"Ангара" опять не взлетела.

Юбилейная – десятая по счету, попытка поднять в воздух новую российскую ракету-носитель «Ангара», вновь окончилась неудачей. Но проблема здесь, очевидно, не в конструкции ракеты, а в её изготовлении. Ракета отправлена на доработку.

----------------------<cut>----------------------

27 июня [2014 г.] должно было стать «светлым днем» российской космонавтики. В этот день с космодрома Плесецк должна была наконец-то подняться в воздух новая ракета-носитель «Ангара», которой многие чиновники предрекали судьбу главной «звезды» отечественной ракетно-космической индустрии. Трансляция старта велась в прямом в эфире, и за этим действием, по официальным сообщениям, пристально наблюдали из Москвы президент страны Владимир Путин, главный правительственный куратор российской ракетно-космической индустрии вице-премьер Дмитрий Рогозин, и министр обороны Сергей Шойгу.
Однако, триумфа не получилось. Автоматика отключила все системы обеспечения ракеты-носителя (РН) за три минуты до ее старта. Очевидно, что специалисты либо не нашли в короткое время точную причину сбоя, либо пришли к выводу о невозможности его устранения непосредственно на стартовом столе, поскольку старт РН «Ангара» на следующий, резервный день – 28 июня, тоже не состоялся. Новая дата пуска этой ракеты будет объявлена дополнительно. «Ракета-носитель будет снята со стартового комплекса, перевезена на техническую позицию, где будет проведен всесторонний анализ. После устранения замечаний новая дата пуска будет объявлена дополнительно» — сообщили РИА Новости в ГКНПЦ им Хруничева, который является головным разработчиком и производителем ракеты-носителя «Ангара».

Скандальная «звезда»

Ситуация с РН «Ангара» в какой-то степени отражает все то, что творилось в российской космонавтике последние 20 лет. Когда с распадом СССР единственный союзный космодром, с которого можно было эффективно запускать тяжелые ракеты типа «Протон», остался в Казахстане, руководство страны и отрасли сразу же озаботились созданием в России новой ракеты тяжелого класса, которая могла бы эффективно выводить полезные нагрузки с российских космодромов и, прежде всего, с северного Плесецка. И уже в 1994 году состоялся конкурс среди ведущих российских разработчиков ракет-носителей, который выиграл создатель «Протонов», «Рокотов», разгонных блоков типа «Бриз» государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева (ГКНПЦ им Хруничева). «Хруничевцы» предложили проект РН «Ангара» полезной нагрузкой 24,5 тонны, первая ступень которой работала бы не на ядовитом гептиле, как «Протон», а на керосине с окислителем в виде жидкого кислорода.
Однако, несколько лет спустя топ-менеджменту ГКНПЦ удалось убедить руководство «Росавиакосмоса» (так тогда называлось это ведомство) и Министерства обороны резко изменить концепцию «Ангары» и вместо одной тяжелой РН создать целое семейство ракет-носителей с массой полезной нагрузке от 1,5 до 35 тонн, которое бы, фактически, заняло все ниши космических запусков. И это волевое решение руководства «Росавиакосмоса» породило большой скандал в среде ракетостроителей России, поскольку решение сделать «Ангару» новой базовой ракетой России принималось без проведения конкурса и заседания Научно-технического совета отрасли (на котором этот проект был бы наверняка «зарублен»), а такие не менее значимые чем ГКНПЦ им Хруничева ракетные корпорации как РКК «Энергия» и ГГРЦ им Макеева, были исключены из числа соисполнителей проекта «Ангара». Не лучшие отношения у «хруничевцев» после этого стали складываться и с основным российским разработчиком и производителем ракет-носителей среднего класса «Союз» — самарским государственным космическим центром «ЦСКБ-Прогресс».
Однако, новая ракета-носитель «Ангара», за разработку и изготовление которой «хруничевцы» взялись 20 лет назад, не поднялась в воздух ни в 2005 году, как первоначально предполагало российское правительство, ни в 2007 году, ни в 2010. Более того. В 2010 году «Роскосмос», фактически, аннулировал результаты конкурса на разработку новой отечественной РН тяжелого класса от 1994 года, объявив новый конкурс, который выиграл «триумвират» в составе РКК «Энергия» и ГРЦ им Макеева во главе с «ЦСКБ-Прогресс». Эти ракетостроители обязались уже в 2015 году начать летно-конструкторские испытания РН «Рус-М» полезной нагрузкой 23,5 тонн ( с перспективой увеличения до 100 тонн) , а в 2018 году выполнить этой ракетой первый грузовой рейс с нового российского космодрома «Восточный».
Однако, с приходом к руководству Федеральным космическим агентством в 2011 года Владимира Поповкина (ныне покойного) ситуация с «Ангарой» вновь изменилась. Осенью 2011 года Поповкин, фактически, единолично убедил Совет безопасности России остановить работы по «Руси-М», и вновь вывел в приоритеты российской ракетно-космической отрасли работы по созданию комплекса «Ангара». Нынешний руководитель «Роскосмоса» Олег Остапенко, очевидно, также решил довести этот проект 20-летней давности, на который, как однажды сказал Владимир Поповкин, за это время было потрачено более 160 млрд руб, до какого-то логического конца. Поэтому в июне этого года легчайшая версия «Ангары» — «Ангара 1.2» полезной нагрузкой 1,5 тонн была наконец-то установлена на стартовый стол космодрома Плесецк. Если бы она взлетела, то это стало бы десятой попыткой ГКНПЦ им Хруничева поднять ее в воздух, начиная с 2005 года. Однако, и этот старт «Ангары» был отложен на неопределенное время.

Заглянем внутрь

Было бы крайне соблазнительно списать пока «нелетную» «Ангару» на ошибки конструкторов. Конструкция этого ракетного комплекса, действительно не очень типична для советско-российского ракетостроителя. В его основе – универсальный ракетный модуль, (УРМ) оснащенный кислородно-керосиновыми двигателями. В зависимости от требуемой грузоподъемности, ракету-носитель оснащают одним, двумя или, как в случае с «Ангарой-7» — семью УРМ-1. Однако, двигатель первой ступени – «энергомашевский» РД-191, вполне отработан и уже трижды успешно поднимал в воздух южнокорейскую РН Наро-1. Очевидно, причины «нелетности» новой, если так можно назвать эту двадцатилетнюю РН, российской ракеты нужно все же искать внутри управленческой и административной деятельности ГКНПЦ им Хруничева. А она такова, что ракеты-носители именно этого концерна в последние годы доставляют наибольшее число огорчений. По статистике, на 26 запусков «Союзов» производства «ЦСКБ-Прогресс» с октября 2010 года по весну 2014 года пришлась только одна авария. Но даже в этом случае ее причиной, по заключению комиссии, стала нештатная работа двигателя РД-0124, который изготавливается на воронежском КБ Химавтоматики и контроль над которым принадлежит ГКНПЦ им Хруничева. Статистика же летных происшествий с «Протонами» — основными РН, выпускаемыми «хруничевцами», куда более печальна. На 35 запусков этих ракет, произошедших в последние 5 лет, аварийными стали шесть. Причем, причины, по которым падают «Протоны», порой шокируют специалистов, которые привыкли к тому, что на большинстве предприятий ракетно-космической отрасли до сих пор царит высочайшая культура производства. Причиной падения «Протона-М» в прошлом году с тремя спутниками «Глонасс-М» на борту, по мнению комиссии, стала неправильная установка датчиков угловых скоростей системы управления РН. Три из шести этих датчиков были установлены «вверх ногами», и, естественно, не могли выдавать верную информацию. Одна из причин этого (если исключить возможность злого умысла) – крайне сложное положение с кадрами на предприятиях ГКНПЦ им Хруничева. Как на днях выяснили «Известия», уровень заработной платы на заводе концерна в московских Филях и раньше был весьма незавидным по московским меркам. А проводимая нынешней весной руководством концерна «оптимизация» уменьшила и без того невысокие реальные доходы сотрудников ГКНПЦ им Хруничева. И все эти обстоятельства, очевидно, также сыграли свою роль в том, что «Ангара», которая в конце прошлой недели была установлена на стартовый стол в Плесецке, так и не полетела. «ЦСКБ-Прогресс» же, особо не афишируя это на публике, за последние несколько лет создал новую «легкую» версию РН «Союз» — «Союз 2 1.в» полезной нагрузкой до 3 тонн, и в конце прошлого года успешно запустил ее с того же Плесецка. Причем, работать на этом предприятии по-прежнему считается престижно и выгодно для самарцев. По словам заместителя генерального директора «ЦСКБ-Прогресс» Сергея Тюлевина, сейчас законтрактовано уже семь «легких» «Союзов» как для стартов как с Плесецка, так и с космодрома «Восточный». Однако, рынок запуска легких космических аппаратов таков, что на нем найдется место и для «Союзов», и для «Ангары». «Сегодня рынок запусков малых аппаратов весом до трех тонн достаточно емкий. Здесь найдется работа для всех носителей. И мы считаем, что в России в этих классах должны быть две ракеты-носителя, чтобы оперативно обеспечивать эти запуски» — завил зам главы «ЦСКБ-Прогресс» на международном авиационно-космическом салоне ILA-2014, который в конце мая прошел в Берлине.


Что я хотел добавить к этому материалу. То, что он показывает "технику пиления" в этой специфической области. Ну и ещё хотел обратить внимание на упоминание о зарплате работникам этих предприятий. И пусть вас не обманывает фраза, что "работать на "Прогрессе" престижно и выгодно для самарцев". По самарским меркам (а цены в Самаре как и в Москве), действительно, зарплаты уже хватает на еду. По сравнению с другими самарскими предприятиями, где зарплаты "ещё" хватает на еду. При этом надо учесть, что по "московским меркам" ... . Угу, и в свете негласной установки — "В регионах не платить больше, чем ползарплаты в Москве! Причем, не в смысле, "за ту же работу", а вообще, за любую работу не платить выше указанного потолка!
Конечно, исключения возможны. Но здесь речь о массовом явлении.