Городские мегавойны. (часть 1)

Польша. Варшава. Старый город. 1945 год

Ничего не меняется. Люди готовы по-прежнему резать друг другу глотки несмотря на моря пролитой крови...

----------------------<cut>----------------------

Городские мегавойны. (часть 1)

Сирия. Холмс. Центр. 2013 год

Итак, начнем.
Часть 1

Можно утверждать, что стратегическое значение городов в конфликтах не является новой концепцией. Исторически города служили защитой для населения, которое проживало внутри его стен, тогда как сражения происходили вне стен города или на его крепостных валах.

После того как атакующая армия успешно разрушала городские стены или население сдавалось после нескольких лет голода и болезней, вызванных осадой, противник входил в город, забирал всё, что хотел или в чём нуждался, и затем либо разрушал этот населенный пункт, либо вновь двигался дальше в ходе своей более крупной военной кампании. Ряд исторических битв способствовал формированию общепринятому мнению, что военные операции против городов составляют неотъемлемую часть большой стратегии. К известным примерам можно отнести падение Константинополя, столицы Византийской империи, который был захвачен Оттоманской империей в мае 1453 года; длившуюся один год (1854-1855) осаду Севастополя во время Крымской войны, когда союзные силы Франции, Оттоманской империи, Сардинии и Великобритании захватили и удерживали этот город; а в наше время осаду сначала подразделениями Югославской Народной Армии, а затем Армией Республики Сербской города Сараево, столицы Боснии и Герцеговины, длившуюся с апреля 1992 по февраль 1996 года (см ниже).

Фредерик Шамо и полковник Пьер Сантони в своей книге «Последнее поле битвы: сражение и победа в городе», опубликованной в 2016 году пишут: «Города окружались, обстреливались, удушались голодом, затем разграблялись и разрушались, но в подавляющем большинстве случаев город не становился театром боевых действий». Только накануне Второй мировой войны, во время гражданской войны в Испании, шедшей с 1936 по 1939 год, театр военных действий переместился в центр столицы страны. Героическая оборона Мадрида длилась с 8 ноября 1936 по 28 марта 1939 года, когда республиканские силы мужественно отбивали атаки националистов генерала Франсиско Франко.

Города и войны

Генерал Франко верил что, взять Мадрид можно будет всего за несколько дней и таким образом послать мощный сигнал своим противникам и зарубежным союзникам (прежде всего Италии и Германии). Его армии провели первую атаку на оплот республиканцев 29 октября 1936 года. Впрочем, гораздо лучше подготовленные к боевым действиям скорее на открытых пространствах, чем на городских улицах, националисты следующие три года не раз вынуждены были отступать под натиском республиканцев, которые с выгодой для себя использовали географию столицы. В конечном счете, Мадрид пал в 1939 году, но это случилось скорее в результате череды поражений республиканцев по всей стране, а не благодаря искусной тактике националистов. На протяжении всей Гражданской войны этот город сохранял символическое значение: с 1936 по 1939 год он служил примером сопротивления республиканцев, тогда как в 1939 году он стал символом победы и мощи националистов. «После Гражданской войны в Испании город стал основным полем битвы, поскольку олицетворял собой центр власти», — сказал Сантони в одном из интервью. Он не только является соавтором книги «Последнее поле битвы», но и с 2012 по 2014 год был командиром Учебного центра CENZUB по отработке боевых действий в городе, расположенного на северо-востоке Франции (см. в след. части). Во Вторую мировую войну произошло несколько решающих битв в городах, включая разгром фашистов под Сталинградом в феврале 1943 года. После осады Будапешта, длившейся с декабря 1944 по февраль 1945 года, город был освобожден Красной армией и ее румынскими союзниками от немецких и венгерских оккупантов. Пожалуй, самым известным сражением за всю войну стала битва за Берлин, длившаяся с 16 апреля по 2 мая 1945 года, когда Красная армия нанесла сокрушительный удар по нацистскому режиму.

Если во время Второй мировой войны города главным образом становились полем битвы для воюющих между собой стран, то после нее проявилась новая тенденция. После окончания этой самой кровопролитной войны в истории человечества, в 50-80-е годы по миру прокатилась волна гражданских войн и войн за независимость, которые стали следствием распада колониальных империй Бельгии, Франции, Нидерландов, Португалии н Великобритании и ожесточенной борьбы между Восточным и Западным блоками за вовлечение в сферу своего влияния вновь образовавшихся государств. По мнению Сантони, «в ходе этих войн за независимость, происходивших в Африке и Азии, западные армии столкнулись с новым противником, который понимал, что знание города является ключевым преимуществом против врага с лучшими возможностями».

Городские мегавойны. (часть 1)

Сегодня вооруженные силы все чаще и чаще принимают участие в боевых действиях в населенных пунктах, как например, эта боевая операция американцев в иракском городе Мосул в 2003 году

По утверждению авторов книги «Последнее поле битвы», ярким примером этой тенденции стала битва за город Хюэ в центральном Вьетнаме с января по март 1968 года, произошедшая во время неприкрытой американской интервенции в эту страну с 1965 по 1975 годы. В январе 1968 года город, который защищали американские армия и Корпус морской пехоты и южновьетнамская армия, пал под натиском повстанцев Вьетконга и армии Северного Вьетнама. Эта неожиданная атака была проведена во время крупного Тетского наступления, начатого 30 января Вьетконгом и армией Северного Вьетнама против армии Южного Вьетнама и американцев. За несколько часов вьетконговцы заняли все ключевые пункты в городе, правительственные здания и храмы, и подняли на них свои флаги. Лишь после трех месяцев кровопролитных боев американская армия, морская пехота и армия Южного Вьетнама вернули этот город под свой контроль. С таким трудом давшаяся победа объяснялась двумя причинами. Во-первых, изначально американцы и их союзники-вьетнамцы не желали разрушать некоторые здания, в которых прятались вьетконговские солдаты, включая буддистские рамы и императорской дворец. Это позволило вьетконговцам продолжать снабжение своих сил и удерживать свои позиции. Во-вторых, в то время как Вьетконг показывал большую решимость и сильные организационные способности, включая организацию оборонительных периметров вокруг своих зон, американцы и южные вьетнамцы имели проблемы с координацией своих действий. Характер сражения в городе требовал, чтобы разные батальоны действовали и атаковали с различных направлений, а это осложняло связь между ними, таким образом, каждый батальон вынужден был, по большей части, полагаться только на себя. Положение в корне изменилось, когда американцы с вьетнамцами перегруппировались и получили поддержку тяжелой артиллерии и авиации, после этого они смогли развить успех, выбили противника из города и вернули контроль над ним.

Опыт, полученный в битве за Хюэ и других сражениях, ведшихся Соединенными Штатами после Второй мировой войны, был отражен при разработке «Руководства по боевым действиям на городской территории (БДГТ)», выпущенном для американской армии в 1979 году. Во введении к нему сказано: «Боевые операции в городе могут проводиться для того, чтобы воспользоваться стратегическим или тактическим преимуществом, которое дает владение или контроль конкретного городского района, или не дать противнику воспользоваться этим преимуществом». Как показывает опыт сражений за Мадрид или битвы за Берлин, и как справедливо отмечается в Руководстве, то, что происходит в городе «может дать решающие психологические преимущества, которые зачастую определяют успех или неудачу более крупного конфликта».

Города и солдаты

Окончание Холодной войны в 1991 году ознаменовало собой новый переломный момент для города в контексте военных действий. Страны, боровшиеся и получившие независимость в ту эпоху благодаря поддержке своих американских и советских союзников, внезапно остались предоставленными сами себе. Они имели слабые политические институты и одновременно вынуждены были справляться с экономическими проблемами, обусловленными, в том числе, и процессом глобализации. Таким образом, и это хорошо видно на примере конфликта на Балканах, города не только стали пространством, где глобализация вступила в противоречие с местными ожиданиям и потребностям; они также постепенно становились главными оплотами той части гражданского общества, которая отвергала и противостояла государственному аппарату, не отвечавшему этим ожиданиям и потребностям.

Как следствие, в 90-е годы прокатилась волна новых войн, где города стали театрами кровавых конфликтов между лишенным экономических и/или политических прав гражданским населением и противостоящими ему носителями власти. Поэтому не удивительно, что эпоха после окончания Холодной войны стала свидетелем военных операций, все чаще реализуемых в форме интервенции Запада, целью которых было прекращение конфликтов и навязывание условий, способствующих миру и постконфликтному восстановлению. Эти новые миссии включали совершенно новый набор сложных задач, которые необходимо было решать при проведении военных операций, в том числе и в крупных городах. Пример Республики Босния и Герцеговина, в частности осада ее столицы Сараево, является лишним тому свидетельством.

Оставим за рамками статьи подробное обсуждение факторов, стоящих за развалом Югославии в конце 80-х-начале 90-х годов. Тем не менее, не касаясь частностей, потребность этнически неоднородного населения Югославии в более широкой автономии в сочетании с неудовлетворенностью правительства в Белграде некоторыми элементами югославского государственного устройства ускорили постепенный развал страны. Составляющей частью этого распада стала Боснийская война, начавшаяся в апреле 1992 года, в которой Республики Босния и Герцеговина, Хорватия и Хорватская республика Герцег-Босна выступили против Республики Сербская Краина, вооруженных сил Югославии и Республики Сербской. Война, бушевавшая в Боснии и Герцеговине до декабря 1995 года, возможно, стала одной из самых позорных страниц новейшей европейской истории из-за возвращения массовых захоронений, этнических чисток и концентрационных лагерей через 50 лет после окончания Второй мировой войны, которая казалось бы должна была навечно привить европейцам стойкое отвращение к подобного рода проявлениям человеконенавистничества. Она также запомнилась осадой войсками Республики Сербской столицы Сараево, продолжавшейся три года и закончившейся только в сентябре 1995 года, когда воздушные бомбардировки авиацией НАТО, начавшиеся в августе 1995 года в рамках операции «Обдуманная сила», серьезно ослабили боеспособность боснийских сербов.

За три с половиной года осады один из широких центральных проспектов Сараева «Змея из Боснии» получил прозвище «Аллея снайперов». Возвышенности вокруг города и высотные здания вдоль самой улицы создавали выгодные условия для ведения снайперского огня. Стрелки из армии боснийских сербов, размещавшиеся на крышах зданий, регулярно отстреливали ничего не подозревающих жертв, не только гражданских, но также и миротворцев ООН, развернутых с 1992 года в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Помимо других задач миротворцы ООН должны были защищать зоны безопасности, организованные для защиты гражданского населения, и Сараево был одной из таких зон.

По мнению Сантони, «Конфликты в городах длятся гораздо дольше, чем на открытой местности. Не только потому, что новые правила ведения боевых действий диктуют то, что население должно быть защищено любой ценой, но также потому, что городская среда со всеми ее возможностям проведения неожиданных атак, которые она предоставляет «местным бойцам», нейтрализует преимущества современных технологий, доступных западным армиям». От них также требуется нешуточное умение балансировать между различными ситуациями или требованиями. Согласно книге «Последнее поле битвы», «подразделения, участвующие в городском бою, должны быть способны владеть все спектром операций, от нелетальных операций по противодействию массовым беспорядкам до ожесточенных перестрелок с повстанцами». Нынешние военные операции по освобождению города Мосул от группировки Исламское государство (ИГ, запрещено в РФ) с участием иракских вооруженных сил, союзного ополчения, курдских формирований и международной коалиции под командованием США, получившие общее название Операция «QADIMUM YA NAYNAWA» («Мы идем в Ниневию», отсылка к губернаторству Ниневия; иракская провинция в предместьях Мосула), которая началась 16 октября 2016 года, полностью подтверждают вышеприведенную цитату из книги.

Городские мегавойны. (часть 1)

Во время осады Сараева с 1992 по 1995 год улица «Змея из Боснии» получила прозвище «Аллея снайперов», так как боснийские сербские стрелки стреляли по людям, появлявшимся на ней, без разбора

Руководства по боевым действиям на городской территории

Департамент ООН по экономическим и социальным вопросам в своей доработанной публикации от 2014 года «Перспективы мировой урбанизации» заявил: «Планета прошла через процесс быстрой урбанизации за последние 60 лет... В 2014 году 54 процента населения Земли жили в городах. Рост городского населения, как ожидается, продолжится и к 2050 году треть населения (34 процента) будет жить в сельской местности и две трети в городах (66 процентов). В середине двадцатого века было все наоборот, только треть населения жила в городах, а остальные в сельской местности». Поскольку рост городов, представляющих собой центры борьбы за экономическое, политическое и культурное влияние, продолжится, они будут оставаться ключевым определяющим фактором в каждом конфликте, который вспыхнет в результате этой борьбы.

По мнению военного советника в компании Tales генерала Алэна Букэна, «В настоящее время существуют четыре сценария военного присутствия в городах: поддержка национальных сил безопасности, например, присутствие 10000 французских военных на национальной территории с того момента, когда ИГ совершило акты политического насилия в Париже в 2015 году; контроль городской зоны, например, миротворческая миссия французской армии в южной части Мали; внешние противоповстанческие операции, как например, операции ООН в столице Сомали Могадишо в 1993 году; и отбитие города у противника, как это недавно произошло с иракским Мосулом». По определению НАТО, эти операции называются Fighting in Built-Up Areas (Боевые действия в застроенных районах). Доклад этой организации «Городские операции в 2020 году», опубликованный в 2003 году, определяет их как «военная и другая активность в районе операции, чьими определяющими характеристиками являются искусственные сооружения, соответствующая городская инфраструктура и гражданское население». В США эти операции известны под аббревиатурой MOUT (Military Operations in Urban Terrain — Боевые Действия на Городской Территории или БДГТ). Доктринальный руководящий документ «Military Operations in Urbanised Terrain», опубликованный в мае 2016 года, определяет их так: «Все военные действия, планируемые и проводимые на топографически сложной местности и прилегающих территориях, где преобладают искусственные сооружения. БДГТ включают бой в городах, то есть боевые действия за каждую улицу и каждый дом в крупных и малых городах». Для этой публикации выбран термин БДГТ в качестве, пожалуй, более широкой концепции.

Сражения в каньонах

Ключевая особенность боевых действий на городской территории (БДГТ) заключается в том, что городской рельеф со всеми его сложностями изменил соотношение сил, так как теперь победа уже совсем необязательно должна принадлежать воюющей стороне с самыми смертоносными и технологически продвинутыми возможностями.

По словам полковника Сантони, превосходство в БДГТ — это, прежде всего, вопрос обладания или приобретения как можно более глубокого понимания городского пространства. Фактически, полная решимости повстанческая группа с превосходным знанием городского пространства сможет сражаться на равных с солдатами, имеющими наилучшие возможности, но слабо владеющими обстановкой.

В исследовании консалтинговой фирмы Roland Berger, опубликованном в 2015 году, говорится, что за последнее десятилетие произошло сокращение личного состава НАТО на треть. Как пишут в своей книге Шамо и Сантони, «Западные армии, участвующие в БДГТ, постепенно приходят к пониманию того факта, что не только современные технологии определяют успех. Решающим фактором в БДГТ также будет количество рядовых и командиров и качество их подготовки». Следовательно, соответствующая боевая подготовка и тщательное стратегическое и тактическое планирование несомненно будут способствовать повышению шансов на успех в БДГТ.

Туннельный эффект

Одна из ключевых характеристик городского пространства заключается в том, что оно очень замкнутое. Множество улиц, небольших переулков, пересечений и высоких зданий предоставляют оппонентам множество возможностей для засад. Это может серьезно дезориентировать солдата, который не очень хорошо знает район, или того, кто не готов к такой тактике противника. В очерке, опубликованном в 2012 году во французском магазине «История и стратегия» и озаглавленном «Три характеристики городских операций», поясняется: «Чувство изолированности, создаваемое наличием зданий, ограничивает перемещения подразделений, направляя их по улицам и другим проходам, что позволяет противнику, находящемуся в обороне, в определенной степени прогнозировать их перемещения».

В своей книге Шамо и Сантони называют это «туннельным эффектом», утверждая, что «улицы убивают». «Туннельный эффект» оказывает особо сильный психологический эффект на отдельных солдат, которые внезапно чувствуют, что в любой момент могут стать легкой целью. Последствия, связанные с тем, что солдат быстрее устает из-за стрессового пространства, должны вызывать серьезное беспокойство и приниматься во внимание во время обучения, а также при оперативной и тактической подготовке к БДГТ.

Наконец, часто бывает, что очень узкие улицы не позволяют маневрировать боевым машинам, а это затрудняет поддержку пехоты этими машинами, способными обеспечить дополнительную защиту. Действительно, огневая мощь, которую, как правило, могут предоставить эти машины, упрощает нейтрализацию противника в районе, окружающем подразделения. Без подобной поддержки эти же подразделения оказываются незащищенными от потенциальных угроз и внезапных атак. Тем не менее, современные правила ведения боевых действий, появившиеся после окончания Холодной войны, требуют от НАТО минимизации косвенных потерь среди гражданского населения и урона гражданской инфраструктуре, что может также ограничивать применение боевой техники во время БДГТ.

Городские мегавойны. (часть 1)

Городские мегавойны. (часть 1)

Городские мегавойны. (часть 1)

Города представляют собой комплексное пространство, включающее в себя различные типы городской застройки. На полигоне французской армии CENZUB деревня Жефрекур имеет всю необходимую инфраструктуру

3Д-видение

БДГТ еще больше осложняются трехмерностью городского пространства. Здесь важно уже не только то, что могут видеть отдельные солдаты в своем поле зрения, но и то, что находится внутри зданий, на них или под ними. Как показал опыт Сараева, снайперы могут прятаться в любом месте, начиная с окна и кончая крышей здания. Подобным же образом противник может прятаться в многочисленных подземных проходах, например канализационной системе или туннеле метро, которые являются частью городского пространства.

Оборудование, которое в настоящее время имеется в распоряжении армий многих стран, пока не способно полностью помочь солдатам в задачах подготовки к подобным сложным условиям. Карты, которыми солдаты пользуются во время тренировок и боевой подготовки, являются только двухмерными. Например, они не дают какой-либо информации касательно высоты зданий, окружающих улицу, которую подразделение намерено взять, они не дают информации о возможном наличии подземных проходов. Однако подземные проходы быстро становятся основным средством для тех, кто знает об их существовании. В доктринальном документе Корпуса морской пехоты «Руководство по боевым действиям на городской территории» говорится: «Оба, и атакующий и защищающийся, могут использовать подземные проходы для попадания в тыл и во фланг врага. Эти проходы также упрощают организацию засад, проведение контратак и проникновение в тыл противника». Например, во время сражения за немецкий город Ахен в октябре 1944 года немецкие войска регулярно использовали подземные проходы, внезапно появляясь позади американских солдат и без труда нанося им большие потери. Подобные туннели могут использоваться также для хранения боеприпасов, что позволяет при ведении БДГТ получить еще одно преимущество перед противостоящими силами, которые могут испытывать значительные трудности при снабжении своих подразделений.

Городские мегавойны. (часть 1)

В БДГТ военные несут больше потерь, чем в боевых действиях на открытых пространствах, и поэтому во время боевой подготовки солдаты учатся быстро и эффективно эвакуировать пострадавших

Риски за исключением атак

В отличие от городов в доиндустриальном мире современные городские районы являются сложным средой, состоящей из различных зон. Центр города, являющийся общим элементом всех урбанизированных территорий, варьируется по своей структуре в соответствии с уровнем развития и архитектурной историей каждой страны, но имеет одну общую для всех черту — плотность населения и интенсивность транспортных потоков. Городские улицы в центре представляют собой преимущественно коммерческие кластеры, заполненные магазинами, ресторанами и офисами. Хотя опять же это варьируется от страны к стране, коммерческие кластеры обычно построены вокруг широких улиц для того, чтобы вместить большие группы людей и упростить трафик машин для доставки всякой всячины. За центром города располагаются основные периферийные районы, состоящие из улиц различной ширины, обставленных преимущественно жилыми домами. За основной периферией располагаются разрастающиеся жилые зоны, часто принимающие форму обширных густонаселенных бедных районов в развивающихся странах, тогда как в развитых странах эти зоны могут представлять собой просто районы новостроек, в которых живет постоянно растущее население. И последнее, но не менее важное, удаленные от центра промышленные районы, в общем и целом, состоят из скопления промышленных зданий.

Согласно уже упомянутому Руководству Корпуса морской пехоты, «Каждый из районов населенного пункта имеет отличительные характеристики, которые могут серьезно повлиять на планирование БДГТ». Густонаселенные районы, например центр города, в общем и целом, способны чаще провоцировать «туннельный эффект» и при этом существенно затрудняют доступ таких платформ поддержки, как например, основные боевые танки и бронемашины. Коммерческие кластеры, старые жилые районы и новые микрорайоны и трущобы (в развивающихся странах) больше подходят для проезда таких машин и зачастую представляют собой идеальные пути для приближения к центральным районам города и постепенного захвата городской территории. Удаленные промышленные районы, однако, могут стать большой проблемой из-за того, что часто в них находятся здания с опасными материалами, например, с газом или химическими веществами. Как отмечается в упомянутом выше очерке «Три характеристики городских операций», риски, которые несут эти промышленные районы, известны в западной тактике под аббревиатурой ROTA (Risks Other Than Attacks, Риски за исключением атак).

Продолжение следует...

Автор: Николай Антонов