Случай из армейской жизни

Служил в армии с 1995 по 1998 год и, как водится в сей организации, попал в караул. Охраняли склады с материальными и техническими запасами, а также боеприпасами для дополнительно развернутых подразделений на случай войны. Всего было четыре поста и караул состоял из двеннадцати караульных, двух разводящих и начкара ("начальник караула" — для тех кто "на диване").

----------------------<cut>----------------------

Самым важным из постов был Первый Пост — склад с оружием и боеприпасами. Стоял он в десяти секундах ходьбы от "караулки" буквально через дорогу. Сидели ночью, пили чай и обсуждая некоторые "рептилии" служащих рядом с нами как вдруг, в разговор включился майор (начкар), до этого слушающий молча нашу болтовню, со словами "хочу вам рассказать историю в которой участвовал лично еще будучи тогда "сопливым старлеем" ("старлей" — старший лейтенант, перевод слэнговых выражений для уже известной группы читателей).

В не так далекие еще воспоминаниях социалистические времена, только приехав с запада в КДВО и приняв должность буквально тут же был поставлен в наряд по караулу в роли разводящего. В районе полуночи была выставлена смена, где на Первый Пост попал солдатик из рода "самый задроченный всегда и всеми кому не лень", назвав его фамилию (к сожалению я фамилию парня не запомнил, а вот он ее запомнил на всю жизнь).

Едва вернувшись с постов и расставив по пирамидам оружие на пороге караулки нарисовался проверяющий из штаба дивизии (по его словам это был человек редкостной говнистости иначе говоря "гондон набитый кашей").

Тут же он изъявил желание проверить несение службы и причем именно на Первом Посту. Пройдя с разводящим на пост они так и не дозвались караульного и решили проверить вышку. Все как по старому сценарию — часовой спал. Проверяющий решился на гадость — забрали тихонько автомат и ушли ждать в караулке пересменку.

Начкара же он отправил в штаб дивизии для "подготовки задницы" с последующим снятием погон. Подошло время смены. Подпол (подполковник), который и был проверяющим, решил усугубить ситуацию. Сказал что возьмет ключи и сам пойдет на пост, запретив при этом смену других постов.

Весь караул (бодрствующая и отдыхающая смены) стояли на плацу караулки и ждали позорного возвращения часового. Слышно было как скрипнула первая калитка, затем вторая... раздался окрик часового "Стой кто идет!"
Голос подпола:
-Пи$да на костылях! Проснулся, сука?!
-Стой стрелять буду!
-Из куя что ли?

Раздался выстрел. Потом окрик "Лежать".

Проверяющий сначала орал, а потом, когда стали звучать одиночные выстрелы, стал скулить и материться. Подпол лежал между вторым и первым периметром на холодной ноябрьской земле. А часовой методично шмолял одиночными над его головой, не давая ему подняться и требовал начкара...

Потом просто наступил ..здец.

Приехали огневая группа быстрого реагирования при нападении на пост; дежурный и командир полка части от которой был караул; дежурный по штабу дивизии с самим комдивом захватив с собой бедного начкара. Часовой перестал стрелять и сменился лишь в присутствии своего начкара и комдива.

С земли еле оторвали проверяющего у которого были сорваны до крови ногти на руках от попыток в страхе окопаться в замершей земле.

Далее началось не что иное как театр абсурда. На вопрос "где взял автомат" был ответ "мой автомат и взял перед постом в пирамиде"... и пинали его и умоляли, тыкали постовой ведомостью в лицо, где номер ЕГО автомата был иным, а сам автомат находился в пирамиде. Солдат был не поколебим "это мой автомат" и все тут.

Весь караул был срочно снят и сменён. Как и следовало ожидать — один автомат лишний и именно тот с которым он пришел с поста.

Были вызваны по тревоге все начальники складов. Началась проверка хранилищ на наличие взломов либо проникновений. Склады и печати были не нарушены и находились по-прежнему под сигнализацией. Особисты пытали бойца как могли пугая всем самым страшным на свете, но ответ был один "автомат мой".

Апогеем стал приезд командарма (командир армии), который прилетел на вертолете со свитой своих замов и начальников служб. Хрен знает сколько бы еще продолжалось это шоу если бы сам командарм, дав слово офицера и генерала, что ничего не сделают ему если он скажет правду откуда взял оружие. А поскольку весь караул был обречен на дисциплинарное наказание, а офицеры на понижение в звании в связи с данным инцедентом, солдат согласился расказать если и караулу и начкару тоже ничего не вынесут.

Командарм согласился и они ушли на беседу "с глазу на глаз". После разговора генерал вылетел и отправил всех срочно на другие склады, в пяти километрах от наших...

История такова.

Часовой проснулся от шума закрываемой калитки. То удалялись разводящий и какой-то хмырь с его автоматом. Сначала он охренел от наглости, а потом все сменилось безысходностью и он решил повесится.

Но вешаться было особо негде, да и не на чем (увы, но солдатский брючной ремень не такой уж и длинный). Тут ему пришла в голову гениальная мысль: если спал я, то по всей вероятности спит и другой часовой. Подставлять свой караул не хотелось и поэтому он рванул к другим складам. Там стоял караул от другой воинской части и о "родившемся" чудесным образом новом автомате в соседней караулке даже не подозревали.

Проникнув на пост, он выкрал у мирно спящего часового автомат и галопом рванул обратно. Только он забрался на вышку пришло время смены. И вот, когда все тот же хмырь появился на посту, он, вспомнив о наглом его поведении, решил продрочить его посредством двух магазинов имеющегося боезапаса с мыслью полного пох.изма поскольку он все равно уже попал по-конски...

Генерал сдержал своё — никому не было ничего предъявлено, и более того, самому часовому за проявленую смекалку был предоставлен отпуск. Что же касаемо другого часового, то для него все тоже легко обошлось лишь гауптвахтой на несколько суток, поскольку огласке решили произошедшее не предавать.

А майор это рассказал к тому, что не надо относится к другому человеку как о возможно вероятном говне коим он вам кажется, поскольку "внутри каждого человека находится герой, которой лишь только со временем и к месту может выйти наружу не подозревая даже им самим о таковом", а тем более когда этот человек является твоим братом по оружию и семьёй по окопу.