Борис Марцинкевич

Самоликвидация «большой атомной тройки» и перспективы Росатома в Африке.

Российский атом и энергетические перспективы Египта

В очередной раз аналитический онлайн-журнал «Геоэнергетика.ru» возвращается к теме планируемого строительства АЭС «Эль-Дабаа» в Египте, чтобы сделать более полным анализ того, что дает этот проект не только для России и Египта, но и для всего удивительного континента – Африки.

Почему так настойчиво? Так ведь меняется обстановка, причем не только международная, хотя успехи в борьбе с сирийскими басмачами разных оттенков тоже имеют значение. Африка некогда пестрела колониями европейских стран, в числе которых была и Франция. Традиционно бывшие колонии сохраняют самые разные связи с бывшей метрополией, поэтому совершенно естественно, что заметную активность в Африке проявляла и компания AREVA. После того, как французский атомный проект убедительно продемонстрировал свои потрясающие организационные, производственные и финансовые способности, интерес потенциальных заказчиков лучшего в мире реактора EPR-1600, как нам кажется, несколько изменился – стал более азартным.

----------------------<cut>----------------------

– «Два реактора в Англии на «Хинкли-Поинт» за 26 миллиардов то ли евро, то ли долларов? Самое дорогое строение в истории человечества? Да бросьте, я верю французам – они смогут догнать смету и до 30 миллиардов!!!» – «Тридцать? Да не потянут французы, куда им, выше 29 миллиардов планку не одолеют!» – «Будут строить 10 лет? Не смешите, это же A-RE-VA! Они и 20 могут – посмотрите, как они работают в Финляндии!»

В общем, азарт, крики-споры, тотализатор и вувузеллы поодаль. Насчет заказать вот такое чудо техники и технологий – это вряд ли, поскольку экономическая целесообразность для не лучащегося роскошным жизненным уровнем континента отсутствует напрочь. Тем более, что финансовое положение государственных атомных концернов Франции – и у AREVA, и у EDF – таково, каково оно есть, кредит на строительство они выдать не способны. Не меньшую прыть динамику развития отношения с африканскими странами демонстрировала и великая компания Westinghouse. К примеру, в Марокко американцы построили неплохой исследовательский реактор, и не исключено, что уже к концу года в королевстве будут знать, кто теперь будет вести техническое обслуживание и поставлять топливо. Ну, как банкротное производство закончится – так и узнают.

В этой обстановке у Росатома сразу несколько задач. Не только подписать контракт с Египтом, но и доказать странам Африки, что атомный проект вовсе не заключается исключительно в создании красивых 3D, за которые предлагают заплатить астрономические суммы денег, после чего расслабиться лет на 15-20. За счет наших технологий изменить отношение к России, изменить политэкономический расклад на континенте – это было бы действительно новой политикой, политикой государства-лидера технологий XXI века.

Да и, несмотря на самоустранение бывших членов «большой атомной тройки», особо расслабляться не приходится – на пятки наступает Южная Корея, которая строит АЭС в Объединенных Арабских Эмиратах. Строит дико, варварски, отринув все лучшие традиции Запада: день в день выполняя каждый пункт контракта, ни на цент не превышая изначальной сметы, соблюдая до последней запятой все требования по безопасности, предъявляемые МАГАТЭ и национальным регулятором, вызывая восхищение и уважение со стороны заказчика и заинтересованных наблюдателей.

Север Африки, вода и электричество

Контракт с Египтом важен для Росатома и с чисто технологической точки зрения. Предварительно договорено, что строить будут ВВЭР-1200 проекта «АЭС-2006», и четыре реактора сразу позволяют сделать проект серийным, снизив стоимость строительства, что немаловажно вообще и для развития атомных проектов в Африке в частности.

Кроме того, контракт с Египтом предусматривает, что на базе каждого реактора будет построено по заводу опреснения морской воды и, в случае успешной реализации, именно эти заводы станут для Росатома референтными. Заводы, способные производить не просто пресную воду, а пресную воду питьевого качества – это очень важно, поскольку питьевая вода с каждым годом становится все более дефицитным ресурсом для целого ряда стран.

Российский атом и энергетические перспективы Египта

Карта Марокко, Рис.: infokart.ru

Взгляните на карту Марокко, раз уж речь зашла о нем. Всего две реки и почти вся территория, не занятая горами – пустыни и полупустыни, а ведь население страны составляет почти 40 миллионов человек. Рядом – Тунис, 10 миллионов человек и среднее количество осадков – 100 мм. Рядом – Алжир, 80% территории которого занимает Сахара, реки страны становятся реками только в сезон дождей, после чего пересыхают досуха, с образованием соляных корок в руслах. 40 миллионов человек живут на берегу моря, поскольку водных ресурсов, чтобы освоить собственную территорию, не хватает просто катастрофически.

Как эти страны и их соседи будут реагировать на успех Росатома в Египте – вы и сами можете представить. Электроэнергия и вода в одном пакете предложений, не считая возможности совершить технологический рывок, получить возможность развивать не традиционные, а новейшие отрасли экономики, промышленности – от такой перспективы отказаться, будучи в здравом уме, практически невозможно.

Российский атом и энергетические перспективы Египта

Карта Севера Африки, Рис.: country-in-africa.ru

Мало того, мы ведь знаем, что Росатом способен предложить еще и возможность развития ядерной медицины, а здравоохранение в Африке вопрос весьма и весьма немаловажный. А для Росатома контракт в Египте – еще и та самая диверсификация деятельности, которую наша государственная корпорация намерена развивать до уровня 30% в своей деятельности. При этом диверсификация за счет строительства заводов по опреснению воды – это хорошая, «правильная» диверсификация, поскольку такая технология тоже относится к категории «хай-энда», тоже будет способствовать развитию нашей науки, технологий, производства вовсе не за счет сырьевых ресурсов.

И это – новые рабочие места для нашей с вами молодежи, требующие качественного высшего образования, причем не в отраслях юриспруденции и прочих менеджементов с маркетингами. И, чего уж там скрывать, возможность увеличить подготовку специалистов для новых стран в наших вузах пойдет только на пользу всей системе нашего высшего образования, станет приятным и полезным подспорьем в ее финансировании.

Не стоит забывать о том, что любая АЭС – это всерьез и надолго, что страна, на территории которой появятся наши реакторы, будет становиться частью сферы нашего научного и технологического влияния, станет частью нашего атомного проекта. Не устанем повторять слова Сергея Кириенко: «Самая важная часть атомного проекта – это люди». Чем больше в нашем атомном проекте будет умных голов – тем активнее он будет развиваться, так что, если искать в Африке сокровища, то светлые головы нам точно нужны.

Кредит с отрицательным процентом – это реальность, а не фантастика

Еще одна сторона вопроса – чисто утилитарная. Да, на строительство АЭС в Египте сама Россия и выделяет кредит, 25 миллиардов долларов на 22 года под 4,5% годовых. Не единожды приходилось слышать неистовую, эмоциональную критику руководства России по этому поводу на тему «Своим предприятиям кредиты не даем или даем под грабительские проценты, а всяким иностранцам – запросто?! Ату, долой!!!».

Криков много, поэтому еще раз повторим то, что совершенно очевидно.

Не менее 70% этих денег придут в Россию в качестве оплаты за производство всего «атомного железа» – реакторов, насосов, турбин, генераторов и тому подобного. Деньги уйдут «вниз» по всей производственной цепочке, начиная от горняков, которым предстоит добыть руды металлов и коксующийся уголь и заканчивая транспортными предприятиями, которые повезут готовые детали в Египет.

Деньги придут с годовой ставкой -4,5% – ведь за кредит рассчитываться будет Египет, а не «Атоммаш» или угольщики Кузбасса.

Росатом этим кредитом финансирует нашу промышленность, загружая ее серьезными заказами, обеспечивая Россию стабильными рабочими местами.

Есть и еще один нюанс, хотя он, разумеется, скажется не быстро – каждый новый реактор поднимает спрос на урановую руду, тем самым поднимая рентабельность добывающего дивизиона Росатома, обеспечивает развитие этих подразделений. А ОЯТ, которое будет нарабатываться на новых реакторах – шаг в направлении развития замкнутого топливного цикла атомной энергетики, дополнительный энергетический ресурс, причем за право отдать этот ресурс в распоряжение России нам неплохо заплатят.

Если кто-то способен найти какие-то отрицательные моменты в этом проекте – пишите, будем удивляться вместе с вами.

Возвращение к традициям

В 2014 году, в самом его конце, когда вокруг России сложилась откровенно истерическая ситуация, с потоком санкций и самых невероятных обвинений во всех мыслимых и немыслимых грехах, Египет, не дрогнув и на йоту, сделал свой выбор в пользу Росатома, в пользу советско-российских технологий. Несмотря на то, что со времен Садата в стране велико влияние США, несмотря на все посулы тогда еще живого и вполне бодрого Westinghouse, Египет предпочел вернуться к своему старому союзнику. Официальный ответ египетского МИДа в ответ на претензии заокеанских политических деятелей и прочих финансовых воротил стоит того, чтобы его повторить:

«В прошлом году президент США Обама принимал в Белом Доме лидеров организации «Братья-мусульмане», бывшим руководителям которой почти день в день с вашингтонской встречей каирским судом был вынесен смертный приговор. А вот в России организация «Братья-мусульмане» признана террористической и запрещена законом за много лет до выборов нового президента в Египте. Так что Египет выбирает не между экономическими предложениями Росатома и Westinghouse; Египет по политическим соображениям выбирает страну, которая давно назвала врагов Египта своими врагами».

Это не просто замечательный образец изящной арабской словесности, это еще и аванс России, доверие к нам как к партнерам, которые никогда не подводили. Живое, действующее напоминание о том, что такое дружба с нами – Асуанская ГЭС, которая и поныне остается основой гидроэнергетики Египта. Но, при всем почтении к творению советской инженерной науке и школе гидроэнергетиков, Асуанская ГЭС – это всего 2’100 МВт установленной мощности, что для такого огромной страны очень немного.

Российский атом и энергетические перспективы Египта

Асуанская ГЭС (Египет), Фото: sgem.eu

Установленные мощности электростанций Египта на апрель 2017 года составляли 40’000 МВт, из которых 94% – мощности топливных электростанций, работающих на природном газе и мазуте. Египет сумел электрифицировать всю населенную территории страны, что разительно отличает страну от всех соседей по континенту, но потребности населения и промышленности в электроэнергии огромны, а планы настолько интересны, что Геоэнергетика в ближайшее время сделает отдельный обзор этой темы.

Энергетическая экспансия Египта

Почему она будет отдельной, поясним. Египетские линии электропередач соединяют энергосистему страны с энергосистемами Ливии и Иордании, через них – с энергосистемами Сирии и Ливана. Летом этого года прошло тестовое испытание кабеля, по дну моря соединившего Египет и Саудовскую Аравию, в феврале 2017 в Каире был подписан меморандум между Египтом, Грецией и Кипром, целью которого заявлено объединение энергосистем этих трех государств.

Мало? Ну, тогда вот еще один факт – в апреле этого года в Каире министры энергетики 14 арабских государств подписали протокол о взаимопонимании по созданию общеарабского рынка электроэнергии. Египет, Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Катар, Алжир, Судан, Ирак, Оман, Коморские Острова, Ливия, Марокко и Йемен. Масштаб представляете? Конечно, АЭС «Эль-Дабаа» увеличит экспортные возможности Египта, но одной АЭС для таких планов откровенно мало.

Российский атом и энергетические перспективы Египта

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас, президенты Кипра Никос Анастасиадис и Египта Абдель Фаттах ас-Сиси на встрече в Каире, Фото: ria.ru

Напомним, что до событий 2011 года, той самой «арабской весны» Египет вовсе не собирался ограничивать себя одной АЭС, в его планах было строительство от 5 до 8 атомных станций. А в 2015 году был подписан контракт между министерством экономического сотрудничества и развития Германии и министерством электрификации Арабской Республики Египет, который пресса называет коротко – «мегапроект Сименс».

И это тот случай, когда журналисты не передергивают, ведь по этому контракту Египет увеличит объем генерирующих мощностей на 45% или 14,4 ГВт новых газовых электростанций. Siemens превзошел самого себя, выполняя крупнейший контракт в своей истории, изготовив всего за 2 года 24 газовые турбины, 12 паровых турбин и 36 генераторов. 10’000 тонн энергетического оборудования уже в Египте, уже начата эксплуатация 4,8 ГВт генерирующих мощностей. Так что ни малейшего повода расслабляться у России и ее Росатома нет – конкурировать приходится не только с атомным проектом Южной Кореи, но и с газовых дел мастерами.

На глазах у нас с вами разворачивается невиданное ранее сражение – сражение энергетиков за новые регионы, за регионы со стремительно растущим населением, с резким ростом потребления электроэнергии. Что, мы смотрим на все это широко закрытыми глазами, поскольку у наших федеральных СМИ нет времени про это рассказывать? Бывает и так.

Российский атом и энергетические перспективы Египта

Нефтегазовые месторождения на севере Египта, Рис.: neftegaz.ru

Да, отметим еще один момент – специально для тех, кто позволяет себе считать мусульманские страны, арабский мир регионом вялым, ни черта толком не понимающим в развитии. На морском шельфе Египта найдены гигантские месторождения газа, но обратите внимание – Египет не стремится строить трубопроводы, заводы по сжижению газа, конкурировать на этом рынке. Он просто чуть ли не удваивает производство конечного продукта – электроэнергии, чтобы стать энергетическим лидером в своем регионе.

Маркетинговый ход удивительной изящности, давайте-ка называть вещи своими именами. Вместо неясных перспектив в борьбе за газовый рынок Европы, вместо огромных вложений в сжижение газа и неизбежного строительства специальных танкеров – стремительное развитие электроэнергетики с одновременной интеграцией энергосистем всего региона.

Присмотритесь еще внимательнее – 2/3 оборудования от Siemens составляют именно газовые турбины, которые, в отличие от паровых турбин, требует кратно меньшее количество воды. Так что все весьма и весьма продуманно, аккуратно и точно, настоящий пример для подражания и повод для основательных размышлений – все ли мы делали правильно, по каким причинам мегапроект у Египта с Германией, а не с Россией.

Да, и последнее по этому поводу – производство электроэнергии в Египте является государственной монополией. Конечно, мощная поступь газовых энергетиков Египта впечатляет, но стоит помнить и о том, что вряд ли участники апрельского совещания в Каире безропотно согласятся с доминированием Египта на планируемом или едином энергетическом рынке. При этом возможности газовой электрогенерации имеются далеко не у всех этих 14 государств, а вот развитие атомных проектов, строительство атомных электростанций – наличествуют.

Если уж не успели подсуетиться наши производители газового энергетического оборудования с Египтом – Росатому не остается ничего другого, как стараться ускорить переговорный процесс с теми, с кем он уже начат и искать новых партнеров в этом перспективном регионе.

«Эль-Дабаа» для Египта – это не только электричество

Несмотря на все вышесказанное, значение АЭС «Эль-Дабаа» для Египта не только в том, что он получит в свое распоряжение новые генерирующие мощности и возможность динамичного развития своего атомного проекта – это еще начало решения еще двух вопросов. То, что мухафаза Матрух по числу жителей и площади – родная сестра Якутии, мы писали уже не раз, поэтому электроэнергия и питьевая вода в одном пакете даст возможность правительству Египта начать освоение этого региона, тем самым хоть немного снижая плотность населения, расположенного вдоль берегов Нила.

Если же, благодаря новым генерирующим мощностям Египту удастся хотя бы немного снизить расход воды на генерацию электроэнергии – тем самым увеличатся возможности использовать воду для ирригации, для нужд сельского хозяйства. А это, в свою очередь, снизит напряженность отношений с южными соседями – с Суданом и Эфиопией.

Впрочем, о том, как в этом вопросе может помочь Росатом, мы уже писали, а эта короткая статья, как вы понимаете, станет только прологом для более полного анализа ситуации в энергетике как Ближнего Востока, так и Африки. Европа замерла в своем развитии, «выпуская весь пар в свисток ВИЭ»? Это ее суверенное право, а в мире хватает куда как более интересных, более динамично развивающихся государств и целых континентов