же сайтам,берем оттуда информацию и постим ее здесь,хотя многие ее уже видели в другом месте.Наверное,так будет и на этот раз.но надеюсь,что кому-то эта инфа может пригодиться,а именно:

----------------------<cut>----------------------

Все мы не великие грамотеи (а уж я-то!),вот здесь коротко,внятно и кликабельно вся русская грамматика:

Русская грамматика

Я начинал свои странствия по Сети с посещения мест (особенно в России),где мне не удастся побывать (потом бродил по музейным залам,особенно маленьким французским и итальянским),вот тут многие места не у нас,а за рубежом,не ахти, конечно,но всё-таки ориентиры:

100 красивых мест

Лирика покойного Леонида Филатова — тот самый,который "Про Федота стрельца",кому нравится,кому не очень,а кому и вовсе,но всё же,есть кое-что неожиданное и очень даже ничего:

Лирика Филатова

И вот еще кошаки — большинство снимков просто ерунда,подписи к ним...Ну,да ладно,есть и хорошие снимки:
Кошшшшки

---------------------
Сегодня с режиссером провели вечер,обсуждая,как снять фильм по "Слову о полку Игореве"...В этой связи вот стихотворные...реплики что ли,Виктора Сосноры (сегодня это уже большая редкость,а когда-то,давно,был скандал!):

1. ГУСЛИ БОЯНА
У Бояна
стозвонные
гусли,
а на гуслях
русский орнамент,
гусли могут стенать, как гуси,
могут
и клекотать
орлами,
могут мудростью
с дубом спорить,
спорить скоростью
с волком
могут,
радость князю —
ликуют,
горе —
разом с князем горестно
молкнут.

У Бояна
бойкие струны!

Словно десять кречетов
статных
напускает Боян
на юное
лебединое стадо.

Первый кречет
кричит победно
песню-здравицу в честь Мстислава,
что прирезал Редедю
пред полками косогов бравых.

То не десять кречетов
юных —
десять пальцев,
от песен скорченных,
задевают струны,
а струны
сами славу князьям рокочут.

Или вдруг
заструятся
грустью,
журавлиною перекличкою...

У Бояна
стозвонные
гусли —
пе-ре-лив-чатые.
----------------------
2.
КОПЬЯ ПОЮТ НА ДУНАЕ

Над Путивлем Солнце-радость
велико,
а светит слабо.

На валу,
ограде града,
плачет лада Ярославна.

Плачет, голос поднимая,
до рассвета цвета ситца:

«Полечу я по Дунаю
бесприютною зегзицей.
Рано, рано
на Дунае
омочу рукав бобровый,
князю раны вспеленаю,
ототру
от крови
брови».

Над Путивлем ветер стылый
носит запах сечи душной.
Плачет лада.

«О Ветрило!
Отчего враждебно дуешь?
Отчего,
о Ветр-Ветрило,
добродушный и обширный,
мечешь
на воздушных крыльях
стрелы
в русскую дружину?

Мало ли тебе,
бездомный,
облака пинать по югу,
мало на море студеном
корабли волной баюкать?

Мало пригибать посевы,
дыбить мех
лесному зверю?

Отчего ж мое веселье
по ковыль-траве
развеял?»

Над Путивлем Солнце-радость
велико,
а светит слабо.

На валу,
ограде града,
плачет лада Ярославна,
плачет лада,
стоном стонет,

Солнцу слабому грозится:
«Полечу к тебе я, Солнце,
бесприютною зегзицей.
Отчего в безводном поле,
жар-лучи
кидая наземь,
пропитало потной солью
ты дружину мужа-князя?

Отчего тугие луки
ты им, Солнце,
раскачало,
покоробило им тугой
камышовые колчаны?»

Над Путивлем красны тучи,
будто Игоревы раны.
Поднимая голос круче,
плачет лада Ярославна:

«О могучий Днепр Славутич!
Расколол ты горы-камни,
Святославовы онучи
с Кобяковы сапогами
ты столкнул...
О господине!
Прилелей мне мужа завтра.

Не хочу
покрытым тиной,
а хочу
живым, глазастым».
----------------

3. СЮУРЛИЙ

Налегла на Сюурлий
мгла —
лиловый чад —
замигала,
заюлила
юркая заря
над разливом Сюурлий.

Соловьи закрыли клювы,
но, в предвестье орд,
вытаращив очи-клюквы,
воронье ревет
над разливом Сюурлий.

Прислонив щиты к телегам —
там казна и раб, —
дремлют правнуки Олега.
Богатырский храп
над разливом Сюурлий.

Хан Кончак полки скликает,
и крадется Гза...

Замолчала под клинками
ратная гроза
над разливом Сюурлий.
--------------
4. КМЕТЫ-КУРЯНЕ

Мы, куряне,
с пеленок воины,
нами все
путь-дороги
знаемы,
наши тулы
настежь отворены,
и всегда настороже
знамена.

Если пьем —
до отруты
беленной,
если жрем —
в животах
оскомина.

Мы под вопли труб
всколыбелены,
с наконечников копий
вскормлены.

Наши сабли
в брусках
изострены,
луки,
что желваки,
напряжены.

Сами скачем степями жесткими
день и ночь за врагами княжьими.
------------------

5. НОЧЬ ПЕРЕД ПОБЕГОМ

Разве
спрашивает
страх?

Двадцать стражников
у костра.
Двадцать стражников
и Кончак.

И у каждого
колчан.

Круп коняги в жару
груб,
двадцать стражников
жрут
круп
и прихлебывают
кумыс.

Половчане —
палач к палачу,
и похлопывают
— кормись! —
князя Игоря по плечу.

Но у князя дрожит
нога,
князь сегодня бежит,
но как?

Разве спрашивает
страх?

Двадцать стражников
у костра.

Раскорячен
сучок в костре.

Что колчан,
то пучок
стрел.

Что ни стражник, то глаз
кос —
помясистей украсть
кость.

Что ни рот — на одну
мысль:
поядреней хлебнуть
кумыс.

Двадцать стражников.
Ночь.
И у каждого
нож.
--------------

6. ПОБЕГ

Неказиста река Стугна,
и струя у Стугны
скудна,
и извилистый ил
на дне,
сухощавые утки
в плавнях.

Та Стугна затворила
Днепр
князю-мальчику
Ростиславу.

На Стугне
процветает
май,
жеребцы
потрясают
челками.

А по мальчику
плачет мать,
исцарапав ногтями щеки.

На заутрене бор
мокр.

Грай ворон черноперых
смолк.

Дятлы ползают по сучьям,
стуча.

Над рябинами
ползучий
чад.

Сняли свой ночной дозор
соловьи.
Углубился Игорь в бор, —
слови!

И сказал Кончаку Гза:
«Если сокол убежал
из гнезда,
не допустим соколенка
домой,
доконаем закаленной
стрелой».

И сказал Гзе Кончак:
«Если сокол в гнезде
зачах,
краснощекую
сочную девицу
мы положим около сокола;
никуда он тогда
не денется,
так и будет валяться
около».

И сказал Кончаку Гза:
«Ты держи начеку
глаза.
Бабу соколу
не подсовывай,
половчанки к русичам
слабы,
убежит половчанка
с соколом,
и не будет
ни князя,
ни бабы».
-------------------

7. СЛАВА

Лихо Солнце поднебесное
колет Днепр
лучами
острыми.

Страны
рады,
грады веселы,
Днепр с утра
хлопочет
веслами.

Бусы у девиц
агатовые,
у девиц запевки
ладные.

Днепр с утра ладьи
побалтывает,
переполненные ладами.
Ну-ка, в хоровод!

Запаришься
под июльскими деревьями.
Песню спев князьям
состарившимся,
молодым споем
со временем.

Слава
Игорю со Всеволодом,
Киеву-городу
родимому.

И со Всеволодом
все в ладах,
и в ладах
с младым Владимиром!

Славься,
Русь,
лихими плясками!

Славься
злаками обширными!

Слава
Ярославне ласковой!

Слава
доблестным дружинникам!
Да будет!

------------------