Долой наличные: почему нас всеми силами убеждают отказаться от «живых» денег

«Эпоха наличных денег почти завершилась!» «Скоро весь мир перейдет на электронные платежи!» — эти и подобные им новости все чаще встречаются в медиа-пространстве и, соответственно, в сознании людей. И не только в медиа-пространстве: правительства разных стран или вводят ограничения наличных платежей, или вообще выводят монеты и банкноты из обращения.
Неужели наличные вскоре действительно будут отменены, как класс?

----------------------<cut>----------------------

«За» и «против»

Аргументы «за» такое решение достаточно хорошо известны. Для обеспечения наличных расчетов нужна целая финансовая инфраструктура, работники которой: все эти кассиры, инкассаторы, банковские операционистки и т.д., — ничего полезного не создают. Прибавьте к этому сейфы, ячейки и прочие хранилища — сколько места пропадает фактически впустую! Ведь от всего это можно (и нужно!) избавиться, сэкономив кучу денег и, вдобавок, повысив скорость расчетов.

Подумайте сами: не надо постоянно таскать с собой мятые купюры и кучу мелочи, которые портят кошельки, одежду и осанку, а еще на них скапливается множество вредных здоровью бактерий. В конце концов, наличные деньги могут у вас банально украсть – на них ведь не написано, что они – только ваши и больше ничьи. Не забывайте, что большие суммы наличных, как правило, скапливаются у тех, кто занимается криминальной деятельностью, не платит налогов или вообще хранит «заначки» под матрасом, выводя «кэш» из экономических процессов. Надеюсь, читатели могут легко продолжить этот краткий список подозрительных типов с пачками денег в кармане, исходя из своего личного опыта и своей фантазии.

А что с аргументами «против»? Они, как правило, носят смешной и даже нелепый характер, к тому же — явно антиобщественный и антигосударственный. Мол, чиновники, хакеры, банковские работники будут иметь полную информацию обо всех транзакциях, покупательском поведении и даже о целом политическом и социальном фоне в той или иной стране, что позволит им контролировать население с необычайной легкостью. Еще говорят о том, что «электронные деньги» могут быть без вашего ведома легко списаны с вашего счета или вам будет «заморожен» доступ к ним, не говоря уже о коварных киберпреступниках, которые…

Долой наличные: почему нас всеми силами убеждают отказаться от «живых» денег

О чем спор?

Но при всем при этом почему-то никто не говорит, пожалуй, о главной разнице между «электронными» и наличными деньгами. О том, что последние, будь то монета или банкнота, будь то золото, серебро или фиатная «бумажка», то есть долговая расписка, всегда несут на себе:

а) имя эмитента (например — «Божией милостью Николай II, Император и Самодержец Всероссийский», «Банк России», или «казна Колионово»); и
б) количество «денежных единиц», или, как говорили в нашей стране в «лихие девяностые», «условных единиц».

Иными словами, наличные представляют собой именную гарантию того, что данный физический объект представляет на определенном пространстве и в определенное время некую определенную стоимость.

Эти важные моменты стоит перечислить отдельно и еще раз:

1. Именная гарантия.
2. Определенное пространство.
3. Определенное время.
4. Определенная стоимость (номинал).

И все эти моменты еще раз подчеркивают, что феномен денег имеет коммуникативную, информационную природу, а привычная нам формула «денежные знаки» является, как и положено для любых «знаков», не более чем воплощением «денежных сигналов». Любой знак, будучи знаком, реализует свои функции, только становясь сигналом, развоплощаясь в него. Поэтому любой знак можно определить как застывший сигнал, а сигнал — как моментальный, ситуативный знак.

Эта разница временного бытия между ними весьма существенна. Создание знака (знаковой системы) свидетельствует не только о ценности и повторяемости предшествующего сигнала, но также — об установлении обязательности будущего, отложенного во времени и/или в пространстве действия.

Знак — не просто застывший, но и абстрагированный, «общесмысловой» сигнал. Точно так же «денежный сигнал» — это особого рода коммуникативный акт, акт общения и обмена, который может совершаться через «денежные знаки».

Так вот, доля наличных «денежных знаков» в современном экономическом пространстве мала. Агрегат М0 используется, в разных странах, всего при 3–8% расчетов. Спрашивается, почему, в таком случае, столько внимания уделяется принципиальному отказу от «денежных знаков» и переходу к «денежным сигналам»?

Долой наличные: почему нас всеми силами убеждают отказаться от «живых» денег

«Чужие здесь не ходят»?

Возможно, разгадка очень проста — если связать эти моменты с тем фактом, что сегодня совокупная денежная масса (агрегат L) в 25–30 раз превышает формальную стоимость реальных активов. То есть реальное обеспечение имеют только 3–4 из находящихся в обороте «денежных сигналов». При том что «кэш», стоимость которого «на руках» уже почти полностью совпадает с формальной стоимостью реальных активов, гарантирован именем эмитента. Иными словами, для гигантской массы «безнала», если продолжать все как есть, просто не остается реального обеспечения.

В Советском Союзе и далее в России данная дилемма была решена за счет поэтапной «заморозки» вкладов населения, смены имени эмитента-гаранта и гиперинфляции с частичной заменой национальных денежных знаков «твердой» иностранной валютой, доступ к которой был ограничен сначала технически, а затем и функционально — через катастрофически заниженный курс рубля. Операция была проведена хотя быстро и эффективно (перераспределены активы на десятки триллионов долларов), но не слишком красиво, фактически — на грани и частично за гранью банкротства. Хотя формального «кэша» на руках у граждан СССР (если считать вместе с вкладами) было всего-то около 700 млрд рублей, или чуть больше триллиона «баксов».

А теперь спроецируйте все это на «большой экран» глобальной экономики — и вы поймете, почему вас всеми силами убеждают отказаться от «нала» и заставляют навсегда расстаться с ним. Чтобы вы со своими «фантиками», гарантированными именем эмитентов, не путались под ногами в период Великого Передела Глобальной Собственности. Так сказать, чужие здесь не ходят!

Вот почему в нынешнем глобальном мире наличные «денежные знаки» с гарантией обязательности их обмена от эмитента, связанного с государствами, должны устраняться и будут устраняться — как видно на примере «биткоинов» и начавшейся в Индии денежной реформы, здесь от слов уже переходят к делу.
Владимир Винников