Член руководства движения «Талибан» Саид Мохаммад Акбар Ага: «История доказала, что Афганистан ближе к России, чем к Западу»

Наш спецкор Дарья Асламова встретилась в Кабуле с одним из лидеров афганских талибов [эксклюзив "КП"]

Член руководства движения «Талибан» Саид Мохаммад Акбар Ага

----------------------<cut>----------------------

Заменитый Саид Мохаммад Акбар Ага — один из лидеров «Талибана». По скудным сведениям из интернета, известно, что он в начале двухтысячных возглавлял отдельную «Мусульманскую армию Талибана»


Фото: Дарья АСЛАМОВА

ЯВКА В КАБУЛЕ

Окраина афганской столицы. Неприметная безлюдная улочка. Я выпрыгиваю из машины в кашу из грязи и снега и чуть не сваливаюсь в глубокую сточную канаву. Из-под моего черного платка предательски выбивается прядь красных волос. (Мои красные волосы — предмет охов и неодобрения афганских друзей: «Наши женщины волосы в такой цвет не красят. Твоя красная голова с головой же тебя выдает!»)

Из высоких ворот выбегает парень, и мы спешим за ним во двор. В доме нас встречают бородатые мужчины, которые что-то энергично и быстро объясняют моему переводчику Наджибулле. «Опоздали, — мрачно говорит Наджибулла. — ОН сменил дом. Для НЕГО слишком опасно в Кабуле. Но ничего, нас сейчас проводят к НЕМУ».

Снова высокие ворота. Дом, из комнат которого выбегают настороженные мужчины с автоматами в руках. Подросток с ошеломленным взглядом. Женщина! Белая! Иностранка! Я скидываю обувь, хотя в помещении царит ледяной холод. Воздух паром выходит у меня изо рта. Здесь точно нет женщин. Всюду следы солдатского постоя. Грязные ковры, отсутствие мебели, полная заброшенность. Это явочное место.

На втором этаже нас встречает невысокий крепкий мужчина лет за пятьдесят с окладистой черной бородой, в которой уже блестят серебряные нити. Он обнимается с Наджибуллой и укоризненно говорит: «Ты хочешь меня погубить. Ты же знаешь, как для меня опасно приезжать в Кабул». «Прости, брат. Но ЕЕ я бы точно не провез в зону племен. Во всяком случае, живой». «Значит, ее ты пожалел, а меня?» — с усмешкой спрашивает бородач.

Я чувствую на себе проницательный взгляд умных черных глаз. «Салам алейкум», — вежливо говорит бородач. «Валейкум ас-салам», — автоматически отвечаю я. Мы садимся на ковры перед чадящей газовой печкой. За окном смеркается. Я понимаю, что люди торопятся вернуться в зону племен, куда нет доступа ни американцам, ни правительственным войскам.

«МЫ ОБЕСПЕЧИМ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИЙСКИХ ГРАНИЦ»

Передо мной знаменитый Саид Мохаммад Акбар Ага, один из лидеров «Талибана». По скудным сведениям из интернета, известно, что он в начале двухтысячных возглавлял отдельную «Мусульманскую армию Талибана», куда ушла треть боевиков. В 2004 был схвачен американцами за похищение сотрудников ООН и приговорен к 16-летнему тюремному заключению. В 2009 его помиловал президент Карзай. Сейчас Акбар Ага — один из самых известных полевых командиров и влиятельных переговорщиков.

- Ходят слухи, что в движении «Талибан» есть раскол. Так ли это? — спрашиваю я.

- Действительно, после смерти муллы Омара талибы разделились на две основные части. Одна часть ушла под руку муллы Мансура, которого в прошлом году убили американцы. Другая часть — под руководство муллы Расула. Это был типичный племенной раскол. Сейчас, когда главой талибов избран Ахундзада, пуштун из племени нурзай, все командиры вернулись под его крыло, и сейчас мы одно движение. У нас нет расхождений в идеологии. Отделились только шиитские группировки по религиозным соображениям. В совокупности «Талибан» — это единое движение и одно мировоззрение.

Член руководства движения «Талибан» Саид Мохаммад Акбар Ага

Мулла Омар — основатель движения Талибан

- И даже включает в себя «Сеть Хаккани»? («Сеть Хаккани» — террористическая организация, даже среди талибов известная своей жестокостью. По слухам, создана и контролируется Пакистаном, хотя официальный Пакистан это отрицает. — Авт.)

- Конечно. После смерти ее основателя Джалалуддина Хаккани группировку возглавил его сын Сираджуддин. Теперь он стал заместителем главы «Талибан» Ахундзады, что лишний раз доказывает, что «Сеть Хаккани» входит в движение «Талибан».

- Верно ли, что между Россией и талибами существуют контакты?



- Это правда. Но мы, талибы, ищем прежде всего политических связей. Я подчеркиваю это. Если Россия будет помогать нам деньгами или оружием, это испортит ее отношения с афганским народом. В глазах афганцев это будет выглядеть отвратительно, мерзко. Я готов повторить это еще раз! Любая вооруженная помощь будет выглядеть как вмешательство во внутренние дела. А денежная...Что ж, деньги обязательно обратятся в оружие. Но мы хотим дружбы с Россией. Многие полевые командиры поддерживают эту идею. Она исчерпает ту ненависть и сгладит неприязнь, оставшуюся со времен советского вторжения. И принесет пользу России. Ведь до сих пор мы рассматриваем бывшие советские республики как границу с Россией, и мы можем обеспечить стабильность и безопасность этих границ.

Член руководства движения «Талибан» Саид Мохаммад Акбар Ага

Вход в гостиницу, где остановилась наш спецкорФото: Дарья АСЛАМОВАtrue_kpru

РУССКИЕ ЛУЧШЕ АМЕРИКАНЦЕВ

- Почему вы пошли на эти контакты?

- Люди, проживающие в среднеазиатском регионе, прекрасно понимают, что целью прихода американцев в Афганистан отнюдь не было обеспечение мира и покоя. И мы знаем, что Китай и Россия, две самые большие страны региона, очень волнуются о своей безопасности. Ведь под угрозой их будущее. Контакты движения «Талибан» с Китаем и Россией начались еще три года назад, но мы старались держать это в секрете. Только сейчас это выплыло наружу. Мы проводили переговоры и в Дохе, столице Катара, где у нас есть свое представительство, и в Арабских Эмиратах. Так же нас неоднократно приглашали в Россию.

- А вам не кажется странным, что «Талибан» и Россия, бывшие злейшие враги, внезапно ищут союза?

- Когда в Афганистан вошли советские войска, они стремились достичь военных и стратегических целей. Началась война. Русские вышли, а Афганистан остался один. После сюда вторглось НАТО во главе с США, и мы имели возможность сравнить американцев с русскими. Все, что делали США, было против наших национальных традиций. Мы вообще не могли их нормально воспринимать, — так, как когда-то часть населения восприняла советские войска. Вместе с американцами сюда вошли и другие страны НАТО и стали убивать наших людей. Когда Россия увидела, в каком положении находится Афганистан, и какую опасность это представляет для ее границ, то обе стороны забыли старые обиды. Теперь те люди, с которыми мы воевали, уже не враги, и мы готовы пожать друг другу руки против такого зла как Америка. Афганистан всегда имел прекрасные исторические отношения с российским народом. История доказала нам, что мы ближе к России и бывшим советским республикам, чем к Западу. Разумеется, у России свои стратегические цели, а у нас, талибов, свои. Но мы объединились, когда поняли, что Россия без помощи талибов, а талибы без помощи России, не могут добиться мира в Афганистане. Именно на этой почве между нами возникли контакты, встречи и отношения.

С ПОМОЩЬЮ ИГИЛ ЗАПАД УГРОЖАЕТ РОССИИ

- Насколько опасен в Афганистане ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. — Ред.)?

- Как, я уверен, вы знаете, ИГИЛ впервые появилось в Ираке и создала его Америка для достижения своих целей. Это каждому ясно. В Ираке во времена Хусейна была власть суннитов. Американцы свергли Саддама Хусейна и натравили суннитов против шиитов, и наоборот. Они специально дали всю полноту власти шиитам, чтобы столкнуть их с суннитами. Вечная политика «разделяй и властвуй». До этого в Ираке все жили мирно и спокойно. Ту же ситуацию мы наблюдаем в Сирии. Хотя в Сирии почти 80 процентов суннитов, но власть принадлежала шиитскому меньшинству. И при этом все жили в мире. Главная задача Запада состояла в том, чтобы поссорить шиитов и суннитов и втянуть их в войну. Американцы вычислили главную слабость арабских народов и смогли из арабов-суннитов в Сирии и Ираке завербовать недовольных и дали им название ИГИЛ. И поставили перед ними главную цель: ваши враги — шииты, убивайте их. А в Афганистане таких проблем между шиитами и суннитами никогда не было и не будет.

Член руководства движения «Талибан» Саид Мохаммад Акбар Ага


Американцы натравили суннитов против шиитов, и наоборот. Вечная политика «разделяй и властвуй». До этого в Ираке все жили мирно и спокойно

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН true_kpru

Из чего же сделан местный ИГИЛ? Из иностранных наемников. Киргизы, узбеки, казахи, таджики из Таджикистана, граждане России. К ним добавили арабов, а также недовольных ребят из «Талибана» (им там предлагают большие зарплаты). Вообще была поставлена задача со временем перекрасить «Талибан» в ИГИЛ. Но у западников этот фокус не прошел. Они намеревались создать здесь ИГИЛ, и этим наемническим движением бить Среднюю Азию, взять ее под свое влияние, дестабилизировать ситуацию и создать угрозу для границ России.

- Многие афганцы уверены, что если в Ираке ИГИЛ был создан американцами, то здесь, в Афганистане, эта террористическая организация финансируется и продвигается пакистанской спецслужбой ISI.

- Я не думаю, что на сто процентов это дело рук ISI. Я не думаю, что сам по себе Пакистан способен вооружить и финансировать такую группировку как ИГИЛ. Естественно, за пакистанцами должен стоять кто-то посерьезней. Пакистанцы могут быть лишь посредниками. Но у меня нет доказательств. Я думаю, что такая страна как Россия, быстро выяснит, кто здесь, в Афганистане, реально поддерживает ИГИЛ.

- Местные газеты очень много пишут против России. Нас упрекают не только в контактах с талибами, но прежде всего в неожиданном союзе с Пакистаном, главным врагом Афганистана. Недавно состоялась конференция по Афганистану, где главные вопросы обсуждали три страны — Россия, Китай и Пакистан. Не совершаем ли мы ошибку, включая в это политическое уравнение Пакистан?

- Эта конференция прежде всего против вмешательства Запада в дела Афганистана. Такие страны, как Китай, Иран, Россия, обеспокоены, а они здесь не просто соседи, но и хозяева этого региона. Они не потерпят вмешательства чужих. А вот американцы здесь чужие, они приехали из-за океана. Они вообще не имели права сюда приезжать. Кто они такие? Не сегодня, так завтра, против американцев возникнет союз с тем, чтобы их выгнать отсюда. И это право России во имя своей безопасности заключать союзы с кем угодно и кого угодно приглашать на конференцию. Россия здесь полностью права.

* * *

За окном уже стемнело. Я вижу, что мой собеседник обеспокоен. Ему и его людям предстоит долгий и крайне опасный путь домой. «Мне очень жаль, что вы не у меня в доме, — любезно говорит Акбар Ага. — Мои женщины могли бы угостить вас и достойно поухаживать за вами. Буду рад видеть вас в гостях. А сейчас уже наступает время молитвы».

Он разрешает сфотографировать его в знак доказательства нашей встречи. (Вообще, талибы очень не любят фотографироваться.) Уходя, я оборачиваюсь и вижу, как Акбар Ага раскладывает коврик для молитвы. Наверное, на всю жизнь я запомню его сосредоточенное, отрешенное лицо, когда он готовился вознести молитвы Богу.