Вечный лох

Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъёма денег у населения. Криптоморф Камчатский не перечислит вам все, зато одной статьёй убьёт сразу двух зайцев. Расскажет о самом модном обдиралове в 2к17-м и объяснит, что делать, чтобы лохи наконец-то вымерли (как класс).

Кстати, передайте статью вашим друзьям-трейдерам. Шутка, у трейдеров нет друзей

----------------------<cut>----------------------

Сонный разум

Вечный лох

На днях открылось первое казино на “Красной Поляне” в Сочи — пятой игровой зоне среди всех и единственной, добавленной спустя 7,5 лет после общего запрета на казино и игровые автоматы в России.

Общий годовой поток всех зон — несколько десятков тысяч человек, что должно быть на порядки меньше, чем количество пациентов, которые просаживали свои нищенские зарплаты и пенсии у “пятирублёвых столбиков” до июля 2009-го года. Оно и понятно, чтобы сыграть в каком-нибудь Азов-Сити, до него нужно хотя бы доехать и снять на месте жильё. А откуда у неудачника деньги на это?

Вообще, запрет на казино был одной из немногих условно полезных инициатив путинской команды (почему “условно” — объясню позже), ибо предотвращал систематическое обнищание “дорогих россиян” в пользу наиболее ушлых и вероломных жлобов, к которым, без сомнения, относятся организаторы казино, лотерей, бирж и т.д и т.п.

Вечный лох

Но последние, конечно, тоже не дураки и ответили на запрет популяризацией новых способов сравнительно честного отъёма денег у населения. Среди них — онлайн-казино, полуночные викторины на ТВ для подростков с напрочь отъягуаренными мозгами, а также торговля валютой, опционами и т.д. на биржах.

В этой статье мы поговорим о последних, потому для людей без экономической грамотности (к коим без лишней скромности я отнесу подавляющее большинство граждан России) может показаться, что активная торговля на бирже действительно может обогатить их. Трейдерство, в отличие от опускания монетки в прорезь однорукого бандита, завуалировано сложными отношениями участников рынка и местами даже попахивает благородством, ибо человек вбрасывает деньги в самую гущу экономической стихии, кружащей в своём водовороте все государства, валюты и компании, от ПАО “Задрищенский металлопрокатный завод” до Alphabet Inc.

Согласитесь, куда приятнее говорить “я инвестировал 15 000 рублей в нефтяные фьючерсы”, чем “я проиграл 15 000 рублей на уличном автомате”. Хотя результат в обоих случаях один: бабушкина пенсия ушла на оплату ипотеки генеральному директору ООО “Форекс-Вектор”, живущему где-нибудь в Майами.

Вечный лох

“Но ведь кто-то на биржах зарабатывает?” — спросит нас читатель. Да, ничтожное меньшинство — кое-что зарабатывает. И чтобы понять, как они это делают и чьи деньги получают, нам нужно подробнее присмотреться к функционированию бирж.

Игра с отрицательным исходом

Как известно, на бирже что-то продают и покупают. Но трейдера интересует не собственно предмет торговли, а разница между ценой покупки и продажи, с которой он может получить прибыль.

Например, если есть прогноз, что сталь вырастет в цене на 20% в ближайшие три месяца, то логично купить её сейчас, а через три месяца продать, положив себе в карман разницу в 20% от первоначальной суммы. Достоверный прогноз по ценам, конечно, никто не даст, но заботливый брокер — владелец вашего торгового счёта — подскажет особые индикаторы, по изменению которых можно отследить подходящие моменты для нажатия заветных кнопок “Купить” и “Продать”.

Звучит заманчиво, не правда ли? Сидишь дома, кушаешь Доширак, делаешь пару кликов мышкой — и опа! Заначка на отдых в Турции обеспечена. Именно так представляют дело брокеры, в интересах которых привлечь как можно больше простачков и поживиться их деньгами.

На самом деле, всё невыносимо хуже.

Цена на товары, услуги, акции, фьючерсы, прочие ценные бумаги может быстро и резко колебаться под воздействием разных спекулятивных факторов (включая массовую панику трейдеров), но вообще-то в целом подчиняется нескольким фундаментальным законам, а также их взаимодействию.

Вечный лох

Например, если речь идёт о цене на нефть, то это соотношение спроса и предложения. Предложение формируется несколькими крупными государствами и картелями (включая ОПЕК) и, вообще говоря, не может слишком быстро расти или падать, потому что это невозможно технически. Нельзя просто взять и освоить месторождение, если спрос растёт, и нужно где-то хранить запасы и куда-то девать незанятый персонал, если спрос падает. Фундаментальный спрос тоже не может скакать как девушка “с пониженной социальной ответственностью” на нефтяном магнате: ”чёрное золото” потребляется либо гигантскими промышленными предприятиями, которые не растут как грибы после дождя и не исчезают бесследно за пару недель, либо, допустим, в виде бензина автовладельцами, число которых также растёт довольно медленно. Обычно цена на нефть колеблется в пределах 20-30% за год, и лишь в кризисы падает или растёт в 2-3 раза.

Аналогично с акциями: они отражают стоимость капитала компаний и ожидаемую прибыль от владения (в виде дивидендов). Прибыль для большинства компаний крайне редко превышает 20% в год. Исключение составляют стартапы, но они относятся к венчурному, рискованному капиталу. То есть, на один успешный новый бизнес, выросший на 1000%, приходится 50 неудачных, и чтобы оценить фундаментальное значение прибыли вам придётся посчитать их в совокупности. После чего вы получите всё те же 20% средней прибыли, в лучшем случае.

Вечный лох

Наконец, свою роль играет инфляция. Но если вы не живёте в Зимбабве образца 2008-го года, значительного вклада в ваш трейдерский доход она тоже не даст.

Таковы фундаментальные закономерности стоимости на биржах. Однако с точки зрения спекулянтов происходит нечто иное: цены постоянно скачут и в пределах одного дня могут уходить на несколько процентов вниз и вверх. Даже одного взгляда на ежедневные показатели цен на нефть, например, достаточно, чтобы вычислить совокупный размах колебаний в течение года. Это сотни или даже тысячи процентов от первоначальной стоимости.

Например, в начале дня баррель нефти стоил 50$, затем вырос на 2%, затем упал на 5%, потом снова поднялся на 4% и к концу торговой сессии упал на 1% от первоначальной стоимости. Итого, цена осталась прежней — 50$ (2%-5%+4%-1% = 0%). Однако за тот же самый день трейдеры-”быки” потенциально могли заработать до 6% от вложенных денег (рост на 2% и затем на 4%), и трейдеры-”медведи” тоже могли бы заработать до 6% (падение на 5% и затем на 1%). Сумасшедшая прибыль по меркам одного дня.

Спрашивается, откуда же возьмутся эти деньги для победителей, если фундаментальная цена актива осталась прежней и никто в течении дня ничего не произвёл — только сидел на попе ровно и несколько раз кликнул мышкой в торговом терминале?

Вечный лох

Ответ прост и не скрывается, в общем-то, даже самими брокерами — деньги для трейдеров-победителей обеспечивают трейдеры-неудачники, сидящие на тех же самых биржах.
Таким волшебным образом мы получаем, что трейдинг (и особенно краткосрочный — дейтрейдинг) — это форма азартной игры, надстроенная над системой капиталистической эксплуатации и потому отдалённо напоминающая получение пассивного дохода от чужого труда (например, от владения акциями), но по сути не имеющая с ним ничего общего.

Люди, как и в рулетке, делают ставки, колесо вращается, угадавший забирает барыши, но только те, что были положены на стол остальными игроками.

Кого мы забыли? Ах да, брокера. В переводе на язык обычных игроманов — персонал “казино”. Именно они будут получать львиную долю прибыли от игры подопечных трейдеров. За содержание счёта, за открытие и закрытие, ввод и вывод средств, покупку и продажу, доступ к торговым роботам, к дополнительной информации — за всё это предусмотрена плата в пользу брокера. Дополнительно игроки теряют на так называемых “проскальзываниях”, когда сделка совершается не по той цене, которую планировал трейдер, из-за выстраивания нескольких запросов в очередь и медленного их выполнения, в то время как цена продолжает колебаться...

Как вы понимаете, это значит, что торговля на бирже — игра с отрицательной суммой. Как ни будет стараться самый искусный трейдер, всё равно он не сможет забрать всё, что скинули на стол его соперники, а несколько процентов обязательно уйдёт брокеру — тому самому Волку с Уолл-стрит. И чем больше у Волка клиентов, тем он богаче. Понятно, откуда берётся реклама Альпари, ФорексКлаба, БКС, ВТБ24, АйТи Инвест и прочих, как бы безвозмездно обещающих сотни процентов годовой прибыли любому шалопаю с улицы. Именно с этого вечно надеющегося на халяву и вечно нищающего стада и будут стричь бабло рыцари свечей и скользящих.

Вечный лох

Впрочем, чтобы бедного Криптоморфа не обвиняли в отсебятине, предоставлю слово гуру трейдинга — Александру Элдеру:
“Люди клюют на наживку разрекламированной игры с нулевым исходом и заглатывают её, открывая торговый счет. Они не подозревают, что биржевая игра — это игра с минусовым исходом (minus-sum game). Победители получают меньше, чем теряют проигравшие, потому что часть денег откачивает себе биржевая индустрия.
Комиссионные и проскальзывание для трейдеров — всё равно что налоги и смерть для всех нас. Они омрачают жизнь и в конце концов ставят в ней точку. Прежде чем выиграть хоть грош, трейдеру придется содержать и своего брокера, и весь биржевой аппарат. Надо быть не просто выше среднего, а на голову выше толпы: только тогда можно победить в игре с минусовым исходом.”

Забавно, что после таких слов гуру всё равно продолжают учить вас игре на бирже. Кто клюнет на такую наживку?

Вечный лох

Вряд ли кто-то из купившихся на рекламу бинарных опционов в Интернете на полном серьёзе считает себя “на голову выше толпы” в торговле на бирже. Скорее наоборот: человек начинает верить в собственную исключительность, чтобы компенсировать холодный расчёт, по которому шансов выиграть у него просто нет.

Так почему же люди продолжают играть?

Тут мы возвращаемся к вопросу о том, почему закрытие казино — это “условно полезная” мера. Дело-то в том, что игроман может облапошить своих конкурентов и остаться в плюсе, если достигнет вершин психологии, теории вероятностей, экономики и теории игр, на что должны уйти годы интенсивных занятий. Но в игроманы в 99% случаев идут не от большого ума. Наоборот, это люди ленивые, скучающие, а зачастую и трусливые[1][2]. Достаточно трусливые, чтобы бояться борьбы с действительностью, и потому убегающие в тёмные норы ради бесконечного обмена денег на сладкие, пусть и несбыточные обещания.

Вечный лох

Зайдите в типичное казино в Лас-Вегасе и, вопреки стереотипам, вы не увидите бури страстей, убийственной горечи поражений, кавалеров и дам в роскошных платьях, прожигающих жизнь с размахом, достойным античных оргий. Нет, зал будет наполнен обрюзгшими пенсионерами, монотонно кидающими монетки с таким выражением лица, как будто дементор высосал у них душу. Лет десять назад.

Причина игромании, как и наркомании, и алкоголизма — в неспособности адаптироваться к реальной жизни, в неумении зарабатывать достойные деньги, в инфантильности, в трусости. В отчуждении, наконец. Это попытка компенсировать собственную ничтожность и беспросветное будущее.

Можно ликвидировать казино физически — и игроман найдёт его в сети. Ограничить доступ к сайту — пойдёт торговать бинарными опционами. Закрыть биржи — начнёт пить водку. Отобрать водку — купит “Боярышник”. Запретить “Боярышник” — придумает что-нибудь ещё. Лишь бы убежать от проблем, лишь бы не решать их.

Ошибочным было бы здесь предложение заставить государство обеспечивать людей необходимым, чтобы они не шли наркоманить от безысходности. То есть, ввести бесплатное образование, полноценное пособие по безработице (или вообще безусловный базовый доход) и т.д. Этого недостаточно, это не решит проблему инфантилизма и патологической тяги к халяве. С тем же успехом, с которым сейчас просаживаются пенсии родителей и пособия на детей, будет уходить в чёрную дыру и безусловный базовый доход этих опустившихся (или ещё не поднявшихся, в случае подростков) людей.

И наоборот, помочь может то, что делает человека активным участником жизни, в том числе общественной. Трудотерапия, волонтёрство, спорт, лоббирование во власти (голосования, депутатство хотя бы на местном/муниципальном уровне, сборы подписей, общественные слушания, митинги, демонстрации), борьба за достойное вознаграждение на рабочем месте (солидарность с коллегами, переговоры с работодателем, профсоюзные кампании, забастовки). Сейчас всё это носит в России бутафорский характер, в том числе по историческим причинам.

Вечный лох

Одна из массовых психологических патологий россиян — это запредельный уровень индивидуализма, привитый либералами во время перестройки и первых лет после распила СССР. Рыночная идеология (точнее, официальная её часть, с розовыми единорогами и феями) требует неограниченной конкуренции и декларирует свой основной постулат как “человек человеку — волк”. Конечно, либералы умалчивают о том, что богатеют при капитализме как раз монополисты или, на худой конец, олигополисты (типа брокеров), а не участники высококонкурентных игр (типа трейдеров). В результате привитый индивидуализм, наталкиваясь на противоречие между радужными ожиданиями и суровой реальностью, проявляется самыми разными симптомами.

Кто-то уходит в мафию, кто-то никак не встраивается в систему и спивается/упарывается, ну а некоторые, заработавшие себе терминальную стадию либерализма головного мозга, идут искать богатства на биржевых рынках.

Но самое интересное, когда вы всё это им объясните, вас первым делом попытаются поднять на смех. Люди слабые и неопытные, уже потерявшие всё и готовые потерять ещё больше, они будут хвататься за рекламные обещания как за последнюю тростинку, тянущую их из бездны бессилия.

Протянуть руку помощи и научить самостоятельно решать проблемы — вот, пожалуй, что можно сделать для этих людей. Ну а кто отказывается… Может, и правду говорят, что лох — это судьба.