Эту книгу захотелось увидеть у себя на полке сразу, как только наткнулся на её электронную версию. И тут, неожиданно, после нового года, вышел новый, дополненный, тираж, отпечатанный в Ульяновске. Вчера забрал с почты и за ночь, влёт, дочитал те части, которых нет на сайте. Очень!

БОРТЖУРНАЛ № 57-22-10...

Рассказы бортмеханика Ми-8 — начало службы, затем Афган... Затягивает сразу... Жизнь на войне — как она есть...
Спасибо Вам Игорь Александрович за то, что нашли время и написали про себя, про службу и про эту страничку нашей истории, да ещё и с присущим лётному делу юмором. Рекомендую тем, кто ещё не читал!

----------------------<cut>----------------------

...Степь Ялан возле Герата. Пара "восьмерок" возвращается с задания — завалили нурсами несколько входов в кяриз — подземную речку, которая идет к гератскому аэродрому. Машины медленно ползут вдоль кяриза, ища, куда бы еще запустить оставшиеся эрэсы. Вдруг дорогу ведущему пересекает лиса — и не рыжая, а палевая с черным.

- О! Смотри, смотри, — кричит командир, майор Г., тыча пальцем. — Чернобурка! Мочи ее, что рот раззявил! Вот шкура будет!

Борттехник открывает огонь из пулемета. Вертолет сидит на хвосте у мечущейся лисы, вьется змеей. Борттехнику жалко лису. К тому же он понимает, что пули калибра 7,62 при попадании превратят лисью шкуру в лохмотья. Поэтому он аккуратно вбивает короткие очереди то ближе, то дальше юркой красавицы.

- Да что ты, б....., попасть не можешь! — рычит командир, качая ручку.

Правак отодвигает блистер, высовывается, начинает палить из автомата. Но лиса вдруг исчезает, — она просто растворяется среди камней.

- Эх ты, мазила! — говорит майор Г. — Я тебе ее на блюдечке поднес, ножом можно было заколоть. А ты...
— Жалко стало, — сознается борттехник.
— Да брось ты! Просто скажи, — стрелок херовый.

Борттехник обиженно молчит. Он достает сигарету, закуривает. Вертолет набирает скорость. Облокотившись локтем левой руки на левое колено, борттехник курит, правой рукой играя снятым с упора пулеметом. Впереди наискосок, по дуге мелькает воробей. "Н-на!" — раздраженно говорит борттехник и коротко нажимает на гашетку, не меняя позы. Двукратный стук пулемета — и...

...брызги крови с пушинками облепляют лобовое стекло!!!

Ошеломленный этим нечаянным попаданием, борттехник курит, не меняя позы. "Бог есть!", — думает он. Летчики потрясенно молчат. После долгой паузы майор Г. говорит: — Вас понял, приношу свои извинения!

БОРТЖУРНАЛ № 57-22-10...

... Борттехник М. полетел ведущим в Турагунди. Пилотировал машину капитан Кезиков, педантичный, интеллигентный офицер, — от него никто никогда не слышал слова экспрессивнее чем "идиот".
На борту было несколько полковников, и Кезиков, уважавший военную карьеру и старших по званию вообще, решил продемонстрировать своим высоким пассажирам, что и он, несмотря на принадлежность к авиации, службу понимает правильно.
Миновали Герат. Кезиков обратился к борттехнику М.:

— Пойди, Феликс, открой кормовой люк и посиди там за пулеметом, чтобы полковники видели, что у нас и хвост прикрыт. — И прибавил: — Пожалуйста…

Борттехник М., ругая про себя педантичность командира (зачем прикрывать хвост, если его прикрывает ведомый?), отправился на корму. Прошел мимо полковников, открыл люк, выставил в него кормовой пулемет, подсоединил фишку своего шлемофона к бортовой сети и доложил командиру, что позицию на корме занял.
Полковники настороженно следили за его действиями.

— Что пассажиры? — спросил Кезиков.
— На меня смотрят, — ответил борттехник.
— Если спросят, что ты там делаешь, скажи, командир приказал прикрыть хвост, поскольку район опасный. Сам знаешь, позавчера тут духовскую "восьмерку" завалили.

Борттехник, сидел на перевернутом цинке, и, сгорбившись, смотрел на летящий в люке пейзаж. Сидеть было неудобно, однообразие серо-желтого кусочка несущейся в люке суши раздражало. Для разнообразия борттехник решил проверить пулемет. Он нагнулся, сделал вид, что куда-то целится, и нажал на спуск…
Звук пулемета в летящем вертолете (когда шумят двигатели и ствол за бортом) не громче стука швейной машинки. Но сейчас в наушники ударил разрывающий грохот. Оглушенный борттехник понял, что забыл выключить СПУ, и пулеметная очередь через его ларинги многократно усиленная попала в бортовую сеть.

— Феликс, ты что, о....л?! — услышал он крик в наушниках. — Что молчишь, ****ь, или это ты застрелился? Ты нам чуть перепонки не раскроил. Так и ****уться недолго! Закрывай н....й люк, возвращайся!

Самым страшным в этой тираде было то, что ее тонким голосом прокричал интеллигентный и тихий капитан Кезиков.
Обиженный борттехник втянул пулемет, закрыл люк и пошел в кабину.

— Что случилось? — спросил один из полковников. — Почему стреляли?
— ВОЙНА, ТОВАРИЩ ПОЛКОВНИК! — мрачно ответил борттехник М.
/Игорь Фролов, Бортжурнал N 57-22-10/