Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Это преступление прогремело на всю страну. По данным следствия, 13-летнего ребенка забили до смерти, на теле девочки обнаружено 29 телесных повреждений. Перед судом предстали 67-летняя приемная мать Людмила Любимова, проживающие с ней Раиса Гусманова и Гузель Семенова.

----------------------<cut>----------------------

В ходе проверки выяснилось, что в православной общине Любимовой помимо ее родных детей в разное время проживали и другие несовершеннолетние. По версии следствия, они подвергались насилию и издевательствам. При этом следователи полагают, что факты насилия над детьми были известны и местным жителям, и органам местного самоуправления, и контролирующим органам.

«Мама развязала руки, когда она умерла»

Вчера, 14 марта, в Ростовском районном суде, состоялось заседание по делу об истязании сирот в религиозном приюте Мосейцево. На скамье подсудимых – три бабушки в платочках, с иконками и книжками на старо-славянском языке в руках. В чем же обвиняют этих набожных женщин?

Матушки из приюта заявили сразу – девочка просто упала с печки. Однако следователи не поверили этой версии. В ходе расследования дела всплыла и другая информация об издевательствах над сиротами.

Сейчас трое фигурантов дела находятся на скамье подсудимых.

По мосейцевскому делу проходят три бабушки «божий одуванчик»: одну из них, подсудимую Гусманову, обвинили в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть ребенка. По версии обвинения, она избила сироту до смерти. Прокуратура просит для нее 12 лет лишения свободы. Ее товарок Любимову и Семенову обвиняют в истязании. Гособвинение настаивает для них на пяти с половиной годах колонии.

Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Любимова — единственная фигурантка дела, отпущенная под подписку о невыезде

Ранее в суде зачитывали показания сирот. От них волосы на голове встают дыбом. Неужели на такие изощрения способны религиозные женщины? Щадя чувства читателей, приводим лишь несколько строк.

«Мне и моей сестре ... связывали руки за спину и говорили делать поклоны много раз. Когда она слегла, и мы перестали делать поклоны, привязывали нас к кровати, спали сидя».

«... вливали в рот кипяток за то, что она не ела горчицу. Раны от кипятка мазали горчицей, и мне тоже за спину полили кипяток».

«Когда ...слегла, имеется в виду в пятницу вечером, приехала Раиса и связала ей руки, и они у нее опухли и покраснели, и когда она плакала, ей в рот засунули тряпку. Мама развязала ей руки, когда она умерла. Ноги ей стали связывать, когда она сказала, что сбежит».

Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Подсудимые даже за решеткой оформили уголок с иконами

Суду предстоит выяснить, правдивы ли эти показания.

Тем временем приговор услышала еще одна приемная мать – Наталия Роговая, проживающая вместе с тремя приемными детьми в религиозном приюте Мосейцево. Она заставляла детей молиться. Если те отказывались, била их ремнем и скакалкой. Суд приговорил Роговую к семи тысячам рублей штрафа. Однако и это наказание женщине простили – в связи с истечением срока давности.

Пять адвокатов «матушек»

Теперь слово предоставили подсудимым. Бабули принесли в суд стенд, оформленный фотографиями приемных детей и заявили, что девочки росли в любви и достатке.

Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Любимова считает, что она спасла приемных девочек

Вчера, 14 марта, последнее слова должна была произнести Людмила Любимова. Она единственная находится под подпиской о невыезде – Любимову не стали арестовывать в силу преклонного возраста.

Однако слушания перенесли в связи с неявкой двух адвокатов одной из фигуранток. В суд пришли трое из пяти адвокатов.

При этом сторона гособвинения заявила, что неявка защитников – это искусственное затягивание судебного процесса.

Напомним, рассмотрение дела и ранее откладывалось из-за плохого самочувствия подсудимых.

– Умысла на срыв заседания нет,
– пояснила адвокат Валентина Шкуро. –
Причина неявки уважительная.

Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Книги читают на старо-славянском

Причина неявки защитников на суд оказалась банальна – юристы работали на другом суде.
Семенова:

«Если съемка будет, я завтра в суд не приду!»

Тем временем Людмила Любимова слово все-таки взяла. И направлено оно было против присутствия журналистов 76.ru.

– Я категорически возражаю против съемки,
– заявила она.
– Я в храм хожу. Я личность. Я человек. Сейчас нагнетается общественное мнение. Я воспитала детей, которых практически выбросили на помойку!

Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Адвокат подсудимых

Любимову охотно поддержала ее «коллега» Гузель Семенова. Женщина старательно прятала лицо, закутавшись шалью.

– Я нахожусь в СИЗО,
– говорила она тихим и тонким голосом.
– Уже сюда я приехала еле живая. Мое физическое и психическое состояние ухудшается из-за этих, которые снимают. Я из-за этих страданий завтра могу в суд не прийти! В СИЗО нас чуть не убивали. Сейчас я снова все это вспомнила. Я предупреждаю, если съемка будет, я завтра не приду. Их надо привлекать к уголовной ответственности. Они снимают человека без разрешения.

Стоит отметить, что журналисты 76.ru получили официальное согласие на съемку в зале суда от судьи.

Репортаж из зала суда по делу Мосейцево: «Я воспитала детей, которых выбросили на помойку!»

Подсудимых сажают в автозак

Напомним, виновность героев материала может признать только суд.

Елизавета Костишина