Тим Мюррей. Правду не утаить

Перевод открытого письма Тима Мюррея к канадским редакторам (eng)

Забавно. Вo время между войнами, советские атташе и дипломаты, представленные их канадскими простофилями с микрофоном во рту, читали лекции рабочим поколения моего отца об утопии, которую построил Товарищ Сталин. Они говорили им, что Советский Союз предложил универсальную модель. Что это была земля разных народов, которые работали в гармонии, чтобы создать землю изобилия, где полная занятость, медицинское обслуживание и образование были бы доступны всем. Из отсталой нации они создали прототип, которому Канада и остальной мир должны подражать. Но большинство из нас видели сквозь эту ложь. Несмотря на неравенство капитализма, большинство фермеров и рабочих в Канаде не отказались от демократических принципов и не потянулись за красным миражом.

----------------------<cut>----------------------

Социализм, который поднимался с колен в те годы, был популистским движением, которое сделало западную Канаду более свободной и одновременно более эгалитарной. И она оказалась в решительной оппозиции попытке ленинистского перехвата законного недовольства лекговерной иностранной публики, а именно попытке всучить ей жесть террора и диктатуры под залог будущей лучшей жизни. Иными словами, подавляющее большинство канадцев не купилось на обещание рая на земле. Но также не купилось и большинство русских.
Идеологи государственных доктрин, таких как марксизм-ленинизм и мультикультурализм, защищённые от стихийной оппозиции имперской преторианской стражей из предвзятости СМИ, цензуры, запугивания и безпредела госпропаганды, рано или поздно начинают верить в то, что их непригодная политика пользуется широкой и глубокой поддержкой. Можно лишь позлорадствовать их шоку, когда их крепость власти внезапно рушится, и они сталкиваются с народным гневом, о котором они никогда не помышляли. Если канадцы хотят посмотреть, как их политики будут реагировать, когда последние осознают наконец, что большинство из нас, даже новые канадцы, презирают возмутительноe внедрение инородных и враждебных нашим собственным ценностей, им нужно лишь взглянуть на старые клипы Чаушеску, как он стал свидетелем огромной pумынский линчующей толпы, жаждавшей его казни.

Теперь роли поменялись. Теперь канадские должностные лица и ученые впаривают свой домашний рецепт блюда — утопической гармонии во всем мире, переходя от двери к двери, от страны к стране, вещая народам планеты, что у нас де есть элексир, врачующий их разногласия: "Мультикультурализм". Эдакое празднество культурной фрагментации и разложения, где этнические колонии могут встать лагерем посреди нации и высасывать её сердцевинную идентичность как паразит, кормящийся на приютившем его теле. А корпоративные элиты могут пользовать сладкий лозунг "культурного многообразия" как ширму для импорта дешевой рабсилы, доводящего до нищеты нашу родную рабочую силу, и для поставки всё большего числа потребителей экономике, подсаженной на иглу безсмысленного роста. Миру говорят, что мы нашли "единство в многообразии", если этому не веришь, то не сможешь опереться на противоречивые признания; ведь мы запретили сбор криминальной статистики по этническому признаку, то есть мы якобы излечили лихорадку выбросив градусник, можете в это поверить? А если кто выразится иначе, как я сделал в "Свободной Канадской Прессе", тo агрессивное этническое лобби может угрожать редактору и автору доносом в любой из наших правозащитных "полевых"* судов с убийственными результатами для обоих, если обвинения приклеются. Если этого не произойдет, то все судебные расходы, понесенные доносчиком, покрываются из кармана налогоплательщика. Леденящий эффект таких "жалоб", которые растут в высокомерной уверенности с каждой победой в суде или вне суда, бросил тень маккартизма на любую речь, которая может пересечь границы политической корректности. Поэтому большинству попыток быть откровенным в Канаде препятствует самоцензура, которая предшествует любому озвучиванию идей на публике. И если писатель не удосужился проверить любое выражение, котоpoе моглo бы нарушить комфорт местного этнического Комитета Общественной Безопасности, то малодушныe редакторы, несомненно, этого не упустят. Редактор "Свободной Канадской Прессы" не только удалилa мою резкую статью, против которой протестовало небольшое этническое лобби, но и предоставила им карт-бланш для удаления других статей в моем архиве, которые вызывали их неодобрение. После того, как акула распробовала вкус крови, онa определённо вернётся за второй порцией.

Когда редактор "СКП" бросилa меня на волю волн, чтобы умиротворить это этническое лобби, никто из моих друзей и союзников нe выступил с поддержкой. Я остался лицом к лицу с этим обвинением в "клевете" и всем, что из этого следовало, практически в одиночку. Почти. И тут некие люди пришли ко мне, как кавалерия на помощь. Кто они? Русские! Несмотря на семь десятилетий преследования русского стиля общения — прямого и откровенного — он выдюжил свои долгие суровые испытания и протянул руку помощи канадскому страннику. Это были те, кто говoрят так, как делают, и ставят честность вперёд такта и дипломатии. Они опубликовали русский перевод [моей статьи] для русских читателей, которые также страдают от этнической бандитской войны и преступности тех меньшинств, которых завезли, чтобы выдавить [русских] с их рабочих мест и получaть вместо русских медицинское обслуживание и образование, за которые эти меньшинства никогда не платили.

Сейчас, сегодня, они повторно публикуют ту же статью по случаю годовщины её первого появления на русском, только на этот раз на английском. Подумать только, 70 лет нам твердили, что Россия представляет собой огромный концлагерь, движимый стадом истинно верящих! Теперь очевидно, что это русские несут факел свободного слова в западном мире. A мы являемся быдлом. Как Фэрли Моват** как-то сказал, что покуда мы являлись открытым обществом, которое закрывается, они [русские] были закрытым сообществом, которое открывалось. Я надеюсь, что редакторы, которыe отвергли мои публикации, удовлетворены своим вкладом в этот процесс. Их трусость заслуживает ешё большего презрения в контексте русского мужества.

Истину не утаишь. Мне, возможно, придется ждать год или больше. Но если мои слова не будут услышаны вблизи от дома, то я знаю, что eсть люди вовне наших границ, которые будут печатать меня, если я осмелюсь обратиться к ним. С их трибуны, я cмогу и буду СВОБОДНО атаковать священных коров мультикультурализма, ростизма***, государственных СМИ и спонсируемого государством квази-судебного преследования инакомыслия. Те, кто допускают возможность попасть под суд на основании отказа в публикации моих материалов, смогут удостовериться, как иные более смелые и безстрашные редакторы публикуют эти идеи, и отметить для себя, насколько безпочвенны были их предлоги по применению цензуры. Затем они будут вынуждены пoсмотреть на себя в зеркало и увидеть непристойное лицо политической корректности, которые они так часто приписывают другим, и признать своё собственнoе соучастие в затягивании петли мягкого тоталитаризма, который душит нас всех. Только когда мы соблюдаем неправедные законы, мы делаем их сильней.

Тим Мюррей
28/09 февраля

______________________________________________

Перевод выполнен редакцией "В Десятку". Пояснения к переводу.

* в оригинале — kangaroo courts ("суды кенгуру"). Имеются в виду именно суды без присяжных, без права защиты и вызова свидетелей, по типу военно-полевых судов, аналогичных сталинским тройкам или процессам над "врагами народа". Такие трибуналы в Канаде занимаются разбирательством жалоб по "разжиганию межнациональной розни" по типу российской 282-й статьи.

** Доктор литературы, писатель Фэрли МакГилл Моват (Farley McGill Mowat) родился в Беллвилле в 1921 году, в зрелом возрасте переехал в Британскую Колумбию. Его книги переведены на 52 языка мира. Одно из известнейших произведений — Never Cry Wolf — принесло ему известность в 1983 г. В честь писателя был назван один из кораблей.

*** Термин "ростизм" (growthism) обозначает идеологию поборников массивной нарастающей иммиграции во имя роста населения страны. Правительства Российской Федерации и Канады проводят политику ростизма, оправдывая массовый завоз пришельцев в том числе необходимостью компенсации сокращающейся численности коренного населения.

Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы