыми мы сегодня зачастую являемся. Чтобы банально выжить, нам придется заново собрать, вразумить и воодушевить свои силы. Особая ответственность ложится на тех, кто наиболее заметен в русском движении, чьи слова и поступки влияют на мировоззрение и поведение большого числа людей. Своими наблюдениями и соображениями на этот счет хотелось бы тоже поделиться с уважаемыми читателями, но уже в другой публикации.

В И К Т О Р М А Р Ь Я С И Н, 18 апреля 2013 года.