Былина о княжиче Гордеславе.

Рассказ о Древней Руси, реинкарнацях и нашей Борьбе.

Молодой княжич Гордеслав, воевода дальней заставы малого города и мечта всех городских девок, прилаживал к седлу ножны со вторым мечом. Летнее утро было наполнено звуками лошадиного ржания, лязга сбруи, голосами челяди. Гордеслав, не удержавшись, обхватил пробегавшую румяную девку-ключницу и крепко поцеловал. Та зарделась, и вдруг вскрикнула. Во двор детинца ворвался запыхавшийся отрок.

- Беда! Беда, княжич! Бедаааааа!
— Охолонь, малой, почто беду кличешь?
Отрок задыхаясь прошептал –
— Чернорясники… владимирские… идут во град… крестить… — и рухнул наземь.
Рука Гордеслава сжалась на ноже. Он подхватил на руки отрока и понёс к конюшне, где стояли воины его сотни.
— Примите малого. Ты, Светлояр, бери коня и скачи к князю в град. Передай батюшке, владимирские в гости жалуют. Встречу по чести, пусть уж не беспокоится.

Гордеслав не стал дожидаться гонца от князя. Он снял заставу и решил сам встретить крестителей. Кровавый Владимир уже начал сжигать волхвов в этом году. И вот, докатилось же и до их земель…

***
Воины Владимира наседали со всех сторон. Их было больше. Гордеслав на скаку снёс голову пожилому кметю, вскинувшему копьё, щитом ударил набегающего владимирова всадника, и тот полетел под ноги коню Гордеслава. Жгучая боль и ярость раздирали душу сына князя. Боль за то, что он убивает своих – росичей. И ярость, ибо эти его братья предали свою веру и нацепили на себя эти кресты.

- За Перуна! – прорычал Крепень, коренастый воитель, один из тельников князя, наставник молодого княжича, и разрубил наседавшего владимирца секирой до самого пояса.
— Бейте грязных псов, дети мои! Ибо не люди это, но зверьё пред вами! – верещал молодой поп, непонятно зачем взятый с собой врагами, но держащий меч.
Гордеслав взбесился. В гуще боя, на лошади, он успел схватить торчавшее из какого-то трупа копьё и с силой метнул его в попа. Наконечник пробил тому грудь и сшиб золотой крест. Священник упал.
— Так их, княжич! – хохотнул Вячко, молодой кметь, недавно лишь прошедший Посвящение. И тут же один из воинов Владимира проткнул его сзади копьём...

Воинов заставы оставалось все меньше, Гордеслав понимал это. Красная пелена наложилась на его глаза. Он вновь ощущал, как ярость наполняет его жилы. Дед Гордеслава был из тех, кого у братьев-викингов звали берсерками. Его сын такого дара не унаследовал, а вот внук получил в полной мере.

Тут–то и пригодился княжичу второй прилаженный меч. Рванув его из ножен, он свистнул коню, и, пока ещё сдерживая рвущегося из недр души зверя, спрыгнул на землю. Сумятица боя вдруг вновь разделила на своих и чужих, и остатки обоих воинств оказались друг напротив друга. Гордеслав перестал себя сдерживать.

- ЗААА РРРУУУУУУУСССЬААААААААААА!!!- вырвался из его глотки гортанный рык. Солнце засияло на двух золотых клинках в руках Гордеслава. Княжич рванулся вперёд.

***

Всё было кончено. Владимирцы были убиты. А от отряда заставы осталось всего пять воинов, трое из которых лежали без сознания.

Гордеслав глядел на поле брани. Цветущая степь была залита кровью. Яркий солнечный день враз окрасился алым. Княжич плохо соображал после приступа боевой ярости. Его взгляд упал на труп священника. В голове закрутились образы. Рассказы беженцев. Тех, кто спасался в городе отца от Владимира. Рассказы о том, как тот жёг и убивал. На траве белело лицо Вячка, доброго и весёлого парня. Пелена тьмы вновь нахлынула на сына князя. Но теперь эта тьма была осознанной…

Гордеслав поднял к небу свое искаженное мукой лицо. Как назло не было ни облачка, тем более грозовых туч. И тогда он заговорил. Закричал, завыл, глядя на Солнце.

- РРРРРААААААААААААААХХХААААААХХАААААА!!!!- ревел он.
— Солнце Ясное! Даждьбог Трисветлый Сварожич, к тебе взываю!!! Почему ты терпишь безлепие?! Почему мои братья идут против меня?! Почему они верят в эту мертвечину, а не в Тебя?! ПОЧЕМУУУУУУУУУААААААРРРРР?!!!
И вдруг Солнце перестало ослеплять его. Он полностью раскрыл глаза. Светило смотрело прямо на него, и он видел доброе бородатое лицо. Но теперь это лицо, прежде радостное и весёлое, было суровым и жёстким. И в голове Гордеслава загремел голос.
— ГЛЯДИ, ВНУЧЕ… ГЛЯДИ И ВНЕМЛИ.

Гордеслав увидел. Как будто отделившись от тела, княжич воспарил над землей и оттуда смотрел вниз, и видел события, сменяющиеся с бешеной скоростью. Он увидел как крестопоклонники жгут и насилуют. Как одной из последних падёт святая Аркона. Слёзы подступили к его глазам.

- ПОКЛОННИКИ МЕРТВЕЦА ВОЗЬМУТ СВОЁ. НАС ЗАБУДУТ. МЕНЯ, БРАТА-ГРОМОВНИКА, КОТОРОМУ ТЫ ДАВАЛ КЛЯТВУ, НАШИХ МАТЬ И ОТЦА. ТВОЯ ЗЕМЛЯ ПОГРУЗИТСЯ ВО МРАК. МНОГИЕ ТВОИ БРАТЬЯ ПОГИБНУТ.
— Нет, нет, нет, Дедушка! Не говори так!
— ГЛЯДИ ДАЛЬШЕ, – пророкотал голос.

Он увидел, как его землей будут править степные выродки, которых призовут неведомый князь без души и чернорясники, и как этого князя объявят святым.
Он увидел как изменится мир. Как корабли, так непохожие на ладьи братьев-викингов, поплывут к новым землям. Люди будут строить огромные здания, создадут самоходные повозки, извергающие огонь, и оружие, убивающее на расстоянии лучше боевого лука, в воздухе будут парить стальные птицы и жечь землю под собой.

А ещё Гордеслав увидел великую войну. Потомки братьев-германцев пойдут под знакомым знаком, но почему-то развернутым, на его землю, где будет править инородец. Прольются реки крови светлокожих людей. Весь мир забудет свои корни и будет любить тех, кого должно убивать.
Гадко и мерзко будет на его земле. Люди, потомки Творцов и Мастеров забудут заветы предков, не будут даже догадываться о замысле Творца. Люди будут низведены до состояния скота на убой...

Но что это? Кто они? Он увидел Людей. Людей, так похожих на его братьев по оружию. На них будут одеты другие одежды, но они будут призывать тех же Богов, которых звал он. Вот какой-то совсем молодой красивый воин с короткими волосами убивает чернокожих врагов в каменном городе. Его окружают нелюди в серых одеждах, и он бросается к ним с одним лишь ножом. Он погибает как герой. Почему-то с губ Гордеслава рвётся слово «Коловрат»…

Люди, Люди, Люди. Их не так уж много, но они – лучшие. Они объединятся. Княжич видит — среди них будет мудрый и сильный старец. Он даст этим Людям Откровения. Но потом этот волхв не выдержит света Сварогова Квадрата и то, что с ним случится, будет хуже смерти. Но это не сломит Их.

- МЫ УСНЁМ. НО ПРИДЁТ ВРЕМЯ, И ЭТА ГОРСТКА ОТЧАЯВШИХСЯ РЕШИТ, ЧТО ИМ БОЛЬШЕ НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ. ОНИ ПРОБУДЯТ НАС И ПОЙДУТ В БОЙ ПОД СТЯГОМ МОЕГО ОТЦА. И ОНИ ПОБЕДЯТ.
— Что мне делать, Дедушко?
— ИДИ К ВЕЛИКОМУ МОРЮ. ТУДА, ГДЕ НАШ ОТЕЦ ВЫРЕЗАЛ ИЗ ДЕРЕВЬЕВ ОДИНЦА И ДЕВУ. ИДИ В СВЯТУЮ АРКОНУ. ТАМ ЕЩЁ НЕ УГАС СВЕТ ЧЕТЫРЕХЛИКОГО СВЕНТОВИТА, НАШЕГО БРАТА, БОГА ТВОИХ БРАТЬЕВ. ЭТОТ СВЕТ НЕ ПОГАСНЕТ ЕЩЁ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ. ТЫ ПОМОЖЕШЬ ИМ В БИТВЕ. ТЫ СОХРАНИШЬ ОСТАТКИ МУДРОСТИ.

- А потом? Ведь я видел огонь на стенах святыни!...
Он вновь увидел своих Братьев, через тысячу лет. Над ними будет парить сокол. После стольких страданий они победят. За всех, кто не смог. За всех, кто не родился. Свет, свет заливает его землю. Они победят. И, как ни странно, молодой княжич видел себя среди них. Одетого иначе, без усов и короткой бороды, но себя.

- ТЫ РОДИШЬСЯ ВНОВЬ. И БУДЕШЬ РОЖДАТЬСЯ ДАЛЬШЕ. ГДЕ БЫ ТЫ НИ БЫЛ И КОГДА БЫ ТЫ НИ ЖИЛ – БЕЙ ВРАГОВ. БОРИСЬ С НИМИ! И ЕЩЁ. КОГДА СТАНЕТ СОВСЕМ НЕВМОГОТУ, ТЫ, ИСТИННЫЙ ТЫ, РОДИШЬСЯ С НИМИ – ТЕМИ, КТО ВОЗРОДИТ ВЕЛИЧИЕ ТВОЕЙ ЗЕМЛИ.

Гордеслав выдохнул. Приступ ярости никогда не проходит бесследно. На плечо легла тяжелая рука. Это был поднявшийся Крепень.
— Вставай, княжич. Ты славно бился... Что с тобой, сынок? Почему у тебя такие глаза?
— Собирайте все, что можем собрать, раненых, пленника возьмите, если есть. Мы возвращаемся к отцу, старый друг. А потом мы идём в Аркону.
— Как скажешь, княжич.
Солнце светило вслед уходящим воинам. Гордеслав обернулся, и его губы тронуло подобие улыбки…

***

Гордый проснулся и резко сел на кровати. Ещё очень рано, но уже рассветает. Девушка мирно спит рядом, и он слышит её дыхание.
Гордый встал. Ему редко снились подобные сны. Но сейчас всё было так по-настоящему, так реально… Гордый, привыкший во всём рассчитывать только на себя, вдруг понял, что ему могут помогать, помогать бескорыстно и даже без просьбы. Те, чьё присутствие он всегда смутно ощущал, но не мог выразить.
Он вышел на балкон и увидел поднимающееся светило. По привычке вскинул руку. Казалось, что этой привычке уже тысяча лет… Тысяча лет?!
Гордый резко поднял голову и открыл шире слипающиеся глаза. Диск красного Солнца поднялся чуть выше, и на его лицо упали первые лучи. А в голове прошелестел голос. Голос приглушённый, ибо прошедший через столетия.

- НИЧЕГО НЕ БОЙСЯ, ВНУЧЕК. МЫ ПОБЕДИМ.
Гордый усмехнулся.
— Спасибо, Дед.

Тысяча лет прошла, а он, Гордый, почти не изменился. Лишь бороды не было, усов, да одежда другая. А нож на поясе всё тот же.
Гордый потянулся и пошёл. Пошёл очищать свою землю от скверны. А в голове гремели тысячелетние слова «МЫ ПОБЕДИМ!»
С НАМИ БОГ!

Завершающая док новость. Былина.


Спартанец