Страсти вокруг Исаакиевского собора уже привели к изменениям в законодательстве Петербурга, крайней поляризации политических сил и вновь готовы выплеснуться на улицы.

Без ума от Исаакия

Депутатов петербургского парламента, выступающих против передачи Исаакия РПЦ, проверяет прокуратура, их помощникам грозит увольнение, а в ближайшее воскресенье крестный ход может схлестнуться с акцией противников «реституции» прямо у стен храма.

----------------------<cut>----------------------

За сход — в прокуратуру

В минувшую среду карнавал настиг спешащих на работу депутатов Законодательного собрания прямо у входа в Мариинский дворец. Его участники, «по-православному» одетые юноши и девушки, требовали предоставить «православному собранию воцерковленных депутатов», «запретить публичные акции, кроме крестных ходов и военных парадов», а также «передать ЗакС в благодатные руки РПЦ». Впрочем, стараниями спикера порой казалось, что Законодательное собрание уже почти там.
Тема Исаакиевского собора возникла во время выступления перед депутатами начальника ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти Сергея Умнова. Не успел «яблочник» Борис Вишневский поблагодарить полицейских за «благожелательность и профессионализм», проявленный ими во время встречи депутатов с избирателями 28 января на Марсовом поле, как Сергей Умнов сообщил, что на этих самых депутатов полиция пожаловалась в прокуратуру. Напомним, на эту встречу, по разным данным, пришло от 2 до 4 тысяч человек, не согласных с решением о передаче Исаакиевского собора в распоряжение РПЦ.
Ранее организаторы мероприятия — Борис Вишневский, Оксана Дмитриева, Сергей Трохманенко, Максим Резник (все — Партия роста) и Алексей Ковалев («СР») — бодро рапортовали, что у полиции не возникло никаких претензий к ее участникам. Но не тут-то было.
«До момента сбора нарушений не было. Но в ходе мероприятия, когда стала использоваться звукоусиливающая аппаратура, появились вопросы, не связанные вообще со встречей с избирателями. Мы знаем, что с избирателями должны встречаться в конкретном округе… Мы подготовили соответствующие документы и, в связи с тем, что депутаты по решению Конституционного суда обладают определенной неприкосновенностью, документы направили в прокуратуру Петербурга о нарушениях депутатов Законодательного собрания», — сообщил начальник ГУ МВД.
Защитники нынешнего статуса Исаакия такого поворота не ожидали. «Их всего было три», — добавил Умнов. «Чего три, нарушения?» — опешила Оксана Дмитриева. «Три депутата», — ответил ей начальник Главка.
«Стукачи и доносчики даже до пяти считать не умеют», — комментировал в кулуарах такой странный набор «депутатов-нарушителей» Максим Резник. «Туфта полная! — отреагировал Борис Вишневский. — У меня округ — весь Петербург, я избран по списку. Мегафон не является признаком митинга, я его не раз использовал на массовых встречах, потому что не обязан я уметь кричать на всё поле. Да и как только нам сказали его убрать, мы его убрали».

Без ума от Исаакия

Один за всех

Тем временем в Мариинском дворце продолжается служебная проверка в отношении как минимум троих штатных помощников депутатов-оппозиционеров, которые помогали им на Марсовом поле и которые при этом числятся на службе в Заксобрании. Вопрос по ним будут рассматривать в понедельник, 13 апреля. В аппарате ЗакСа заявляют: спикеру написали десятки негодующих горожан с требованием проверить поведение этих помощников. Последние надеются, что хоть кто-нибудь из жалобщиков поприсутствует на «разборе полетов».
Но на самом деле это не сыграет никакой роли, популярно объяснил спикер Вячеслав Макаров. «Если бы не было обращений, я бы сам такую проверку инициировал. Вы же понимаете прекрасно, что такое государственная гражданская служба. Я принял этих людей на работу по конкурсу, выбрав из сотен и тысяч кандидатов. Для них существуют определенные ограничения. Знаете, что такое воинская дисциплина?» — обратился он к журналистам. «Воинская дисциплина есть строгое и точное выполнение порядка и правил, установленных законами России, Конституцией и воинскими уставами. Так же и гражданская служба — это точное выполнение порядка и правил, установленных законами Санкт-Петербурга», — отскакивало от зубов у полковника Макарова.
Он уже в который раз подчеркнул, что несет ответственность за всех своих сотрудников, так как принимал их в штат именно он, председатель, причем по конкурсу. «Я отвечаю не только за их работу, но и за их поступки — за то, что они делают, за то, как они ведут себя на улицах и дома», — убежденно сообщил спикер. Вячеслав Макаров пояснил: «Хочешь, например, резко критиковать своего начальника — уволься или, наоборот, займи его место». Пока не до конца ясно, какую именно критику в свой адрес он имел в виду, ведь на Марсовом поле призвали к отставке губернатора Георгия Полтавченко, а не спикера Макарова.
Суть же вопроса о передаче Исаакиевского собора для главного единоросса Петербурга понятна: согласно федеральному закону, церковь может попросить передать ей в собственность или пользование место отправления культа. Хотя официальной просьбы от РПЦ в Смольный до сих пор не поступило, но комитет имущественных отношений уже начал подготовительную работу, а губернатор еще в начале января заявил, что «вопрос решен».
Накануне ректоры ряда гражданских и военных вузов Петербурга после встречи с главой Заксобрания обратились с письмом на имя губернатора, в котором попросили быстрее завершить передачу собора церкви, лучше всего — к Пасхе, 16 апреля, назло «провокаторам и политиканам». Сегодня Макарову указали, что это письмо не обсуждалось с преподавателями и студентами, поэтому его ценность, по мнению некоторых скептиков, достаточно сомнительная. Но спикер не согласился. «Какие могут быть комсомольские собрания в вопросах веры?» — удивился Вячеслав Макаров. О комсомольских собраниях он знает не понаслышке, и вряд ли многие из них действительно были посвящены православию.

Без ума от Исаакия

Внутреннее убранство Исаакиевского собора


Билет для иерарха

Кроме того, главного единоросса Петербурга возмущают случаи, когда митрополит приходит в Исаакиевский собор, а с него требуют билет. «Представляете себе — владыка приходит, и ему нужно билет покупать», — недоумевал Макаров. В самом музее «Исаакиевский собор» корреспонденту ИА REGNUM сообщили, что впервые слышат о подобных инцидентах: церковные службы ведутся дважды в день, вход верующим бесплатный.
В свою очередь, руководитель сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии Наталья Родоманова предположила, что имелся в виду вовсе не митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, а протоиереи или епископы, представители духовенства из других епархий, в частности зарубежных.
«Они приходили в соответствующей одежде, не гражданской, возможно, во «внеурочное» время — не во время службы — и им указывали на то, что им следует купить билеты. Я не была свидетелем подобных случаев, но слышала такие жалобы из других епархий. Они не были официальными, а личным сетованием тех, кто встретил такое отношение к себе в музее-соборе», — пояснила Родоманова корреспонденту агентства. По ее словам, Санкт-Петербургская епархия официально не обсуждала этот вопрос с руководством музея, но удивлялась подобному отношению к человеку в сане.
Представитель епархии затруднилась оценить, возможно ли успеть передать Исаакий в пользование РПЦ к Пасхе, 16 апреля, как предлагает письмо ректоров. «Это вопрос, который следует все-таки адресовать компетентным людям», — добавила она, подразумевая сотрудников комитета имущественных отношений Смольного и Министерства культуры России.
Родоманова напомнила, что в Исаакиевском соборе находятся предметы музейного фонда, которые являются неотделимыми частями интерьера храма, и оформление всех юридических тонкостей потребует определённого времени, продолжительность которого может зависеть от специалистов соответствующих комитетов города.

Без ума от Исаакия

Фрески Исаакиевского собора


Встречное предложение

В стремлении перевести разговор из плоскости светской — распоряжение госсобственностью — в «религиозную» спикер Вячеслав Макаров далеко не одинок. Региональный закон о запрете несогласованных депутатских встреч с избирателями в Заксобрании сумели принять сразу во втором и третьем чтениях — после предполагаемого оскорбления чувств верующих, молившихся в Исаакии 28 января. Напомним, после народного схода на Марсовом поле несколько его участников направились в Исаакиевский собор и составили там из букв в руках слоган «Музей — городу».
Авторы запрета настаивают, что такие стихийные сборища угрожают безопасности горожан, ведь даже в ряды мирных граждан могут затесаться провокаторы и другие зловредные личности. Кроме того, по выражению руководителя фракции «Единой России» Александра Тетердинко, от таких встреч и до майдана недалеко.
Теперь уличные встречи депутатов с избирателями подпадут под действие федерального закона о митингах: больше трех не собираться, или запрашивать разрешение у Смольного. Всем недовольным Вячеслав Макаров дал высказаться уже после завершения работы парламента в среду, когда внезапно отключилась интернет-трансляция заседания.
«Хочу напомнить вам фразу: «Не рой другому яму, иначе попадешь в нее сам». И вы в нее попадете. Действие этого закона не предотвратит гражданский протест. Хочется спросить: чего вы боитесь? У вас слово «майдан» вызывает истерику, но именно после таких законов и начинаются неконтролируемые протесты», — заявил Борис Вишневский. Оксана Дмитриева заметила, что не имеет значения, кто будет вынужден согласовывать публичные мероприятия с чиновниками — оппозиция или «партия власти», — это все равно неконституционно и нарушает принцип разделения властей.
Однако, по мнению Александра Тетердинко, массовые волеизъявления граждан следует сравнить с получением водительских прав или желанием установить на фасаде дома кондиционер — во всех этих случаях жители должны идти к чиновникам, чтобы те разрешили.
«Депутаты должны заниматься не организацией несанкционированных митингов и шествий, и дестабилизацией общества, а законы принимать. Вы же всегда еще хотите не в спокойных где-то местах с избирателями пообщаться, а обязательно в центре города, еще и желательно трассы какие-то перекрыть. Мы выступаем против того, чтобы на наших улицах был бардак!» — сказал Тетердинко. Его возмутило намерение оппозиционных депутатов зазвать петербуржцев на акцию «Синее кольцо» — окружить Исаакиевский собор живым кольцом 12 февраля.
«Вы понимаете вообще, что вы творите? Вы опять провокативную политическую акцию устраиваете», — заявил Тетердинко, после чего обвинил оппозиционных коллег в лицемерии. «Ну же, где аплодисменты?» — выкрикнул Максим Резник, озирая единороссов. «Акция «Музей — городу» не является политической!» — кричал с места Борис Вишневский. «В этой конкретной ситуации — является!» — не сдавался Тетердинко с другого конца зала. «На этой мажорной ноте мы и закончим», — благодушно заключил Вячеслав Макаров.

Без ума от Исаакия

Алтарь Исаакиевского собора


Еще не всё предрешено

Однако благодать ситуации снизошла пока не на всех. Историк и публицист Даниил Коцюбинский считает, что, запретив депутатам и избирателям встречаться без спросу чиновников, парламент Петербурга явно нарушил конституционные права граждан. «Если подзаконные акты и даже законы противоречат Конституции, и от этого страдают конкретные физические лица, они могут обратиться в Конституционный суд», — сказал он в беседе с корреспондентом ИА REGNUM. По мнению Коцюбинского, необходимость «согласования» массовых акций в современной России превратилась по факту в «санкционирование», и в этой связи политики должны исходить из того, что зовут людей на улицы для реализации их конституционных прав, а не для отработки антиконституционных запретов.
Если же пытаться влиять на судьбу Исаакиевского собора, то, по мнению Даниила Коцюбинского, шанс возникает лишь в случае широкого политического резонанса. Уже тот факт, что президент публично никак не высказался о судьбе собора, говорит о выжидательной позиции Кремля. «Если бы переубедить власти было невозможно, то Владимир Путин, на мой взгляд, свою позицию бы уже обозначил. А раз не обозначает, и на бруствере показалась явно подневольная фигура губернатора Полтавченко, то, как можно предположить, Кремль смотрит, как будут развиваться события. Позиция же «Единой России» кажется мне очевидной. При этом раскладе они лишний раз пытаются присягнуть на верность «хозяину». Это их личные мелкие радости. Не думаю, что кто-то их об этом просил», — заметил историк.
Стоит напомнить, что Санкт-Петербургская епархия сначала с осторожностью отнеслась к идее депутата Госдумы Виталия Милонова провести крестный ход в Петербурге в поддержку передачи Исаакия церкви — казалось, чтобы не раздувать еще больший скандал. Но, в конце концов, на крестные ходы было дано благословение митрополита Варсонофия, они состоятся 12 и 19 февраля, и первый придется как раз на день, когда противники передачи собора запланировали свое «Синее кольцо»: запрет на несогласованные встречи с депутатами пока еще не вступит в силу, так что теоретически задержания участникам не грозят.
«Насколько я понимаю, в истории с Исаакиевским собором речь идет о путинском подарке патриарху Кириллу к 70-летию. И отыграть назад вертикаль власти может только при тех обстоятельствах, которые были при борьбе с «газоскребом» — башней «Охта-центра». Это была многолетняя атака на губернатора Матвиенко», — отмечает Даниил Коцюбинский.

Без ума от Исаакия

Посетители Исаакиевского собора


Подарок к празднику

«Если это действительно подарок патриарху, то хорошо. Я бы к такому дарителю присоединился», — заявил корреспонденту ИА REGNUM Василий Кичеджи, бывший вице-губернатор Санкт-Петербурга, ректор Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени А.Л. Штиглица.
Подарить христианам Исаакиевский собор к Пасхе, 16 апреля, стало бы хорошим знаком веротерпимости, считает он, напоминая, что в 2017 году даты православной и католической Пасхи совпадают. «Будет общехристианский праздник, который будет отмечать более миллиарда христиан. Естественно, что такие подарки для любого христианина значат очень много», — заметил Кичеджи.
По его мнению, юридически нет никаких преград тому, чтобы передать храм в столь короткий срок. Ранее директор ГМП «Исаакиевский собор» Николай Буров заявлял, что на передачу и оформление всех культурных ценностей потребуется больше года, но, возможно, ректоры в своем письме имели в виду исключительно формальную сторону вопроса. По крайней мере глава юридического отдела РПЦ игуменья Ксения (Чернега) подтвердила, что официальное решение вполне может быть принято до 16 апреля.
Василий Кичеджи уверен, что вопросы церковной реституции необходимо рассматривать с точки зрения веротерпимости, которая предусматривает интересы всех конфессий, хотя просто отдавать любые здания религиозным организациям тоже не стоит. «Мы понимаем, что наступает такой год, что количество подобных «инициатив» будет, к сожалению, возрастать», — заметил Кичеджи.
Ректор академии полагает, что любая публичная попытка воспротивиться передаче Исаакия РПЦ должна быть персонифицирована. Ранее против такого решения высказались петербургский Союз ученых и Союз музеев России, включая директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, а также Международный совет музеев и коллектив ГМП «Исаакиевский собор», состоящий из 324 человек. Все они утверждают, что никакая «музейная функция» не может быть сохранена в Исаакии, если заведовать собором будут церковные иерархи, к тому же под угрозой может оказаться качество реставрации — о чем свидетельствует пример Казанского собора, которым управляет РПЦ. Его колоннаду, считают критики, отремонтировали крайне неудачно.
«У нас настолько много союзов, что даже просто брать и каждый обсуждать не хватит времени. Надо, чтобы были фамилии, имена, отчества — и их позиция. Мы же понимаем, что сегодня взял, в интернете написал — и обозвал себя президентом союза или чего хочешь», — добавил Василий Кичеджи.
…Вечером в среду стало известно, что как минимум двое ректоров, которые якобы подписали упомянутое письмо губернатору Полтавченко об ускорении процедуры передачи собора РПЦ, даже не читали документ. Ректор Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета Юрий Беленький и ректор Санкт-Петербургского государственного университета культуры Александр Тургаев сообщили СМИ, что были на собрании в Мариинском дворце, но ушли до его окончания и никаких подписей нигде не ставили.

Карина Саввина, ИА REGNUM